Ведьма

Размер шрифта: - +

Часть 8

30

Анна Ланская открыла дверь своей квартиры на северо-западе столицы.

- Наконец-то! Дома! Привет, моя маленькая! – голубоглазая сиамская кошка выбежала встречать хозяйку.

Девушка сняла туфли на высоких каблуках и, ни сколько не заботясь о красивом вечернем платье, подхватила любимицу на руки. Кошка оценила этот жест и благодарно замурчала, вытягивая шею и подставляя голову под ласкающую руку.

Анна села с ней на усыпанный подушками диван и почесала ногтями кошку за ухом.

«Да… Кира преподнесла нам сюрприз, однако, - думала про себя ведьма-охотница. – И дружок ее, конечно, молодец! Тут есть, над чем посмеяться и над чем подумать».

Слабая улыбка тронула губы девушки, но ненадолго. Взгляд ее потемнел. Кошка, почувствовав смену настроения хозяйки, решила, скорее всего, сделать ей успокоительный массаж, как это умеют только представители рода кошачьих.

- А вот это уже лишнее, Маркиза! – Анна сбросила ее с колен, как только та выпустила когти.

Ланская откинулась на подушки и глубоко задумалась. Кое-что ей очень не нравилось в последнее время. Она пока точно не могла определить, где затаилась угроза. А начальник так был занят своей проблемой, что не мог уделить время еще и вопросу, с которым Анна к нему подходила и не раз. Что ж… Его можно понять. У нее только догадки и предположения. Девушка, вздохнув, встала и подошла к стеллажу. Она достала увесистую папку, вернулась на диван и стала листать. Такую же папку обнаружили недавно Кира и Максим. Анна чувствовала, что в этих делах и отчетах о ликвидациях кроется ответ на вопрос, который ее гнетет. Как бы она хотела ошибиться, но ведьма нутром чувствовала, что, к сожалению, окажется права, только бы поздно не было. Подозрение витало в воздухе, она улавливала фальшь, но не могла точно определить источник. Она знала: кто-то в ФСП предатель. И Вадим зря отмахивается, эта опасность, вероятно, больше, чем он предполагает. В скором времени случится что-то очень плохое, в этом Анна была абсолютно уверена. Она хорошо чувствовала зло, хотя не обладала даром предвидения. И сейчас это зло было совсем рядом.

 

31

Засыпая, я все думала о загадочном послании из шкатулки. Надо же, а вечер так хорошо начинался, жаль, что кое-кто, чье имя пока не было известно, так бесцеремонно его прервал. «Ну ничего, - думала я, мстительно сжимая в кулаке кусок одеяла. - Ты у меня еще получишь!» Но затем следовала уже более осторожная мысль: «А вдруг не получит? Вдруг она окажется сильнее меня?» Я ворочалась с боку на бок. Мне было страшно от ощущения слежки, потому Макс остался спать тут же. Рядом с ним было намного спокойнее и теплее. Но в отличие от меня он уже давно смотрел сны. И как так получается у мужчин? Брык - и уже захрапел? Вот и отец такой же. От неожиданного воспоминания об отце сердце неприятно и болезненно сжалось, в глазах защипало, и я постаралась мысленно переключиться на что-то более приятное. К сожалению, ничего особо приятного, как назло, в голову не приходило. Может, пойти съесть пирожное, говорят, сладкое поднимает уровень эндорфинов? Я не была любительницей ночных экскурсий к холодильнику, но тут желание было почти нестерпимым. Правда, перспектива подняться с теплой кровати и совершить пешую прогулку через темную комнату и коридор на кухню одной внушала некоторый страх. Может, разбудить Макса? На это я пойти не могла, он так сладко спал, кроме того не хотелось показаться последней трусихой. Я все еще не могла отойти от ощущения слежки, хотя знала, что сейчас никто не смотрит, но все равно моей впечатлительности вечернего инцидента было достаточно, чтобы продолжать нервничать. Да, сейчас никто не смотрел на меня, я это знала также хорошо, как и то, что опасность со стороны неизвестной и крайне недоброй дамы все еще очень близко. Все хватит!

Я сдернула одеяло и резко спрыгнула с кровати. Включив в кухне свет и открыв холодильник, я почувствовала, как страх медленно отпускает, уступая место радости и хотя бы временному спокойствию. Вот оно - заветное пирожное! Когда последняя ложка с десертом исчезла с тарелки, сонная усталость, наконец, коснулась моих ресниц. Через пять минут я уже сладко спала.

- Ты ночью схомячила пирожное? - спросил Макс за завтраком, посмеиваясь.

- Да, и не думай, что я обжора, - так же с улыбкой ответила ему. - Просто никак не спалось без него.

Макс хмыкнул:

- Ну, понятно. Как же тут уснешь без сладкого.

Мы пили кофе молча. Мои мысли крутились около образа ведьмы, которая после решения вопроса с выбором доброго направления и выяснения личностей загадочных черных пиджаков, вышла на первый план.

Вдруг меня осенило! Ожерелье! Надо попробовать его спросить!

- Я скоро вернусь, - бросила я Максу, оставляя недопитый кофе.

Я села на диван в зале и дотронулась до талисмана, которым теперь считала алмаз бабушки, задав вопрос про ведьму. Перед мысленным взором открылся портал, который словно затянул, закружил меня и понес куда-то вперед на большой скорости. Наверное, такие ощущения испытывают люди на американских горках. В этом полусне я стремительно приближалась к какому-то отливающему серым куполу, сквозь него проступали лишь слабые очертания комнаты, в которой суетливо перемещалась женская фигура. Я прищурилась. Что-то было знакомым, но разглядеть точно ни обстановку, ни лицо не получалось. Может, сейчас, когда буду поближе, что-то удастся различить более отчетливо. Я была уже почти у самого купола и вдруг треснулась об него!

- Ай! - воскликнула я, очнувшись от видения.

Лоб горел, словно я и правда стукнулась.

- Ты что-то крикнула? - Макс заглянул в комнату.

- Да нет, просто задремала на диване и чуть не свалилась, - выпалила я первое, что пришло в голову. «Пока не буду рассказывать о возможностях ожерелья», - мелькнуло в мыслях.



Анастасия Онишкова

Отредактировано: 30.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги