Василиса. Книга первая

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 14

- Бабуль, а как ты поняла, что Лера аристократ королевской крови?

Мы лепили пельмени. Основательно припорошенный мукой стол уже венчали почти пять десятков плодов нашего труда. В муке был не только стол, но и я. Буквально вся. Вот что может устроить выскользнувший из рук пакет: "зима" на отдельно взятой кухне, и покрытая "инеем" с ног до головы ведьма. За что я и получила полотенцем по одному месту.

- Так по фамилии. "Ир" - древний королевский род Ираконидов. Но он не прямой потомок. Не по мужской линии, а по женской: поэтому у него только приставка, а не полная фамилия. А "Мо" - это обозначение "морикат", в переводе на русский "высшее сословие". Ничего сложного. А Лера твой - позёр. Если не хотят кичиться своим статусом, называют просто фамилию без приставок.

- Но он же думал, что ты с Земли...

- И даже не защищай его! Хотя, о чём я говорю? Кто ж не кинется защищать любимого?

- Ба, я не влюблена.

- Ну, вот сегодня и посмотрим.

- Это на что ты собралась смотреть? - возмущенно спросила я, и чуть не схлопотала подзатыльник.

- Бестыжая. Мало тебя в детстве пороли...

Папа задерживался, а пельмени уже сварились, и пришлось садиться за стол без него.

- Венец снимите? - неожиданно попросил Лера.

Бабушка кинула быстрый взгляд на мои волосы, и отмахнулась от полубога:

- Да там уж и снимать нечего, пара терновых веточек осталась. Остальное истлело. Страсть она такая, даже магию сжигает - хитро подмигнув мне, заявила прародительница, - Через неделю - две от него и следа не останется. Только я бы на твоем месте, Лерочка, дважды подумала, стоит ли его вообще снимать. Это сейчас Василиса тебе проблем ухажерами не доставляет, а как венец исчезнет, начнёшь их толпами отстреливать, поверь моему опыту.

- Как же, не доставляет она...

- Что, даже с венцом?

- Да, даже с венцом.

- Кхм... Да, совсем тяжко. Ну тогда мой тебе единственный совет: скорее правнуков мне. Детьми-то нас, женщин, проще всего удержать.

Бабушка! Тоже мне, Григорий Остер.

     Если вы собрались другу

     Рассказать свою беду,

     Брать за пуговицу друга

     Бесполезно - убежит,

     И на память вам оставит

     Эту пуговицу друг.

     Лучше дать ему подножку,

     На пол бросить, сверху сесть

     И тогда уже подробно

     Рассказать свою беду.

Внуков она хочет... Провокаторша. Вот спасибо, ба! Ты, блин, настоящий друг!

Зубы сомкнулись на чем-то твердом, и раздался жуткий скрежещущий звук. Боже! Ооооооооууууууаайй! Я схватилась за щеку.

- Вася! - Лера в ту же секунду оказался рядом, хотя нас посадили в разных концах стола. - Вась, что? Покажи, где болит?

И бабушка, и мама сидели молча.

- Умммммм, - простонала я, хватая салфетку, и вынимая изо рта то самое "твёрдое", что похоже лишило меня зуба.

- Это что кольцо? - удивленно спросил полубог.

- Ну всё, Василис, - наконец заговорила бабушка, - "приехали"...

Я тщательно ощупывала языком левую сторону. Эй, зубы, мы завершили ужин в прежнем составе, или среди нашего войска есть потери? Зубы были на месте, вроде бы даже без сколов.

- Василиса, ты меня слышишь?

- Что? - оторвалась я от жизненно важной инвентаризации.

- Поздравляю, говорю.

- Кхм, с чем?

Глянула на Леру, он сидел рядом на корточках, положив руки мне на колени, и был как-то нарочито спокоен. Прямо идеально спокоен. Такое каменное спокойствие... За таким лицом обычно прячут либо бешеную ярость, либо истеричный смех.

- Со свадьбой.

- Бабушка, я думала мы это уже всё обсудили, и ты меня услышала...

- Ну, я-то тебя может и услышала, а вот Источник оказался глуховат. Древний он... да и глупым речам не верит. Лер, ты колечко то на неё одень, а то сейчас сбежит. Она у нас вообще трусиха. Как кошку от стаи собак отбивать, это она в первых рядах, а как любить - забьётся в свою нору, и сама носа не кажет, и к себе никого не пускает. Одевай-одевай. Только по традициям нашей семьи, на указательный нужно.

Я разжала кулак, в котором всё это время комкала салфетку, и уставилась на неприметный ободок белого золота, поблёскивающий прозрачным камешком.

- Начиная с четырнадцати лет четырежды в год мы, как и положено, проводили этот обряд. И ни разу за всё это время ты не вытянула кольцо. Ни в пирогах, ни в сладостях оно тебе не попадалось. Эта традиция, своеобразная проверка. Когда сердце ведьмы становится не свободно, она получает это колечко. А сейчас сама видишь. Чувства есть, это истинные чувства и истинная связь. Вы теперь помолвлены. Поздравляю. - еще раз повторила она.

Какие чувства? Какая связь?

- Ба, ты что творишь? Какая, к демонам, помолвка?!

- Лер, на тебя вся надежда, - обратилась она к полубогу.

Я и моргнуть не успела, как кольцо оказалось на пальце.

- И по поводу внуков тоже. - добила ба.

- Стоять. - осадила я эту предприимчивую компанию.

Лера всё с тем же спокойным лицом смотрел мне в глаза. Ржёт? Точно ржёт.

- Вот сейчас все замерли, и прекратили этот цирк. Я ни на что не соглашалась. Замуж я не собираюсь. Я никуда не пойду.

Я попыталась стянуть кольцо, но ничего не получилось. Оно не просто приклеилось, оно стало частью руки, срослось с кожей.

- Ты что сделал?!

- А это не он, Василис. Это Источник.

- Как это снять?!



Дарья Остольская

#4677 в Фэнтези
#2559 в Любовные романы

В тексте есть: ведьмы, романтика

Отредактировано: 27.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги