Усадьба

Размер шрифта: - +

Глава XI

—  О, Лидия, какой сюрприз! – радушно улыбнулась мне Лизавета Тихоновна на следующее утро. - Входите-входите!

Комната хозяйки была просторной, но сплошь заставленной разнообразными сундучками, ящиками и коробками – по правде сказать, здесь царил некоторый беспорядок. Будуар был погружен в полумрак, так как окна наглухо были закрыты пыльными портьерами – лишь несколько свечей на стенах и на столике, за которым сидела хозяйка, позволяли комнате не утонуть во тьме. А еще здесь остро пахло травами и пряностями, точно так же, как в комнате Максима Петровича, а вскоре я увидела и источник этого запаха – в углах и под потолком были развешаны пучки засохших трав и цветов.

—  Входите-входите, - повторила madame Эйвазова, - присаживайтесь сюда.

Она поднялась и убрала со стула напротив себя какие-то коробки и похлопала по подушке, показывая, что обивка хотя и пыльная, но вполне мягкая.

Я не стала придираться и села, а Лизавета Тихоновна уже устроилась на прежнем месте.

Было совсем раннее утро, еще даже к завтраку не звали, и, по-видимому, хозяйка только что проснулась: ее белокурые чуть вьющиеся волосы были расчесаны на прямой пробор и спускались на плечи, а сама она была одета лишь в ночную сорочку с накинутой поверх шалью. Массивные серьги из серебра и кольца, которые она обыкновенно носила, лежали на том же столе возле… - я на мгновение даже забыла, зачем пришла, - возле разложенных веером гадальных карт.

—  Простите, я, должно быть, вам помешала?.. – извинилась я.

Но Лизавета Тихоновна разглядывала меня с улыбкой и недовольной не выглядела:

—  Нет, не беспокойтесь, я уже закончила, - заверила она радушно. – Я прошу у вас прощения, Лида, за этот беспорядок: я редко принимаю гостей, увы. И прислугу сюда не допускаю, потому что – вы же видите… - она без капли смущения указала на свои богатства под потолком, - а Даша, наша горничная, крайне своевольная особа – она начинает все трогать, везде заглядывать – а трогать у меня ничего нельзя.

—  Вы сами собираете эти травы?

—  Разумеется, - легко ответила она, - мой муж тяжело болен, и я обязана сделать все, что в моих силах. Я не очень-то доверю докторам.

Я покивала понимающе. Но все не могла оторвать взгляд от ее карт: раза в два больше обыкновенных, игральных; какие-то были повернуты рубашкой, где на черном фоне были начертаны золотым сложные узоры, а три карты оказались выложены внутренней стороной вверх и изображали людей, совершающих непонятные мне действия. Я все не могла оторвать взгляд от одной: на черном с голубыми разводами фоне был изображен некто в черном плаще и с белым черепом вместо головы. Под рисунком было выведено по-французски «La morte[1]», и стояла римская цифра «XIII». Эта карта лежала совсем рядом с рукой Лизаветы Тихоновны, и та иногда прикасалась к ней пальцами, как будто совершенно безотчетно.

—  Какие старые карты, - вымолвила я невольно.

Они и впрямь были старыми – ужасно потертые, с заломленными краями и побледневшими рисунками.

—  Я думаю, им столько же лет, сколько и этому дому, - ответила madame Эйвазова. – Я и нашла их в доме, когда приехала сюда молодой женой Максима Петровича. Думаю, они принадлежали бывшей хозяйке усадьбы. Она была ведьмой, - Лизавета Тихоновна неожиданно улыбнулась уголками губ и добавила: - так говорят, по крайней мере.

—  И теперь ее дар перешел вам? – уточнила я на всякий случай.

—  Вы так думаете? - madame Эйвазова изумленно вскинула брови. – Если вас натолкнули на эту мысль мои травы, то хочу вам сказать, что на Руси издревле использовали снадобья на основе трав, и то, что это работает, признает даже современная медицина.

Я пожала плечами.

—  А что до карт… - продолжила Лизавета Тихоновна, - уж в этом точно нет ничего оккультного, уверяю вас. – С этими словами она, не глядя, собрала карты в одну колоду и начала неспешно их тасовать. – Когда я гляжу на эти карты или перебираю их в руках, то мысли мои приобретают стройный порядок, я могу полностью сосредоточиться на том, о чем думаю – а этого уже не мало, чтобы принять верное решение. А остальное – жизненный опыт и знание людских душ, - она улыбнулась широко и доверительно, - никакой мистики, как видите. Хотите я вам погадаю?

—  После того, как сами же развеяли всю таинственность вокруг ваших карт? – с улыбкой спросила я. – Нет, спасибо. У меня нет вопросов, на которые я не могла бы найти ответы сама.

Лизавета Тихоновна уважительно кивнула:

—  Завидую вам в таком случае, Лида. Зачем же вы тогда пришли сюда? Обычно, если кто и входит в мою комнату, то только для того, чтобы я погадала.

—  Просто я привыкла подниматься рано, - я добродушно улыбнулась, - и случайно узнала от горничной, что вы тоже не спите. Вчера в это же время я ушла прогуляться в парк, но… случилось одно неприятное событие: я встретила по дороге цыгана, вашего конюшего…

—  Он был груб с вами? – с долей беспокойства спросила Лизавета Тихоновна, и я поспешила ответить:



Анастасия Логинова

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться