Увмд-2. Чудовище для принцессы

Размер шрифта: - +

Урок 3. Упущенный шанс равносилен поражению

Урок 3

Упущенный шанс равносилен поражению

 

Разумеется, побыть наедине у них не получилось. Ситри незаметно исчезла уже на выходе из здания, зато Вильям догнал их недалеко от скрытой в тени деревьев беседки и, ничуть не смущаясь, встрял третьим лишним. Не так Герман представлял себе настоящие свидания.

Жилые коттеджи располагались за зданием администрации, пара отличных милых домиков в два этажа, с балкончиком и широкой террасой. Самое то для отдыха после утомительной практики, блужданий по лесу и прочих неприятностей. Предполагалось, что девочки займут один домик, а мальчики другой, но привычка жить вместе, как ни странно, оказалась слишком сильна. В итоге решено было поселиться всем в одном коттедже, благо комнат хватало, и в каждой было по четыре спальных места.

- Как в школьном лагере, - прокомментировал это дело Рене и решительно направился к ближайшей комнате. Оттуда выглянула хмурая физиономия Фо, и дверь с грохотом захлопнулась у рыжего перед самым носом.

- Э?

- Прости! - отозвался изнутри Зигфрид, и следом щелкнул дверной замок. Команда Вильяма философски переглянулась и пошла дальше по коридору, и только Рене никак не мог успокоиться:

- Чего это они там вдвоем заперлись,а ? Там же еще две койки есть!

Именно тогда Герман впервые увидел мифическую Софу. Тощая, круглолицая девушка с коротким хвостиком на затылке и с поистине огромными очками на курносом носу. Форменный халат висел на ней как на вешалке и был забрызган чем-то подозрительно похожим на кровь.

- Совсем тупой? - она ткнула длинным тонким пальцем Рене в грудь. - Ни капли деликатности, грубый солдафон!

Герман принюхался и с облегчением почувствовал стойкий аромат смородины, а еще - домашнего вина. Пока они воевали друг с другом за право обладания базой, штатный медик враждебной команды где-то дегустировала смородиновую настойку.

Спальни оказались небольшими, но очень уютными. Даже двухъярусные, как в казарме, кровати тут смотрелись куда привлекательнее. Вместо огромного, занимающего большую часть пространства, стола у окна приютился аккуратный письменный столик с букетом цветов, зато были мягкие кресла, которых так не хватало в аскетичной обстановке общежития.

Герман по традиции разместился вместе с Бертом и Рене, а вот четвертым к ним прибился Варма.

- Места не хватило, - нагло солгал он и подмигнул Герману. В его хитром взгляде читалось: “Я все про тебя знаю”. А ведь кроме Берта, Рене и Дзюн, которая сама догадалась, никто об эмпатии Германа не знал. Нужно было рассказать, но выйдет так же, как с идентификационными браслетами. Его обвинят в предательстве и недоверии. Точнее, обвинит. Стефания.

- Ей, Герман! - Вильям свесился с верхней полки, с которой каким-то образом сумел согнать Альберта. - Только не говори, что собираешься сейчас спать. Давайте пообщаемся? Вы все такие интересные.

- Ты точно это слово имел в виду? - буркнул со своего места Рене, и Берт согласно закивал. Он сидел на полу возле койки Германа, протянув ему руки, и тот заматывал покрасневшие кисти бинтами, пропитанными лекарством. - Вон, гляди, что твой Ролан с нашим красавчиком сделал.

- Он не мой Ролан, - возразил Вильям. - Его записали в мою команду без объяснения причин, и я не больше вашего рад этому.

- Что значит, без объяснения причин? - Герман посмотрел наверх, где в полутьме виднелось лицо Вильяма. - Вам не сказали, почему его перевели на первый поток? Это же довольно  редкое явление.

Варма заворочался под тонким одеялом и ответил не сразу.

- Ролан Грэм не обладает ни необходимым талантом, ни уникальными способностями, но у него внезапно выявился один единственный не зависящий от него плюс. И это несправедливо. Я не люблю несправедливость, так же, как не люблю слабость.

Под конец голос Вильяма зазвенел сталью, и Герман прекрасно ощущал его негодование. Оно тяжелым облаком спускалось вниз, давя на грудь.

- Происхождение? - предположил Герман и угадал.

- Сынок одного известного человека, - процедил Вильям. - Незаконный, что еще хуже. Но недавно Грэма признали, и руководство под давлением перевело его к нам.

И сразу стало ясно, почему Ролан так ненавидел Германа - чувствовал в них нечто общее. Оба бастарды, только одного все устраивает, а другому мучительно хотелось большего. Хорошо, что Ролан об этой стороне биографии Германа не знал, его бы разорвало от злости.

- А мне плевать, - оповестил всех Рене. - Пусть хоть сыном директора окажется. Как был ушлепком, так и остался.

На этом разговор как-то незаметно стих, и скоро Рене первым из всей компании бодро захрапел. А поскольку делал он это регулярно на протяжении последних месяцев, Герман довольно быстро заснул, несмотря на то, что голова была полна мыслей и вопросов.

Весь следующий день им со Стефанией никак не удавалось остаться наедине. То Вильям влезет в разговор, в который его не звали, то Рене затеет очередную бестолковую стычку с Сидом, мстя за наливающийся синевой фингал, то еще какая-нибудь мешающая ерунда. После обеда девочки собрались купаться, даже Софа вылезла из комнаты, красная и взъерошенная. Само собой, мальчикам с ними идти запрещалось, о чем красноречиво говорил взгляд Ситри, вышедшей из домика последней, зато в каком виде!



Сора Наумова и Мария Дубинина

Отредактировано: 25.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги