Ведьма

Размер шрифта: - +

2

2.

Семь лет, три месяца и одиннадцать дней после «инцидента третьего числа»:

[Материалы видеоархива: запись №23/А

Изображение: здание оцепленное штурмовиками С.О.В, к нему подъезжает школьный автобус, из которого колонной выводят девочек разного возраста. На этом фоне стоит молодая репортёрша: - Неделю назад в силу вступил Образовательный закон, согласно которому девочки и девушки, у которых обнаружены способности к управлению биопсихическими полями будут учиться в специальных интернатах, чтобы избежать жертв среди нормальных учеников].

         - Хемперли-стрит 68/789, мы приехали, - сообщил сотрудник С.О.В, останавливая чёрный джип у обочины. Вокруг красовались картонные пригородные домики и особняки, из окон которых с испугом и любопытством наблюдали соседи.

         Кэтрин вытащили из машины, и к ней подошёл один из оперативников.

         - Официально вы освобождены, но за вами будут вести круглосуточное наблюдение наши агенты. Мы просим вас не покидать пределов города, даже если вы теперь не можете пользоваться своими способностями, - произнёс он.

         После этого они оставили Кэтрин одну, стоящую на дорожке, ведущей к пустому дому лишённому жизни. Её дому. Она не могла вечно стоять на улице, поэтому сделав глубокий вздох, медленно пошла вперёд. Так же как и в тот день, когда Кэт пытаясь, успокоится и скрыть слёзы шла в сторону дома. Точно так же как и тогда она открыла ключом дверь и прошла на кухню, только в тот день с кухни доносились весёлые голоса, теперь же мёртвая тишина.

         Она должна была понимать, что это рано или поздно случиться. С того момента на похоронах Фатиха прошло много лет, но сердцем Кэт чувствовала, что Сэм вернётся и не одна. Так и случилось: Сэм позвонила и попросила срочно приехать. В каком-то тёмном подвале в жутких трущобах она нашла свою подругу в компании молодых идеалисток желающих изменить мир с помощью своей силы и высказала ей, какая та идиотка. Они разругались, страшно. На какой-то момент Кэт подумала, что её не выпустят из подвала живой, но она смогла уйти и громко хлопнуть дверью или чем-то что раньше определённо было дверью. Злоба, раздражение, досада и страх за ту, которая стала ей сестрой, переполняли ее, смешиваясь с отчаянием.

         Но в тот момент, когда она вошла на кухню, все эти чувства пропали, сменившись ощущением своего счастья. Кэт просто смотрела на трёх самых любимых в её жизни людей и улыбалась. Сейчас она вошла на пустую и заброшенную кухню, но тогда они были здесь безмятежные и весёлые: Эрик – её муж, и их дети – Майки и Алиса. Ради них она жила и дышала этим воздухом.

         Эрик заметил её первой и улыбнулся, она ответила ему такой же нежной улыбкой, а потом в доме разбились все стёкла, что-то покатилось по полу, и их ослепила вспышка света, а по ушам ударил тонкий звук, впиваясь сотней иголок в мозг. В тот же миг двери с треском сорвали с петель и в дом ввалились люди в чёрной кевларовой броне с автоматами наперевес; тогда же Кэтрин впервые испытала действие полевых генераторов поля, которые использовали штурмовики С.О.В. Мир словно утратил краски, стал серым и тусклым, все ощущения словно исчезли, все кроме боли от того, что ей заламывали руки двое штурмовиков. Ещё несколько скрутили Эрика и схватили кричащих детей.

         Алиса кричала, пытаясь вырваться из рук штурмовика, её испуганные глаза смотрели на мать в поисках защиты. Внезапно с кухонного стола подобно стреле выпущенной из лука сорвался нож и вонзился в ногу сововца державшего девочку. Он закричал и, пытаясь вытащить нож, отпустил девочку, которая тут же кинулась к матери, стремясь в её объятьях обрести безопасность.

         Грянул гром, в унисон с которым дрогнуло сердце Кэтрин, тело её дочери дернулось и упало вперёд прямо в ноги матери. Кэт, расширенными от ужаса глазами смотрела на Алису, по щеке стекала капелька крови, брызнувшая на лицо после выстрела. Все звуки словно исчезли, утонув в бесконечной тишине. Ещё один громовой раскат и тело Эрика вырвавшегося из рук державших его штурмовиков упало на кухонный пол. Сердце словно остановилось, она не могла издать ни звука, лишь молча наблюдать за тем что происходило, дрожа всем телом.

         -  Кто стрелял?! Кто приказал стрелять?! Чёрт! Мальчишку убрать, всё равно наследили, - произнёс один из штурмовиков, с шевроном в виде филина расправившего перья, окрашенным в серебряный цвет.

         Он достал пистолет и направил его в сторону Майка заворожено глядевшего на оружие. Кэтрин не могла отвести взгляд от сына, хоть голос внутри неё кричал ей, чтобы она отвернулась, а веки, словно сами хотели опуститься и скрыть от глаз, то, что произойдёт дальше. 

         Третий раскат грома заполнил тишину, и тяжёлая пуля вошла мальчику в грудь, откидывая его назад. Кто-то с силой заставил её встать и поволок прочь из кухни, а она не могла закрыть глаза, чтобы не видеть трёх тел окружённых кровавым ореолом. Вся её семья, все ради кого она жила, вся её жизнь, осталась здесь.

         Сейчас Кэтрин вернулась на это место, где потеряла всё, смотрела туда, где лежали тела любимых людей. Тогда она не проронила ни слезы, не издала ни звука, просто смотрела и не могла вздохнуть, заставить сердце биться, поверить, что всё происходящее лишь сон и ей надо всего на всего проснуться. В тюрьме она верила, что смерть вырвет её из объятий сна, заставит проснуться, но она не умерла. Ей подарили жизнь, оставив наедине с реальностью и дикой болью. И теперь эта боль обрушилась на неё посреди кухни, разрывая сердце на тысячу кусков, выжигая душу. Кэтрин медленно опустилась на пол, украшенный багровыми пятнами там, где по нему расплывалась кровь, и дикий нечеловеческий крик боли и горя вырвался у неё из груди.



Wylz

#3397 в Фантастика

В тексте есть: антиутопия

Отредактировано: 13.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться