Увмд-2. Чудовище для принцессы

Размер шрифта: - +

Урок 15. Нельзя узнать, верен ли выбор, пока его не сделаешь

15 урок

Нельзя узнать, верен ли выбор, пока его не сделаешь

 

После завтрака провели небольшое совещание, на котором приняли решение разделиться по двое и отправиться в разных направлениях. Возражений не последовало, так что Герман и Стефания, как наиболее подходящие кандидатуры для общения с аристократами, пошли к заказчику, а Ситри и Рене - к матери мальчика-бастарда. Герман был уверен, и с ним никто не стал спорить, что истории, изложенной в материалах задания, не хватало деталей. Да и слова матушки не давали Герману покоя. К тому же, кому, как незаконному сыну короля, знать, как люди и закон несправедливы к таким детям, как он.

Ситри долго напутствовала им в дорогу, будто без нее Стефания пропадет, только выйдя за калитку, потом отозвала Германа в сторонку и практически пригрозила обеспечить ему полное отсутствие будущего потомства, если с Фанни что-то случится. Похоже, подозрения по поводу заказчика возникли не только у него одного.

Вышли перед обедом. Солнце входило в зенит, и в отличие от дождливой погоды Визании, в Ландри сейчас стояло приятное ненавязчивое тепло. В безоблачном голубом небе ярко светил желтый блин солнца, легкий ветерок гонял по грунтовой дороге пыль. После полудня обещала быть настоящая жара, но пока солнечные лучи приятно припекали, не доставляя хлопот. Тропинка виляла между холмами, пока не вывела на равнину, превратившись в двухколейную дорогу между колосящимися пшеничными полями, такими яркими, что слепило глаза. Телега с сеном, на которой Герман и Стефания должны были добраться до города, наконец, перестала беспощадно трястись, только иногда вздрагивала, когда под колесо попадали мелкие камушки или лошадь пугалась низко пролетающих птиц. Под мерную качку Германа потянуло в сон, ведь благодаря храпу Рене и утомительному разговору с матушкой, он так и не выспался толком, и теперь голова казалась такой тяжелой, что почти падала на грудь.

- Плохо выглядишь, - прямо сказала Стефания, когда Герман покачнулся во время очередного витка телеги и вынужденно оперся о ее плечо.

- Рене храпел.

- Он всегда храпит, - усмехнулась девушка и улыбнулась. - Можешь подремать пока.

И подставила плечо.

Герман с трудом сумел отказаться от заманчивого предложения.

- Нет, спасибо, - он постарался взять себя в руки и взбодриться. - Просто прежде мы с Рене не спали так близко друг к другу. Не завидую его братьям.

Стефания рассмеялась. Герману думалось, что после вчерашнего материного к ней отношения девушка обозлится, но она будто напротив расцвела. В окружении привычного Герману, но такого чуждого для нее пасторального сельского пейзажа она выглядела такой невероятно красивой и милой. Он протянул руку и вытащил у нее из волос несколько соломинок.

- Спасибо, - Фанни машинально провела ладонью по волосам, заплетенным в одну толстую и длинную косу. - Сено приятно пахнет. Я и не знала. У нас почти нет земледелия, зато в горах разводят горных коз. Они такие мохнатые, что издалека похожи на кудрявые шары.

Она улыбнулась приятному воспоминанию.

- У нас тоже разводят коз, но они, наверное, не такие пушистые. Однажды одна меня в детстве чуть не подняла на рога, представляешь? А мама ее хворостинкой прогнала, я чуть со стыда не сгорел.

Стефания заливисто расхохоталась, и Герман готов был припомнить все забавные случаи до одного, чтобы развеселить ее еще больше, но вместо этого все-таки спросил:

- О чем вы с мамой разговаривали так долго?

Им с Рене и Ситри пришлось добрых полчаса торчать на улице, и Герман перебрал в уме все наихудшие варианты развития событий. Однако Фанни вышла живая и невредимая и даже получила скупую похвалу за отлично вымытую посуду, “несмотря, что принцесса”. И все же девушка выглядела задумчивой и невеселой.

- Ни о чем. Просто познакомились поближе, - с неохотой ответила Стефания и подтянула колени к груди, точно желала спрятаться от неприятных вопросов. - Я ей не нравлюсь.

- Альберт ей тоже не нравится, - успокоил Герман. - Но это не мешало нам быть лучшими друзьями. Если речь между вами шла о наших с тобой отношениях, то не беспокойся об этом. Я все решу сам.

Стефания внезапно качнулась и привалилась к его плечу, такая мягкая и теплая.

- Я не беспокоюсь. Я верю тебе.

Но она немного лукавила. Герман ощущал исходящие от нее пульсирующие волны тревоги и сомнений. Увы, если она не желала говорить, то и помочь ей Герман не мог.

А тут и возница натянул поводья, телега встала.

- Дальше пешком, ребятки, - сказал он. - До поместья милорда Лежеля пешком дотопаете, тута не заблудишься.

Герман спрыгнул и помог Стефании выбраться из телеги. Возница подстегнул лошадку, и телега покатила дальше в город, а им предстояло пройти через поле, за которым начиналась дорога к загородному поместью милорда Ашаля Лежеля, сосланного, как выяснил Герман, несколько лет назад в провинцию, в свое загородное имение, за какой-то светский скандал, подробности которого быстро замяли. Герман не особенно интересовался деталями - готовился к поступлению.

- Мы должны отнестись к нему беспристрастно, - напомнил он Стефании, которая сопела рядом, цепляясь за его локоть. Поле только издалека выглядит ровным, а на самом деле под ногами мало того, что кочки, так еще и не видно ничего в золотой гущине колосьев, достающих девушке почти до пояса. - Надо забыть все, что мы слышали о Лежеле, иначе провалим это задание.



Сора Наумова и Мария Дубинина

Отредактировано: 25.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги