В отражении неба

Размер шрифта: - +

Часть 18

Florence and The Machine — How Big, How Blue, How Beautiful;

The Lighthouse and The Whaler — I Want To Feel Alive;

Daughter — Home;

The Script — Flares.

Наконец, когда была пора ложиться спать, и каждый из нас стал зевать, Патрисия разделила всех по комнатам. Джо должен был ночевать в спальне один, а мы с Тео должны были делить ещё одну комнату и балкон, на котором, оказывается, тоже можно было спать. Хозяева же дома решили остаться в гостиной.

Пожелав всем спокойной ночи, я отправилась вслед за Тео, перед этим весело потрепав волосы младшего брата. Спальня, в которой я очутилась, была совершенно нормальной и ничем не примечательной. В ней была только довольно большая кровать темно-серого цвета с большими белыми подушками, небольшой шкаф возле стены с позолоченными ручками и пара тумбочек с безделушками. Первое, что бросалось в глаза при входе в комнату, было ничем иным как большой прозрачной дверью-купе, ведущей на балкон.

Кивнув Тео, я открыла её и оказалась на просторном балконе. От картины, что предстала передо мной, я непроизвольно раскрыла рот и произнесла:

— Ого!

Я медленно оглядывала большой белый матрас с несколькими светлыми и тёмными подушками на нём. Также тут находился лёгкий плед цвета охры. Рядом с кроватью расположился стеклянный столик, который украшала ваза с большими розовыми хризантемами.

— Вот это размах, — усмехнулся Тео, с интересом поглядев на меня. Наверное, его немного удивляла моя реакция на это чудо.

— Погоди, а это, кажется, свет, — продолжил он после того, как я ничего не ответила, и потянулся к выключателю на стене. Только он нажал на клавишу, как над диваном загорелось множество лампочек — гирлянды. На балконе тут же стало светло, но не слишком ярко, а уютно.

— А вот это «ого» с двойной силой! — воскликнула я и, не сумев сдержать эмоции, бросилась к Тео на шею. От неожиданности он слегка пошатнулся, но затем обнял меня в ответ.

Через несколько мгновений я отстранилась и, поглядев парню прямо в глаза и широко улыбнувшись, шёпотом добавила:

— Что-то я уже не хочу ночевать в спальне.

— Кажется, я тоже, — рассмеялся он и продолжил. — Давай, тогда я принесу матрас из комнаты, чтобы и ты, и я уместились.

Я ничего не сказала, а только несколько раз закивала головой, счастливая, как ребёнок, которому купили новую игрушку.

В то время как Тео расправлялся с одним матрасом, я вынесла на балкон рюкзак и, присев на другой матрас, нашла в рюкзаке книгу в красном переплёте. Ох, мои любимые цитаты.

Пролистав несколько страниц, наткнулась взглядом на цитату Ричарда Баха:

«Мы вправе лететь, куда хотим, и быть такими, какими мы созданы».

Только прочитав её, я почувствовала, как всё во мне загорелось, мне стало невыносимо жарко. Вновь я могла свернуть горы и улететь прямо с этого балкона.

Задумчиво глядя на то, как Тео поправлял складки, возникшие на простыне соседнего матраса, я думала о том, что завтра мои одноклассники снова пойдут в школу. Они будут заточены в этих стенах, а я, я чувствую свободу, у меня есть крылья. Я просто сорвалась и отправилась в путешествие, забыв про всё остальное. Я поддалась желанию стать свободной, хотя бы на короткое время. Для меня свобода была именно такой.

И, вдруг, я почувствовала, как на глазах моих выступили слёзы счастья, совсем немного. Я поспешно смахнула их, чтобы Тео это не смутило, а не то мне пришлось бы признаваться в своей излишней эмоциональности и окрылённости. Вместо этого, я дождалась, когда он присядет рядом.

— Не против, если я буду спать на том? — спросил он, указав на соседний матрас.

— С моей стороны было бы, как минимум, нагло претендовать на то, над чем ты приложил так много усилий, — я коротко улыбнулась и положила голову на плечо парню. В ответ он приобнял меня одной рукой, тоже слегка склонив голову в мою сторону.

Мы молчали. Вокруг нас была полнейшая тишина, и только редкие звуки шагов на улице, пятью этажами ниже, разбавляли её. Как и в ту ночь, когда мы с Тео впервые поцеловались, всё небо было усеяно звёздами.

— Знаешь, Мо, — заговорил Тео тихо, практически шёпотом, отчего моей щеке, находившейся ближе к парню, стало щекотно.

— Да, — повернулась я к нему, не спуская взгляда с его голубых глаз, которые при свете гирлянд, были ещё ярче. Как же они были похожи на небо. Чистое, без единого облачка, как в самую-самую ясную погоду. Жаль, у меня были самые обыкновенные карие глаза, хотя мне всегда нравились голубые. Но и у Джо, и у моей мамы с папой они были такого же цвета, как у меня. Что ж, семейное.

— Только что я понял кое-что очень и очень важное, — довольно серьёзно продолжал он, тоже не спуская с меня глаз.

— И что же? Не томи, — нетерпеливо сказала я, слегка нахмурившись. Я не любила, когда так долго тянули с ответом. И Тео знал это, поэтому так «издевался» надо мной.

— Я понял, что… — растягивал парень слова, начиная улыбаться. Ох, ну всё!

Я схватила подушку, которая лежала справа от меня, и несильно ударила Тео по лицу. Он рассмеялся и придержал «оружие», продолжив:

— Что ж ты договорить-то мне не даёшь?

— Ты специально так делаешь! Знаешь же, что терпеть не могу, когда так долго говорят, — я поджала губы, и мне было не очень-то смешно. Однако когда я увидела, как весело было Тео, я всё-таки смягчилась, но отступать не хотела и по-прежнему держалась за подушку.

— Ты договоришь, нет?

— Конечно, Мо, — собрался парень и, наконец, сказал. — Я понял, что люблю тебя, Мо, — и по лицу Тео стала расплываться улыбка. Я почувствовала, как мои щёки загорелись. Я только и сумела, что медленно положить подушку на место, а потом почти пристыжено посмотреть на свои ноги. В этот раз было сложнее глядеть в глаза парня.



Фелисити Шилдс

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги