Ведьма

Размер шрифта: - +

1

1.

Семь лет, три месяца и десять дней после «инцидента третьего числа»:

[Звук телефонных гудков, затем короткий щелчок:

         - Здравствуйте. Служба доверия С.О.В слушает.

         - Я звоню, потому что очень боюсь за свою дочь.

         - Я вас внимательно слушаю. Скажите, чего именно вы боитесь?

         - Недавно ей исполнилось шестнадцать лет, а ведь именно в этом возрасте могут проявиться способности, - женщина по другую сторону телефонной линии заплакала, - Господи я не сплю ночами! А каждый раз, когда звонит телефон, я не знаю, что думать, а вдруг это про неё?! Вдруг с ней, что-то случилось или она…вдруг она…случайно…убила, кого ни будь, или взорвала...не знаю].

(Запись телефонного разговора №35/7б. Архив Службы Доверия С.О.В)

 

         - Кэт!? Кэт!? – мужской голос звал женщину, прорываясь сквозь плотную завесу тумана, охватившего сознание. Он звучал глухо почти не слышно, но каждый раз болью отдаваясь в висках. Она не знала, что ему было надо от этой Кэт, да и, в общем-то, ей было всё равно. Завтра она умрёт. Эта мысль чётко обозначилась в её затуманенных наркотиками мыслях. Сегодня суд, а завтра казнь. На ведьм не распространяются правила и порядки судебного следствия устроенного для людей. Ещё одна чёткая мысль. Остальные были расплывчаты и неясны.

         Ее, как и других пять женщин вели под руку по узкому светлому коридору в здание Высокого Трибунала – место, где судят таких как они. Место, где судят ведьм. В слабом подобии улыбки скривились губы, как только она представила себя со стороны: бритая, грязная в такой же неопрятной тюремной робе; интересно, сколько ведьм носило эту хламиду до неё? Ответ пришёл сразу – нисколько: ведь ведьм сжигают в их же тюремной одежде. Хотелось рассмеяться столь комичной в её понимании ситуации, жаль только, что не было сил. Остальные ведьмы выглядели не лучше чем она; две даже хуже: признанные наиболее опасными они были напичканы таким количеством наркотических препаратов, что даже идти сами не могли. В отличие от них она хоть как-то переставляла ноги, не слишком утруждая своим охранникам – штурмовикам С.О.В, которые в чёрных кевларовых бронежилетах, закрывающих лицо масках балаклавах с защитными очками на глазах, были мало похожи на людей. Хоть они и были большими людьми, чем она – ведьма, монстр, чудовище или, по-научному, женщина с биопсихическими способностями.

         Впереди раскрыли тяжёлые деревянные двери, в коридор ворвались постоянно мелькающие вспышки света, и она обрадовалась, - настолько сильно, насколько на это способен одурманенный человек, - что идет, чуть ли не последней. Глаза вошедших первыми встретили основной удар фотоаппаратных вспышек слившихся в своей многочисленности в единую, мощную волну света, чуть не ослепившею их. В зале Трибунала было много репортёров, как и всегда: людям нравилось смотреть и читать, про то, как очередную опасную для общества ведьму приговорят к смерти.

         - Кэт?! – на этот раз голос звучал громко и ясно и его не могли заглушить ни туман спеленавший сознание, ни резкие вспышки света. Мысленно она попросила голос замолкнуть и не бить больше барабанной дробью по вискам, но он естественно не послушался. Её сейчас мало кто слушал. Более того, к голосу теперь добавился смех, заразительный, добрый, радостный. Вместе с мужчиной смеялся ребёнок: его визгливые нотки слегка прорывались сквозь глубокий гортанный хохот. – Кэт, где ты прячешься, выходи?!

         Она вздрогнула: мужчина искал женщину, но зачем было неясно. Однако сердцем она чувствовала, что он не хочет ничего плохого. Несмотря на это ей не доставляла удовольствия жуткая боль вызванная голосами в голове.

         Ведьм провели по узкому проходу, разделявшему места, где находились гражданские свидетели судебного процесса, огороженные лишь простыми стальными бордюрами. В зале Трибунала вообще нельзя было увидеть другого цвета кроме серо-стального, даже трибуна, за которой восседали судьи, была сделана не из дерева, но из металла.

         - Кэтрин, где ты?! – мимо неё, весело смеясь, пробежала маленькая девочка. Она проводила её взглядом и споткнулась, повиснув на руках своих охранников, но те лишь подтолкнули её вперёд, не обращая особого внимания на отсутствие координации у накачанной наркотиками ведьмы.

         Неужели у неё начались галлюцинации? Она чуть не рассмеялась; конечно так и есть, учитывая сколько в неё ввели наркотиков. Да и какое ей дело до нелепых и лишённых смысла галлюцинаций, если сегодня ей вынесут смертный приговор!

         Ведьм провели по переходу и остановили перед трибуной, за которой сидели трое членов трибунала: двое мужчин и одна женщина одетые в чёрные мантии судей.

         Самый главный из них, - мужчина с холодными глазами, - ударил молоточком по специальной подставке и объявил о начале слушания. Оно должно было быть достаточно коротким, чтобы уложиться в зачитывание обвинения и вынесения приговора. В вердикте высокой коллегии сомневаться не приходилось: смертная казнь через сожжение на костре. Иного не дано.

         Странно было наблюдать за холодной уверенностью судей выносящих приговор женщинам, которые вместе могли уничтожить всех, кто находился в этой зале. А ведь наркотические вещества не давали стопроцентной гарантии, того, что ведьма, потеряв самоконтроль, не сможет использовать свои силы. На секунду, буквально на одно мгновение, ей пришла в голову мысль поджечь мантию одного из судей. Главного, того кто сидит и смотрит на неё со своей вершины, абсолютно беспристрастным взглядом образцового судьи. Она не могла контролировать свои чувства, и это внезапное желание было вызвано больше следствием препаратов введённых в кровь, чем отчаянием приговорённой. Хотя по большому счёту это было и неважно, ей просто захотелось этого. Она готова была рассмеяться, представив себе, как небольшой огонёк вспыхивает на чёрной мантии и разгорается, поглощая человека, но ничего не случилось. Картинка, с такой чёткостью возникшая в её воображение, так и осталась картинкой, пустой фантазией. Лишь очередная глупая мысль, в череде таких же глупых и безумных мыслей, которые только может выдать затуманенный наркотикам разум. В С.О.В не рисковали, полагаясь лишь на одни наркотики, и здесь не держали дураков. Здание Высокого Трибунала, где располагалась так же тюрьма для ведьм, обладало мощнейшими генераторами поля, лишавшими женщину с биопсихическими способностями, какой бы сильной она не была, всех её возможностей.



Wylz

#3444 в Фантастика

В тексте есть: антиутопия

Отредактировано: 13.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться