Увмд-2. Чудовище для принцессы

Размер шрифта: - +

Урок 21. Ничто так не объединяет, как наличие общего врага

Урок 21

Ничто так не объединяет, как наличие общего врага

 

В телепортационном зале их команду встретило лишь двое дежурных техников. Герман выходил из арки последним, и Рене притормозил перед ним, позволяя опереться на свою спину, чтобы не упасть.

- Команда Германа прибыла, - отчиталась Стефания и сдала дежурному документы. Герман протянул руку с браслетом. Техник снял показания и кивнул напарнику, который ввел их данные в дежурный журнал.

- Проходите, пожалуйста.

- А где учитель Гротт? - спросил Герман. Тот пропал без объяснений, только растравив Германа своими обрывочными намеками, даже не дал шанса разобраться во всем самому.

Техники синхронно пожали плечами:

- Было распоряжение встретить вас и все. Поставьте подпись вот тут.

Герман черканул в отведенной графе и пошел на выход следом за остальными.

На улице было очень солнечно, судя по всему близилось время обеда. После темноты телепортационного зала даже глаза заслезились. Герман потер их кулаком, потом огляделся, но Гротта не было и тут. Строго говоря, не было вообще никого. А потом откуда ни возьми возник Альберт и кинулся им наперерез.

- Герма-а-ан! Ребята! Я так волновался!

От его доброты досталось каждому, даже Ситри не удалось защититься. Герман пережил несколько позорных минут, ощущая себя маленьким затисканным ребенком, хорошо еще, что Рене, то ли сочувствуя, то ли завидуя, оттянул внимание Берта на себя. Парни пообнимались и попрыгали, как два переросших школьника, и только после этого удалось начать нормальный диалог.

- Это нормально, что нас никто не встречает? - недовольно спросила Ситри, явно вместо Стефании, которая была подозрительно молчалива и говорила только по существу. И только Герману было понятно ее настроение.

- А никого и нет, - простодушно ответил Альберт. - Деканат заперт с самого утра, уроки теоретической магии у первого курса отменены.

- Что значит, отменены? - Рене обиженно надул губы. - А у нас помнится ничего никогда не отменяли. Вот везет же всяким!

Они пошли в сторону казарм, немного подавленные, несмотря на радость от прибытия домой. Однако до комнаты так и не добрались.

- Эй, Герман! Постой-ка!

Герман остановился и обернулся на голос Вильяма. Варма спешил к нему прямо сквозь парк, игнорируя тропинки, и Герман догадался, что ничего хорошего он ему не скажет.

- Идите, я догоню, - велел он и дождался Вильяма.

- Что тебе надо? - сразу неприветливо спросил он его. - Я только вернулся с практики.

- И очень устал, я понимаю, - нетерпеливо перебил его Вильям. Лицо его было подозрительно румяным, глаза возбужденно блестели. И вообще, как показалось Герману, он весь как-то похудел и заострился. - Но ты должен знать, - он понизил голос. - КРАС нанесли новый удар.

Герман давно составил стандартный ответ на все попытки Вильяма вовлечь его в очередную авантюру, но сейчас по спине пробежали настоящие мурашки. Герман невольно оглянулся, чтобы убедиться - ребята ушли достаточно далеко.

- Кто на этот раз?

Вильям назвал мир.

- Ты шутишь?!  - ужаснулся Герман. - Это же совсем рядом! Неужели никто ничего не успел предпринять?

Варма скорбно покачал головой.

- Слушай, Герман. Я знаю, что ты хочешь сказать. “Мне все это безразлично. Оставьте меня в покое”. Но ты уже вмешан во все это, и я теперь тоже, по самые уши. Мы не можем игнорировать угрозу, она уже дышит нас в спину.

Герман готов был завыть в голос. Почему у него не получается просто жить, просто учиться, просто встречаться с любимой девушкой? Найти бы корень этого множащегося зла и выдрать, да так чтобы наверняка!

- Ты меня слушаешь? - уточнил Вильям. Герман медленно кивнул.

- Извини, мне нужно идти.

Герман обогнул Варму и почти бегом бросился догонять друзей. На сердце было тревожно. Он слышал звонкий смех Альберта и тянулся к нему, осознав вдруг, что мог больше никогда его не услышать. А Стефания могла умереть от рук коварного “супруга”, и даже незаметная, но всегда незримо присутствующая Дзюн Мэй могла навсегда остаться в темном мертвом мире своей родины. И кто знает, кого еще затронула или может затронуть кровавая тень КРАС. Даже сейчас, глядя на Берта, он видел ее над ним.

- Гера? - Рене обернулся и первым заметил его приближение. - На тебе лица нет? Этот напыщенный хлыщ к тебе приставал?

- Что случилось? - спросила Стефания, впервые за сегодня напрямую обратившись к нему.

- Ничего, - легко солгал Герман и выдавил из себя улыбку. - Хочу в душ.

- Я с тобой! - обрадовался Рене и обнял его за плечи. - Мальчики пойдут вместе, а девочки пусть завидуют.

Он показал девушкам язык и потащил Германа вперед.

К его чести, по дороге он ни единого вопроса не задал, только трепался о всякой ерунде. В душевой никого не было, что и неудивительно в обеденный час, и Рене резко сменил тему:



Сора Наумова и Мария Дубинина

Отредактировано: 25.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги