Увмд-2. Чудовище для принцессы

Размер шрифта: - +

Урок 6. Каникулы всегда заканчиваются раньше, чем от них устаешь

Урок 6

Каникулы всегда заканчиваются раньше, чем от них устаешь

 

Сигнал будильника разбудил весь блок на полтора часа раньше подъема. Стефания посильнее замоталась в одеяло и недовольно замычала.

- Ну почему так рано? - озвучил ее мысли из своего угла Альберт, и ему тут же ответил недовольный голос Рене:

- Потому что благодаря твоему братцу нам предстоит плестись на кухню и помогать готовить завтрак для всех этих оглоедов.

- Это ты про себя? - хихикнула с нижней полки Дзюн. Кажется, ее ранняя побудка не сильно огорчила - она всегда вставала раньше команды и уходила куда-то. Стефания выглянула из-под одеяла и покосилась в сторону Германа. Парень был хмурый и молчаливый как никогда раньше. Поднялся, заправил за собой постель, оделся в тренировочный костюм, в котором каждое утро ходил на разминку и растеряно осмотрелся, ища поддержки. Стефания была уверена, что может понять его чувства, к тому же он пытался заступиться за нее, а значит хотел как лучше, а не как вышло. Она закусила губу, борясь с чувством жалости - Герман терпеть не мог, когда его жалели. Но одна мысль о том, что сейчас предстоит вылезать из-под теплого одеяла, вместо еще полутора часов сладкого утреннего сна, и жалость мигом улетучилась. В конце концов, она не просила его лезть в это дело. Предупреждала же, что ей не нужна его помощь.

- Я ухожу на кухню, - предупредил он и не стал просить о помощи. Это раздражало Стефанию еще сильнее. Впрочем, в ее сторону он все же посмотрел, внимательно, испытывающе, и вышел, аккуратно притворив за собой дверь.

В комнате стало тихо. Ровное дыхание вновь засыпающего Рене действовало умиротворяюще, но Дзюн соскользнула со своей полки, Альберт мученически засопел и тоже сел.

- Как-то нехорошо это, - хриплым со сна голосом буркнула Ситри, и ее ноги в теплых полосатых носках нависли над койкой Стефании. - Все-таки мы команда.

- И помимо наказания мы получили еще и баллы в зачетку, - неожиданно встала на защиту Германа всегда немногословная Дзюн, собирая идеально гладкие черные волосы в хвост. Фанни невольно засмотрелась на ее гибкую миниатюрную фигурку и ревниво поморщилась. Коварная мыслишка, что рано или поздно Герман может перестать мириться с ее характером и уйдет вот к такой красивой и понимающей, иногда закрадывалась в ее голову, порождая очередной приступ ослиного упрямства.

- Его никто не просил лезть, - пробурчала она, снова прячась под одеялом, но никто не стал ее разубеждать и уговаривать. Даже Ситри.

- Я за вас справлюсь, хозяйка, - поддакнула телохранительница. - Управляющая на кухне очень милая девушка. Думаю, она не будет против, если я поработаю за двоих.

Ситри была очень умной. Она точно знала, что нужно сказать, чтобы спровоцировать Стефанию на действия, а Стефания знала об этом качестве и злилась. Все кругом и всегда пытались ей управлять, как тут оставаться спокойной?

Спать дальше она просто не смогла, даже когда в комнате стихло. Рене тоже ушел за всеми, немного позже, видимо тоже загрызла совесть, только Фанни была очень стойкой, но все равно вылезла из-под одеяла. И мучила ее вовсе не совесть, что она одна из всей команды ничего не делает, все-таки она принцесса, не пристало ей картошку чистить, а то, что рядом с Германом находилась незнакомая ей "очень милая девушка". Рядом с ним слишком часто появлялись милые девушки, и он нравился женщинам постарше.

Стефания тянула время как могла, отговаривая себя идти на поводу у эмоций, но дверь кухни все-таки возникла перед ней лишком неожиданно. Не была она готова. Из помещения слышался смех, перемежаемый с руганью.

- Ты что делаешь вообще?

- Картошку чищу.

- Чистишь? А это что?

Стефания заглянула в щель будто специально не закрытой до конца двери. Вся компашка собралась в дальнем углу перед здоровенными кастрюлями. Ситри нависала над Бертом, тот возмущенно потрясал перед ее носом маленьким ножиком.

- Шкурки это!

- Это не шкурки, бездарь, это и есть картошка! - она влепила, на минуточку, наследному принцу звонкую затрещину и отобрала маленький светлый квадрат, предположительно бывший когда-то довольно крупной картофелиной.

Берт обиженно запыхтел и покрутил срезанную им же очистку. Толстую, как боевая броня пехотинца. Герман по-доброму усмехнулся и положил очередной очищенный корнеплод в свой чан. Нож порхал в его ловких пальцах, а он будто и не напрягался вовсе, словно всю жизнь только этим и занимался. Рене завистливо заглядывал ему через плечо. Дзюн нарочито громко зашвырнула свою картофелину в кастрюлю, и рыжий испуганно подпрыгнул.

В общем, не было похоже, что они страдают от несправедливого наказания. Ситри расхохоталась, когда Берт подержал картошку в ладонях и преподнес ей, украшенную пророщенными стебельками с мелкими светло-сиреневыми цветочками. Позер.

Стефания тихо фыркнула, ее помощь была тут явно лишней. Внутри, правда, поселилась обида, что эта компашка так весело проводит время, пока она страдала там в одиночестве, и даже сейчас никто не заметил ее присутствия, никто не задался вопросом, что же она делает одна. И Герман тоже хорош, говорил что будет защищать, а сам даже про нее не думает.



Сора Наумова и Мария Дубинина

Отредактировано: 25.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги