Университет Чароплетства: Найди любовь, не потеряв себя

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

Рантар Асти

Рантар Асти направлялся на самую окраину Лестэйла, по пути осмысливая произошедшее. Злость в душе улеглась, и лишь слово абсурд полностью характеризовало ситуацию. Бабочка сама прилетела к нему, чтобы сгореть в пламени страсти, а после обвинила во всех грехах. Что ж он вынужден был признать – это очень по-женски: мужчина априори виноват. И неважно, что его околдовал фиолетовый мотылек, так доверчиво прижимающийся своим телом к нему. Мужчина стиснул зубы, вспомнив все округлости девушки, ее нежную светлую кожу и затуманенный взгляд, потом резко выдохнул. Даже холодный утренний ветер не смог затушить жар в крови и отрезвить ум.

– Если утро оказалось столь занимательным, то каким окажется день? – вслух произнес мужчина.

Его предположение стало пророческим. Вестник, отправленный Теодором Лепортом главой разведывательного отряда, запустил лавину событий, и она поглотила Рантара с головой. Дом, в который он целенаправленно шел, принадлежал торговцу известному тем, что в его лавке можно было всегда отыскать весьма специфические вещи – древние артефакты. Еще вначале Рантару следовало задуматься, откуда последователи Зогарда узнали, где спрятана «Кисть мертвеца». Зачем они так резво наняли воров?

Но нет же, он решал другую проблему. Новый указ Императора: «В целях повышения качества образования в высших магических заведениях ввести дополнительные часы боевой подготовки». Казалось бы, как его – преподавателя и наставника воинов это коснется? Боевые училища упразднили, теперь маги всех ветвей разрушения, должны получать образование только в университетах, на соответствующих факультетах.

Рантара Асти направили в одно из таких учреждений. Среди боевиков их брезгливо называли институтами благородных девиц, потому что ежегодно оттуда выпускались исключительно мирные магические специальности: артефакторы, зачарователи, провидцы, зельевары, алхимики, целители и прочая братия. Боевых магов всех направлений испокон веков выпускали закрытые училища. Каждый из учеников приносил клятву на крови, присягая на верность Карфаенской Империи, и служил ей до последнего вздоха. С мирных специализаций, коими так славились университеты, государство не требовало никаких клятв, но собирало ежегодный налог.

Мысли Рантара вновь потекли не в том направлении, перед глазами встала ночная проказница, что так соблазнительно изгибалась в его руках. В голове тут же всплыли воспоминания сладких стонов девушки со столь необычной внешностью.

– Проклятие! – выругался мужчина. Ведь в этом противоречивом мотыльке совершенно не чувствовалось фальши, она не играла и точно не была подарком одного из его врагов, как он предположил вначале. Кроме того, Рантар был уверен, что девушка точно знает, чего хочет. Та ее забавная разборка с пьяным наглецом в таверне показала – она не из робкого десятка. Проклятый вестник испортил ему отдых. Тряхнув головой, мужчина попытался сосредоточиться на деле.

Кисть мертвеца нашли не так давно у одного из коллекционеров. Естественно, что как только об этом узнали Вольные, артефакт выкрали. Теперь Асти шел по следам воров, и то, что попадалось ему на пути, не нравилось мужчине все сильнее. В воздухе веяло пеплом. Быть может, только он чувствовал, что кочевники вновь заключили сделку с одной из сущностей Пекла.

В доме торговца, куда привел его вестник, все встало на свои места. Изнутри сооружение походило на лавку мясника: все стены, пол и потолок заляпаны кровью, а в подвале на жертвенном алтаре лежали тела людей.

– Да, вы нашли их, – брезгливо перевернул одного из погибших Асти. – Вот только кто-то нашел их раньше.

И почему-то Асти не сомневался, что ученики Зогарда уже завладели «Кистью мертвеца» – весьма ценным и опасным артефактом.

 

Мартинити

Я ехала прочь из страшного города: обманчивого, фальшивого, как и все прелести ночной жизни - когда наутро после восторженной эйфории тебя с головой накрывает чувство усталости, бессилия и пустоты. Все счастье, весь восторг от праздного времяпровождения оборачивается в воспоминаниях пустым ярким фантиком, ничего не значащим в реальной, куда менее цветной, жизни.

Как я добралась до своей гостиницы, даже вспоминать было страшно. После ухода Асти словно все на свете пошло наперекосяк. Какая-то нелепая птица, и откуда только взялась, внезапно ополчилась против меня, вознамерившись заклевать за одной ей ведомые проступки. Может это своеобразное воплощение совести, которую я так беспечно позабыла на эту долгую ночь? Тряхнула головой, отгоняя глупую мысль.

Тем не менее, едва удалось от нее отбиться. И только лишь по счастливому стечению обстоятельств или благодаря милости богов, убегая от взбесившейся вороны, я оказалась совсем рядом с «Хитрой устрицей». Боги, какое же облегчение я испытала, осознавая, что не придется метаться по незнакомому городу и приставать к прохожим, в попытках разузнать местоположение своего временного жилья. Ненадолго, я даже забыла обо всех переживаниях, настолько напугала меня жуткая птица. Мысли сосредоточились лишь на том, как от нее отделаться. Странно, уже второе дикое животное на моем пути, не припомню, чтобы раньше сталкивалась с подобным.

Даже вода не смогла смыть гнетущее чувство, что поселилось в душе: горькое разочарование со смесью отчаяния и тоски. Сколько бы я не терла кожу, на ней оставался запах мужчины, которого я впервые так близко к себе подпустила. Благородный воин оказался лишь красивой картинкой, образом, скрывающим под собой неприглядную сущность. Ведь он мог и так завладеть вниманием любой понравившейся девушки или женщины, с его-то внешностью. Но нет, нужно обязательно совершить подлость. И почему мне встречаются одни негодяи?

Сын наместника, обладая и красотой, и положением в обществе, мог рассчитывать на благосклонность очень многих дам, но предпочел грубо напасть в подворотне на беззащитную девушку. Ненавижу! От ощущения, что меня использовали, хотелось завыть в голос, но я не позволила подобной слабости. Кроме того, от себя самой не убежишь, и стыдясь, я признавала, что мне понравилось быть с этим порочным мужчиной. Симпатия к нему не исчезла вместе с наведенным мороком, яркие ощущения по-прежнему будоражили тело, хоть сознание и пыталось воспротивиться. Стыд и непозволительное в данной ситуации чувство удовольствия, смешиваясь, отравляли меня изнутри. Я продолжала все сильнее тереть кожу, пытаясь избавиться от малейших следов присутствия Асти в своей жизни.



Таша Танари

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги