Ultima Forsan

Размер шрифта: - +

Эпилог.

Инквизитор Фюрстенберг чем-то неуловимо напоминал прелата Лафрамбуаза, хотя по внешности этого сказать было никак нельзя. Высокий, какой-то весь узкий, словно и не человек, а клинок меча, Фюрстенберг предпочитал, чтобы его длинную фамилию сокращали до короткого Фюрст. И дело было вовсе не в тщеславии,[1] нет, просто он не любил лишних слов, сразу переходя к делу.

Одевался он крайне аскетично, и аскетизм его был не показной, а самый настоящий. Фюрстенберг не пил ничего кроме ключевой воды и пищу предпочитал простую, хотя и сытную. В нынешнюю нашу встречу поверх платья, которое не всякий дворянин из небогатых надел бы, Фюрстенберг был облачён в багровую мантию инквизитора, украшенную вышитым серебром распятием. Это одеяние ему пришлось явно не по душе, и он чувствовал себя в нём неуютно.

- Проходите, Рейнар, - велел он мне. – У меня много дел на сегодня, так что давайте с вами покончим как можно скорее.

- Звучит зловеще, - заметил я.

- Отчего? – не понял меня Фюрстенберг. Его почти бесцветные брови сошлись на костистой переносице. Однако он, видимо, быстро понял, в чем дело, и кивнул. – Нет, - сказал он, - опасаться вам ничего не стоит. Я внимательно ознакомился с протоколом вашего допроса, и склонен признать вашу работу в Шварцвальде удовлетворительной. Вы сделали всё, что могли, и большего требовать от вас – глупо.

Эти слова прозвучали бы оскорблением, произнеси их кто-нибудь другой, но только не Фюрстенберг. Он лично провёл мои первые допросы, где обошлось без таких традиционных для инквизиции методов, как пытка огнём или водой. Он слушал внимательно всё, что я говорил, и по виду его было совершенно неясно – верил он мне или нет. Секретарь скрипел пером, записывая каждое моё слово, Фюрстенберг изредка задавал уточняющие вопросы. Он не пытался с их помощью запутать меня или поймать на лжи – он просто сухим тоном уточнял интересующие его детали. И даже если я не мог пояснить чего-либо, просто кивал, давая мне знак говорить дальше. Потом и вовсе перестал ходить на допросы и его сменил мрачного вида официал[2] с серебряным перстнем на пальце. Тот ограничивался общими вопросами, иногда прося уточнить что-то из прошлых моих допросов. Ответы мои писарь заносил в отдельные протоколы.

- Кстати, а кто тот важный здоровяк, что вышел из вашего кабинета?

Я обратил внимание на него в основном из-за впечатляющей внешности и привычки носить доспехи и оружие где бы то ни было. Покинувший кабинет инквизитора человек был выше меня почти на голову, однако казался ниже ростом из-за сутулости и широких плеч. Грубое лицо его пряталось в густой, отливающей сталью от обильной седины, бороде. Под просторным кафтаном он носил кожаную, укреплённую сталью на животе кирасу, а на голове кожаный чепец, какой обычно надевают под шлем. На поясе его висел длинный меч.

- Это новый вильдграф Шварцвальда, - ответил на мой вопрос Фюрстенберг. – Я давал ему необходимые инструкции, прежде чем он отбудет в свой феод.

Да уж, именно такой правитель и нужен разорённому прежним правлением феоду, где от порядка не осталось и памяти, а по дорогам бродят банды мародёров и грабителей из числа солдат, служивших прежнему вильдграфу. Хотя, если уж быть точным, то, скорее, Кожаному лицу. Почти каждый из капитанов его рейтар сейчас имел собственную ватагу, наводящую ужас на небольшие поселения. Даже Деточка сумел сплотить вокруг себя совсем уж отпетых головорезов, и его банда отличалась особой жестокостью.

- Его прозвали Кровавым бароном, - добавил инквизитор, - и не зря, стоит сказать, хотя титул он носил и не по праву. Он проявил себя при подавлении нескольких бунтов, и теперь в награду за заслуги император даровал ему свой феод.

Хорошая награда, надо сказать, но, видимо, Кровавый барон и такой был рад. Получить титул, пусть даже с таким феодом, уже совсем немало, за подобное многие горло готовы рвать кому угодно.

- Однако мы отвлеклись, - заметил Фюрстенберг. – В Шварцвальд вы вряд ли вернётесь в скором времени, так что лучше сосредоточьтесь на своём будущем, Рейнар.

Инквизитор был безупречно вежлив, аж не по себе становилось. Он даже на допросах ко мне исключительно на вы обращался.

- Моё будущее в ваших руках, - покачал головой я. – Раз я не в кандалах, и не в подвале, выходит, у вас есть на меня несколько иные планы.

- Ваша проницательность делает вам честь.

И ведь не поймёшь, издевается надо мной сейчас Фюрстенберг или говорит серьёзно. Крайне непонятная для меня личность, а потому опасен вдвойне.

- Для начала, взгляните на этот портрет.

Он вынул из ящика стола лист бумаги, на котором карандашом было набросано лицо мужчины, которое я узнал бы из тысячи. Со слегка пожелтевшего листа на меня глядел тот, кого мои прежние товарищи звали Господином.

- Вы узнаёте того, кто здесь изображён?

- Конечно, узнаю, - кивнул я. – Это опасный тиран, называющий себя Господином. Именно он поработил мою команду во время нисхождения скорби.

- Тогда познакомьтесь с ним снова, - сказал Фюрстенберг, - Мирча Дракулести – воевода короля Владислава Кана Венгерского, господарь Валахии и Трансильвании. А также консул в Тоскане и Южной Италии. Именно он станет вашей целью.

Так вот что имела в виду Гитана, когда говорила, что не стоит ввязываться в эти игры. Граф Ханнсегюнтер, скорее всего, метил в доверенные лица венгерского короля, а может, был направлен им в Шварцвальд с инспекцией действий подопечных этого Дракулести. Вот откуда посреди Империи взялись чёрные гусары во главе с венгерским графом, да ещё и с Абеле в придачу.

- Целью? – уточнил я.

- По просьбе инквизитора Тосканы, - пояснил Фюрстенберг, - вы должны будете собрать отряд и покончить с этим… - он замолчал на секунду, - существом. Однако прежде, конечно, вам надо раздобыть доказательства его деятельности. Сами понимаете, для конфликта с Венгрией одних ваших слов мало.



Борис Сапожников

Отредактировано: 24.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги
  • Историческое фэнтези Memento mori Борис Сапожников
    Бесплатно