Усадьба

Размер шрифта: - +

Глава XX

Кажется, уже не меньше получаса я бродила меж стволов сосен в отчаянных попытках найти Натали. Возможно, я уже сама заблудилась и не смогла бы отыскать дорогу назад, но меня гораздо больше беспокоило, что где-то здесь, в этом лесу, также бродит моя подруга – напуганная и замерзшая, которую я, по глупости своей и безрассудству, втянула в эту историю. И что совсем рядом с нею, возможно, находится женщина – то ли одержимая некой оккультной магией, то ли вовсе сумасшедшая. Которую Натали боится и считает ведьмой.

—  Натали! – снова позвала я, надрывая охрипшее от криков горло, но ответом мне была лишь мертвая тишина, которая уже сводила меня с ума.

Я в очередной раз споткнулась о какую-то корягу и ударила ногу столь сильно, что мне очень захотелось расплакаться – признать свое бессилие и сесть прямо здесь, чтобы просто ждать помощи. Однако мысль я эту почти сразу отогнала, тем более, что рассмотрела впереди довольно высокий пригорок – возможно, оттуда я увижу Натали.

Подругу я не увидела. С пригорка вела только одна дорога – узкая, едва намеченная тропка, которая терялась среди черных могильных крестов и потрескавшихся надгробий – тропка вела на деревенское кладбище. Как ни пыталась я мыслить трезво, но вид широко расстелившегося под пасмурным небом кладбища побуждал меня к единственному – как можно быстрее уйти прочь. Тотчас я метнулась в сторону, сделала шаг, но тут же обо что-то споткнулась – не удержала равновесие и опять упала коленями в рыхлую землю, усыпанную хвоей. Я начала торопливо подниматься, ругая себя за неуклюжесть и безнадежно испорченную уже юбку. Оперлась рукой о крупный камень и – только сейчас поняла, что это не просто камень, это могильный памятник с прибитой к нему медной табличкой.

Волна паники, вытесняющая остатки здравомыслия, заставила меня отшатнуться. Однако прежде чем я сумела подняться на ноги, кто-то схватил меня под руку чуть выше локтя и грубо, хотя и действенно помог подняться.

И снова я отшатнулась, отчаянно пытаясь вырваться – лишь секундой позже, взглянув в лицо моего спасителя, я остановилась и перевела дыхание:

—  Боже, как вы меня напугали, Андрей!..

Не менее ошарашено, чем я, он смотрел сейчас на памятный камень. Потом он перевел взгляд на меня и ухмыльнулся:

—  Не перестаю вам удивляться, Лиди: вы упали на заброшенную могилу, однако, напугал вас я.

—  Сомневаюсь, что это могила, кладбище находится дальше… - ответила я не очень уверенно, – быть может, родственники просто заменили камень на другой памятник, а этот выбросили в лес…

—  Да нет, - отозвался Андрей мрачно, - табличка-то медная, такими не разбрасываются.

Я взглянула на табличку еще раз и разглядела теперь немногословную надпись:

«Здѣсь въ 1865 погребено тѣло Софiи Самариной, род. 1837 въ Псковѣ».

Табличка действительно была медной, так что мне пришлось признать правоту Андрея. И я подумала даже, что табличка эта – удовольствие слишком дорогое для простых крестьян. Да и то, что похороненная здесь женщина была всего-то двадцати восьми лет, что могила находится вне кладбища и что увенчана памятником, а не крестом по православному обычаю – все это наводило меня на определенные мысли, отнюдь не светлые.

—  Позвольте, я уведу вас отсюда, Лиди, - сказал Андрей, видя, разумеется, мое смятение.

Я молча покорилась.

—  Андрей, прошу вас, помогите мне найти Натали, - вспомнила я о главном, едва мы покинули неприятное место.

—  С Натальей Максимовной все в порядке – Ильицкий обещал отвести ее домой.

—  Ильицкий? – переспросила я.

Он-то здесь откуда?

—  Да… я шел здесь, мимо деревни, и встретил сперва его, а потом и Наталью Максимовну. Она была страшно напугана и, также как вы сейчас, просила срочно отправиться на ваши поиски. С ней остался Евгений, а я  отправился искать вас. Зачем вы забрели так далеко, позвольте спросить?

Я же из этого рассказа вынесла, что с Натали, слава Богу, все в порядке, и что действительно забрались мы так далеко, что ближе уже оказалась деревня Масловка, а не дом.

* * *

Дождь снова начал накрапывать, но едва ли это беспокоило меня: мы с Андреем шли под руку все по тому же лесу, укрытые от посторонних любопытных глаз, и на душе моей становилось все спокойней и светлее. Причиной тому был, разумеется, Андрей. Что за глупость придумала Натали, будто я флиртовала с Ильицким? Даже вспоминать о нем не хочется.

—  А куда вы ходили в такой дождь, Андрей? – спросила я, отметив, что сегодня он не отличается ни разговорчивостью, ни хорошим настроением.

—  На почту – отправлял письмо для матушки и отца. Они очень волнуются о здоровье Максима Петровича.

—  И Евгений Иванович, верно, ходил на почту?

—  Не знаю, я не спрашивал.

—  Андрей, - заговорила я осторожно, - Натали мне рассказала, что вчера, после ужина, между вами и Евгением Ивановичем произошла ссора, – он не спешил мне возражать, а я безуспешно пыталась поймать его взгляд, - ведь ей это лишь показалось? Верно? Скажите мне, что вы по-прежнему являетесь друзьями с Ильицким.



Анастасия Логинова

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться