Варсеген

Размер шрифта: - +

Варсеген

Если вы сейчас жуете пахучую домашнюю котлетку, закройте эту страницу. Если чипсы, тоже.
В рассказе есть сцена самой жестокой пытки во вселенной. 
   Псевдо фантастам посвящается... 
   Подтолкнуло написать это встречающиеся иногда опусы. Самым жестоким из них был рассказ, на котором некий ученый делал доклад. Заключался он в том, что военную технику делать дорого, ее много уничтожается во время войны. Надо найти выход по принципу курицы и яйца. Вывести танки, которые будут самовоспроизводиться, взрослые танки рожают маленькие, те растут, умнеют ну, и т.д. Попадается в произведениях (смахнул рукой слезу) когда персонаж в скафандре. 
   
   Корабль несся в бездонной черноте космоса. Только с левого борта корпус окружал синеватый ореол от света яркой звезды Таита, которая жгла ярче солнца в тысячи раз. Расстояние в пять астрономических единиц не ослабляло страшного звездного ветра, водяная система не успевала охлаждать стены звездолета. Казалось, что светило кто-то прибил огромным гвоздем на черную, матовую стену. 
   Посреди капитанской рубки, широко расставив ноги, стоял могучий капитан в традиционной пиратской одежде. Тельняшка порвана на плече, выставляла напоказ загорелую обветренную кожу. Короткие желтые брюки казались широковаты, даже на массивных ногах. Черная бандана завязана узлом на затылке, правое ухо оттягивала тяжелая платиновая серьга, и оно из-за этого было в два раза больше левого. Серьга покоилась на ключице. Лицо капитана сосредоточенно смотрит вперед, сквозь лобовые стекла корабля. Хмурые сдвинутые брови, поджатые толстые губы, недельная щетина. 
   Там, там где-то корабль инкассаторов, перевозящих золото. Тонны ценного металла, и он, капитан Варсеген должен его найти, отобрать. Дрожащими руками он будет перебирать тяжелые слитки, приводящие душу в экстаз. 
   Тихое гудение двигателя, несшего звездолет со скоростью в одну треть световой, не нарушало уюта капитанского мостика. Мигающая приборная панель давала красноватую подсветку на лобовые стекла. На левой стене красовалась картина 'Квадратный круг' − работа известного художника-экспрессиониста. На самом деле, это обычный восьмиугольник, но замысел марателя полотен поражал своей необычностью, неординарностью. Варсеген её не покупал, отобрал на прошлом абордаже. Но по слухам, это самая ценная картина во всей обитаемой вселенной. 
   Вдруг брови капитана поползли вверх, глаза стали шире, выпятились вперед. На лице удивление смешалось с яростью. На покрасневшем лбу кожа надулась полосой, выдавая спрятавшуюся толстую вену. Взгляд застыл на стертой подошве ботинка, пропечатавшейся на лобовом стекле. Затем появилась вторая подошва, на пару размеров больше. Варсеген судорожно глотнул воздух, чуть не задохнулся от увиденной картины: пьяный пират пылесосил лобовое стекло. Скафандра на нем не было, только шлем, на спине болтался скособоченный кислородный баллон. Пират увидел капитана, на лице появилась самодовольная хмельная ухмылка. 
   − Кто посмел? Нарушить... мою тишину? - заорал басом Варсеген. − Боцман! Повешу на дюзе! 
   − Я здесь! - гаркнул влетевший в рубку щуплый боцман, эдакий бойкий мужичок с оттопыренными ушами, зато нос всегда держал кверху. Рубаха на нем свисала, пуговицы все оторваны напрочь, некоторые с кусками ткани. Он был чертовски пьян, ноги гуляли в коленях. 
   − Гоша, что это? - Варсеген указал на ползающую щетку, подошвы и узенький пылесос с колесиками. 
   − Плановая уборка, стекла запылились космической пылью, видимость хуже, − невозмутимо отчеканил боцман заплетающимся языком, пытаясь удерживать себя под контролем. 
   − Почему? у ... него... разные... ботинки? - при каждом слове Варсеген указывал на медленно перемещающиеся по стеклу подошвы. 
   − Так ведь это, голодовку помнишь? Шестнадцать лет назад, когда заблудились. Тогда и поели весь каучук, а Тракуц, − боцман указал глазами на подошвы, сделал паузу. - В карты силен, гад. Знаешь, как в косынку режет? Будь здоров. 
   − Ладно, убери его отсюда, мешает думать. Надо с золотом решать срочно, а то загнемся в этой дыре. Возьмем слитки, тогда все планеты для нас открыты, купим паспорта, устроимся на работу. 
   − На работу? - боцман икнул, лицо медленно превращалось в маску удивления и непонимания. 
   − А ты никогда не мечтал о семье, детях, красавице жене? 
   − Да нет как-то. Йо хо хо! И бутылка спирта! - выдал боцман, лицо стало расплываться в улыбке. - И кем ты работать хочешь? 
   − На стройку пойду, я всегда мечтал строить дома для людей. Люди жить будут, меня вспоминать, − проговорил капитан мечтательно. 
   − Ты будешь... мешать раствор? - изумленно промямлил боцман. 
   − А ты думаешь, это труднее, чем руководить вами, балбесами? Кто поймет мою тонкую нежную душу? - Варсеген печально вздохнул. − По крайней мере, раствор не поднимает давление, а от вас я пью таблетки каждый день. И вообще, злые вы, уйду я от вас. 
   − Капитан, − растерянно выдавил из себя боцман. − Как мы без тебя, не уходи... 
   − Ладно, подумаю, − на лице главного пирата появилась самодовольная улыбка. − Вроде взрослый человек, а веришь всему. Приведите ко мне девку эту, что выпала с инкассаторского корабля. Буду сейчас ее пытать. 
   Боцман ушел, подошвы сразу исчезли, вместе с хоботом пылесоса. 
   'Так, я злой, я очень зол', − начал внушать себе капитан. Лицо багровело, даже сквозь щетину. 
   Босоногий бродяга завел худощавую девушку, грубо толкнул в кресло. Тело по инерции закрутилось. 
   − Ага! − взревел капитан, сильные руки крутанули кресло. - Пытка первая, закручу тебя в кресле! 
   Девушка крутилась, багровое лицо озверевшего капитана мелькало перед глазами. 
   − Говори! - Варсеген рычал, словно разъяренный лев. Руки раскручивали кресло сильнее, сильнее. - Где корабль с золотом? Говори! 
   Девушка сидела, судорожно вцепившись руками в подлокотники. Даже на мелькающем лице видно, что губы сжаты плотно. Ничего не скажет, стерва. 
   − Ты будешь молчать, а я буду крутить! - рык капитана разносился по всему кораблю. 
   Девушка крутилась долго, затем губки на миловидном личике сложились в нежный, эротический воздушный поцелуй. 
   'Я ей нравлюсь, ее возбуждают яростные мужчины, − начали лезть в мозг капитана разные мысли. - Надо больше рычать'. 
   В очередной раз мелькнуло бледное девичье лицо, но теперь оно не было миловидным, а злобным и яростным. Рот открыт, из него что-то вылетало. За лицом тянулся, опаздывал шлейф рвоты. Но зато он красиво разлетался в стороны, хлестко врезался в лицо, залепил глаза. Тошнотворный запах пищи, разъеденной соляной кислотой, забрался в мозг через ноздри. Капитан отшатнулся, он был ловок, опытный волк. Такого голыми руками не возьмешь, он просел резко вниз, а девушка крутилась, обильно поливая стены каюты. Казалось, поток будет вечным. Но капитан сидел на полу, вне зоны поражения девушки-трансбойта. 
   − Боцман, неси воды! Глаза печет! - визгливо верещал капитан. 
   Фонтан иссяк, кресло замерло. Девушка ножкой повернула кресло, уставилась с любопытством на обрызганного капитана. 
   − Я тебя сотру в порошок! Я спать не буду, все расскажешь мне... ты! - капитан пытался рычать, но голос срывался на визг. 
   − Да? - тихо и томно шепнула девушка, затем радостно воскликнула: - Вот повезло, я ведь мазохистка! 
   Девушка взобралась на кресло коленями, выставив упругую соблазнительную попку. 
   − Давай, плохой мальчик, побей ужасную девочку! - она стала хлопать себя по попе ладошкой. Нежно, потом все сильней, сильней. 
   Влетел боцман с сорока литровой цинковой кастрюлей, под тяжестью которой сгибался. Ноги делали меленькие быстрые шаги, голова смешно подпрыгивала. 
   − Иду, капитан, иду. 
   Боцман вывернул на голову сидящего Варгесена холодную воду. 
   Капитан вытер передом тельняшки лицо, медленно встал. 
   − Вот это да, у тебя тут пытка жестокая, − произнес боцман. - Все заблевано. 
   − Нет, ну я не могу в таких условиях работать! - капитан расстроился, лицо утратило злобность. 
   − Ничего капитан, ты справишься с ней, ты и не таких ломал! Давай, действуй! - подбодрил боцман. 
   Чем тебя кормили, как столько влезть может? - Варсеген оглядел фигуру девушки, замызганные стены рубки. - В тебя? 
   − А что, пираты - нормальные ребята, накормили, напоили, − невозмутимо ответила девица. 
   − Напоили? - брови капитана поползли вверх. - Они спаивают молодежь? 
   − С бутылочку спирта хряпнула, − девица довольно откинулась в кресле. - Я ведь девочка ужасная. 
   Варсеген задумался, вспомнил, что ему надо пытать пленницу. Взгляд скользнул по рукам, в глаза бросились разукрашенные длинные ногти. 
   − Ага, − зарычал Варсеген. - Сейчас мы будем тебе ногти резать, будешь ходить с короткими! 
   Лицо девушки сразу изменилось, на нем читались даже мысли. Оно стало испуганным. 
   − Как же это я без своих красивых ноготков? Не надо резать, я все скажу! Они за тем астероидом! - тонкий пальчик с длинным ногтем указал на темную глыбу, висящую вдалеке. 
   − Ага! Попались! - заорал Варсеген, схватился обеими руками за руль и начал поворачивать корабль на астероид. Вены на руках вздулись, зубы сцеплены. Огромный звездолет накренился и медленно изменил курс. 
   − Капитан, что ты сделал? Мы же идем со скоростью в треть световой! Сейчас разобьемся! 
   − Не разобьемся, − Варсеген нажал на педаль тормоза, все трое по инерции влипли в лобовое стекло, начали по нему медленно расплываться. 
   Наконец они упали на пол, звездолет стоял в двух сантиметрах от астероида. 
   − Ну, ты мастер, − выдохнул воздух боцман, глядя с восхищением на мужественного героя. 
   Капитан встал, поправил тельняшку. 
   − Сейчас поговоришь с ними, чтобы сдавались без боя, − обратился он к девушке. 
   − Сами говорите, − фыркнула девица. Я не предатель. 
   − Обрежу ногти! - зарычал Варсеген. 
   − Ах ты, гад! Мало того, что ты мне ногу оторвал, ты еще и ногти беззащитной девушке резать надумал? Этого я уже стерпеть не могу! - раздалась длинная, громкая цитата у входа рубки. 
   Все повернулись, у входа стоял одноногий повар Хлор, опираясь на костыли. Узковатое лицо выражало ненависть, из-за которой выглядывал страх. 
   − Ты хочешь вызвать меня на дуэль? Я ему значит, золото здесь зарабатываю. Забудь свои личные обиды, Хлор, думай о команде. А ногу мы тебе отрастим, я читал в книжках, это очень просто. Даже две прирастим, чтоб не ныл. 
   − Да я это... − смутился Хлор. - За девушку хотел вступиться. 
   − Она нам здесь устроила рвотное побоище. А если что супротив имеешь, вызывай на дуэль, бросай перчатку. Нет перчатки, бросай костыль, а я выберу оружие. Будем драться на ручных мясорубках! 
   − Я на мясорубках не умею, − неуверенно выдавил Хлор. 
   − Тогда будешь наказан, первым пойдешь на абордаж, − Варсеген был доволен собой, уже, сколько лет ему удается держать лихую команду в руках. 
   − Можно я уйду, а то из-за меня столько раздоров, а толку никакого, жалобным голоском пролепетала девушка. 
   − Иди, а то я с тобой становлюсь мягкосердечным, − облегченно сказал Варсеген. Девушка мышкой выскользнула из рубки. 
   − Вообще-то я за кастрюлей приходил, надо борщ варить − невинным голоском проблеял Хлор. 
   − Вот и возьмешь кастрюлю, только на том корабле, − капитан ткнул пальцем на астероид. − Боцман! Поднимай команду! 
   − Есть! − Гоша пулей вылетел из рубки. 
   Варсеген подошел к пульту, нажал кнопку гиперсвязи. 
   ' Загрузка гиперсвязи, − раздался синтетический голос. База данных антивируса устарела, обновите. Во избежание заражения гриппом экипажа'. 
   − Где я обновлю, железяка? Мы же в космосе! Я − пират, а ты − пиратская версия! Обнови на соседнем корабле! - возмутился капитан. 
   'Есть обновление, − процитировал монотонный голос. - Связь активируется через минуту'. 
   Темно-серый, весь в оспинах, астероид начал таять, исчезать на глазах. На нем появилась мелкая рябь, начала вибрировать. Вскоре громадная глыба исчезла, глазам предстал громадный корабль. Варсеген пригляделся, в командной рубке вражеского корабля стоял щеголь в форме офицера Галактической Империи. Ярко красный мундир, сабля на боку. На шлеме торчали красные перья. 
   Варсеген сложил ладони в рупор, заорал, что есть мочи: 
   − Эй, на корабле! Сдавайтесь! Это говорю вам я, капитан Варсеген! 
   Щеголь поморщился, потряс пальцем в ухе. 
   − Зачем так орать, это же гиперсвязь! - офицер потянул носом воздух, состроил брезгливую мину. - Чем это у вас так воняет? 
   − Это наше новое оружие. Оно упаковано в шесть непроницаемых мешков, представь, что будет, когда мы взорвем его на вашем корабле. 
   − У нас защитное поле, да еще корабль охраняет джидун Наклаут, вам не победить. Как офицер Империи я вынужден арестовать вас, несмотря на ваше секретное оружие. 
   Варсеген слушал, лицо наливалось кровью, глаза вылезли из орбит. 
   − Ты не понял, щеголь! Я - Варсеген! - капитан не говорил - рычал. − Я страшен! Я просыпаюсь, когда уже сделал зарядку, загораю на обшивке звездолета под звездами разного цвета! Восемь раз за день я сбегал из главной Галактической тюрьмы! Меня ловили, но я опять сбегал! Видел руины планеты Эргун? Там я учился водить звездолет! 
   Капитан остановился, часто дышал. 
   − Довольно! - голос офицера перешел на визг. - Я не привык к такому обращению! Вызываю вас, сударь, на дуэль! 
   Офицер нервно стащил с руки замшевую перчатку, швырнул в лицо пирата. Та шлепнула по мясистым губам, мягко упала на пол. 
   − Ждите абордажа! - рявкнул Варсеген и нажал кнопку отбоя гиперсвязи. 
   − Видишь, Хлор, какая у меня нервная работа? Боцман, где команда? - заорал Варсеген в коридор. - Боцман! 
   Боцман появился через минуту, тихо вошел. 
   − Где команда, надо идти на абордаж! - капитан прочитал в глазах боцмана, что команды не будет. - Где они? 
   − Все заняты, режутся по сети с противником в Галактическую битву. Когда подошли к астероиду, появился вай фай между кораблями. Договорились на трехдневное сражение. Проигравший корабль сдается. Будут считать по количеству побед каждого воина, потом сложат суммарно. 
   − И кто сейчас ведет? - спросил Варсеген задумчиво. 
   − Пока противник, счет 21:17. 
   − Нам это не подходит, так можно и проиграть, а нам нужно золото, − лицо капитана стало задумчивым. Какая-то мысль зарождалась в гениальной голове. Слово, недавно услышанное слово не давало покоя. Что это за слово? Какая разгадка в нем? Что говорил этот щеголь? Но мысли путались. 
   − Боцман, что предлагаешь? 
   − Даже не знаю, если подойти вплотную к противнику, два силовых поля начнут сжирать друг друга, в обоих кораблях сядут аккумуляторы. Прощай тогда планеты, астероид - дом родной будет. Ракет у нас мало, толку их пускать. Выход один: победа по сети. 
   − Хлор, а ты что предложишь? 
   − Я настраиваюсь перед предстоящим штурмом, за другое не думаю. Только еще переживаю, что команда останется без борща, − уныло ответил Хлор. 
   Капитан напрягал мозги. Слово стало всплывать, что-то связанное с оружием, когда оно всплыло, все стало на свои места. План атаки был готов. Щеголь сам виноват, подсказал. Он произнес фразу 'секретное оружие', теперь пусть пеняет на себя. 
   − Боцман, вызывай нашего секретного агента, отправим их вдвоем с Хлором через телепорт на корабль врага. Пусть они покажут и щеголю и джидуну, что такое настоящие пираты. 
   − Там что, джидун? У него же меч силовой! - произнес с испугом боцман. 
   − Не бойся, − успокоил капитан. - Они пять лет в полете, у него в ручке давно батарейки сели. 
   − Не знаю, я слышал историю, где-то в тоннеле люди шлялись двадцать лет, батарейки у них работали, с сомнением в голосе произнес Хлор. 
   − Это в тебе говорит страх. Ты боишься джидуна, а он боится тебя, − по отечески успокоил Варсеген.− Я за всех вас думаю, за всех переживаю. Вы мне все как дети. 
   − Капитан, телепорт противника для нас отключен, они добавили нас в черный список, − доложил боцман, шустро шлепая пальцами по клавишам приборной панели. 
   − Трусы, - констатировал капитан. - Приведи секретного агента, а я пока что-нибудь придумаю, безвыходных положений не бывает. 
   Боцман ушел, капитан думал, уставился в астероид. Предстояла непосильная задача. Легче расколоть этот чертов камень головой, чем победить хитрого, коварного врага, который неуклонно побеждает по сети. Хлор завалился в кресло, аккуратно пристроив костыли. 
   − Капитан, есть идейка, − торжественно объявил он. 
   − Говори, какая? - оживился Варсеген. 
   − Я как-то читал, что можно перемещаться силой мысли, просто надо сильно захотеть и напрячь мозги. 
   − Недурственно, это может помочь. А ты молодец Хлор. Но все равно корабль штурмовать тебе. 
   Появился боцман, за ним шла бабулька лет семидесяти пяти. На ней красовался блестящий комбинезон с множеством карманов. Она была еще ничего, горбилась несильно. 
   − Сынок, чего вызывал? - спросила бабуля, улыбнулась, обнажая прозрачные стразовые зубы. 
   − Не называй меня сынок, я капитан. Сейчас в атаку пойдешь, ты ведь секретный агент. 
   − Ну, была у меня любовь с секретным агентом лет сорок назад. Если точнее сказать, я - подсекретный агент, − лицо бабули стало счастливым, видно, нахлынули воспоминания. 
   − Значит, пойдешь в подсекретную атаку. Главное, что есть, кому идти. И не бойся, грудь вперед. 
   − Дык, обвисла уже, и в атаку идти страшновато. 
   − Грудь подымем силиконом, а от страха тебе вот, − Варсеген достал две упаковки антидепрессанта, высыпал на протянутые ладони все, до последней капсулы. 
   Налил в бокал воды. 
   Бабуля проглотила все разом, схватила протянутый бокал, запила. 
   Варсеген налил воды себе, выпил. Лицо скривилось. 
   − Боцман, мне кажется, что я эту воду уже пил. Какая-то она нехорошая. 
   − Так ведь круговорот воды в корабле, − развел руками Гоша. 
   − Ну, поймайте свежую глыбу льда! Это невозможно пить! - возмутился капитан. - Или хотя бы поменяйте фильтр в очистителе! 
   − Не об этом сейчас надо думать. Как атаковать будем? 
   − Хлор, становись в центре каюты, − приказал Варсеген. Хлор встал, чертыхаясь. 
   − Ух! Нафион! - воскликнула бабуля. 
   − Ты чего? - изумился боцман. 
   − Да так, первый муж вспомнился, − выдала бабуля. Зрачки стали большими, маленькие уши шевелились. 
   − Бабуля готова, − подытожил Варсеген, затем отдал ей команду: − Забирайся на плечи Хлора! 
   Бабулька с ловкостью молодой козочки взобралась на плечи повара. Варсеген всучил ей в руки кастрюлю. 
   − Значит так, от такой картины противники придут в ступор, в котором пробудут с полминуты. В первую очередь наденьте джидуну на голову кастрюлю, потом молотите всех, офицера бейте по губам, − Варсеген потер губы, вспомнил оскорбление им пережитое. Он отомстит с лихвой. - Оружие там возьмете, пока все будут в ступоре. 
   − Капитан, ты как всегда, не превзойдён! - боцман глядел на него с восхищением. - А как мы их перенесем на корабль врага? 
   − Силой мысли, − гордо заявил капитан. - Я сейчас буду их переносить, а ты, Гоша помогай мне. 
   Капитан стал усиленно думать, представлять, что десант появляется на чужом корабле, прямо перед щеголем. Но Хлор стоял, бабуля ерзала на его плечах, нетерпеливо держа кастрюлю. 
   − Думай Гоша, думай! - лицо капитана сосредоточено, серьезно. 
   − Я думаю, может, они не хотят? - боцман кивнул в сторону десантников. 
   − Бабуля точно хочет, − капитан в этот момент уже был сплошная энергия, мысль. - Думай, Гоша, тужься! 
   По рубке пополз новый запах, который без усилия перебивал старый, лез в ноздри и напоминал что-то очень нехорошее. 
   − Боцман, это что за запах? - спросил озверевший Варсеген. 
   − Ты же сам сказал, тужься, − невинным голоском проблеял боцман. 
   − Иди, меняй штаны! Я тебя точно на дюзе повешу! - затем капитан обвел медленным взглядом рубку и зычно заорал: - Пошли все вон! 
   Хлор с радостью ретировался, обогнав на входе боцмана. Даже несмотря на то, что бабуля гулко стукнулась лбом об верхний деревянный косяк. 
   Варсеген включил кнопку гиперсвязи. Астероид начал таять, когда появились силуэты корабля, капитан ахнул. По обшивке шел офицер с белым флагом. Несмотря на то, что он был в легком скафандре, узнать щеголя было легко, силуэт сабли выпирал на полметра, оттягивал ткань скафандра. 
   Офицер с силой воткнул флаг в обшивку звездолета. Древко вошло глубоко. 
   − Капитан, это победа! - раздался сзади восхищенный голос боцмана. 
   Варсеген повернулся, боцман стоял уже в других штанах, черных, с черепами на коленях. 
   − Да, Гоша, теперь вселенная у наших ног будет, − произнес Варсеген самодовольно. - Кстати, я придумал новый вид десанта. 
   − Какой? 
   − Девку-трансбойт накормим мясным салатом, сверху заправим окрошкой. Раскручиваем, и как только она начинает складывать губы бантиком, переносим силой мысли в рубку врага. Надо только научиться силой переносить, но для Варсегена преград в жизни нет! 
   − А если не успеем? - в голосе боцмана появились нотки сомнения. 
   − Ну, − Варсеген задумался. - Тогда нам не повезло. Но если тренироваться, все получится! − Капитан! Ты гениален! Да мы за тобой, в огонь и в воду. − Ну, как же. Мы ведь команда, почти что бригада. Вы все мне как дети, − ласково произнес капитан. И вся вселенная нам покорится...



Михаил Троян

#5442 в Фантастика
#5119 в Разное
#1226 в Юмор

В тексте есть: космос, пародия

Отредактировано: 03.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги