Ведьмовская триада

Размер шрифта: - +

Глава шестая. Саламандра

Среди магов ходят слухи, что ведьмы весьма ветрены и любвеобильны (этому способствуют любовные зелья). На самом деле это не так. Ведьмы не ведут беспорядочную половую жизнь и совсем не рожают от каждого встречного-поперечного.

      Обычно ведьмы выбирают себе партнера из людей, и совсем редкость — из магов. Так же бывает, что дочь ведьмы ведьмой не становится. А вот внучка да, может.

Отрывок из книги «Ведьмоведение. Все о ведьмах для магов».
 

***


      Туман укутывал, погружая в сон, унося в сказочную страну грез и мечт. Хотелось закутаться в пуховое одеяло и спать, спать, спать! Никогда не видеть больше свою триаду, директора, всех этих ведьм. Никогда не вспоминать язвительного, иногда даже оскорбляющего тона лорда директора. Не видеть безразличного ко всему лица Анастасии. Просто забыться в пуховом одеяле и никогда не просыпаться и не вспоминать, не видеть, не думать. Но перед глазами тут же появился лорд директор с презрительной улыбкой на губах.

      — Решили сдаться, Мор? Как раз этого я от Вас и ожидал. Так и будете продолжать строить из себя жертву? Зря я все же назначил Вас Ведущей, Мор, очень зря!

      Я открыла глаза, не желая слушать его пустые, никому не нужные оскорбления, которые втаптывали мою самооценку в грязь.

      Часы показывали двадцать минут шестого. Самое время встать и одеться. Но одеяло манило своей теплотой, подушка так мягко окутывала голову, словно кокон, а мысли текли медленно, словно сладкая нуга.

      Но тут же вспомнилось лицо лорда директора из сна. Как же, его Величество пустит очередную сальную шуточку в мой адрес. Пришлось встать, пытаясь нащупать в темноте тапочки. Не получилось.

      Бросив последний взгляд на кровать, я закуталась в халат и зашла в ванную. Кожа тут же покрылась мурашками просто от одной мысли о том, что придется лезть в душ, под холодную воду. А потом — тренировки, тренировки, тренировки. Учеба, гонка за победой, тренировки, учеба, гонка за победой, тренировки. А зачем мне победа, когда кровать такая теплая, мягкая и принимает меня такой, какая я есть? Свет, мигнув, погас. С пальцев сорвался небольшой пульсирующий шар света, который вознесся к потолку, освещая всю комнату.

      Подойдя к зеркалу, я открыла шкафчик с нужной для девушки мелочевкой. Косметика, крема, зубные щетки, салфетки, еще что-то непонятное и мало различимое.

      Душ включился от одного нажатия на рычаг. Вода сначала была теплой, а позже резко похолодела, став почти ледяной. Запах земляничного шампуня распространился по комнате, сметая последние преграды сна. Новый день начинался с холодного душа, земляничного шампуня и тренировочной формы.
 

***


      Поле для тренировок встретило холодом, мокрой травой и ковром из желтых листьев. Деревья, которые и так поддерживались магией, скинули надоевшую «одежду». Лорда директора не было.

      Скинув сумку со скудным завтраком и куртку на сырую землю, я растерла руки, желая согреться. Но майка этому не способствовала, как и весьма тонкие тренировочные штаны. Разминка началась лениво, потом я взбодрилась.

      Влажные волосы превратились в сосульки, нос и руки окончательно замерзли, но я продолжала приседать, освещая поле лишь несколькими огоньками магии в воздухе, которые кружились, словно мотыльки около пламени, силясь потухнуть, но я лишь усиливала их напор.

      — Похвально, похвально. Но на улице минус десять, чем вы думаете? — я прикусила язык, не обращая внимания на реплику лорда директора и продолжая отжиматься.

      — Адептка Мор, я задал вопрос. Вы обязаны ответить, - я, наконец, повернула голову. Он возвышался надо мной, хотя и был на значительном расстоянии.

      Высокий, широкоплечий, он казался грозным в этом черном пальто с воротником-стойкой и великолепно отглаженных брюках. Темно-синий шарф он держал в руках, явно пытаясь его завязать.

      — Мне нечего сказать, лорд директор, — казалось, на улице похолодело еще сильнее.

      О, мне было что ему сказать! Но за это меня как минимум исключат. Максимум — сотрут в порошок. Демоны оскорблений не прощают. Пусть даже это и будет зарвавшаяся сопливая адептка.

      — Мне так не кажется, — он расстегнул верхние пуговки пальто, собираясь его снять. Я ухмыльнулась, возвращаясь к прерванному занятию.

      Хотелось нагрубить, съязвить, втоптать в грязь! Но я лишь опустилась на землю, касаясь руками холодной, слишком зеленой для ноября, травы.

      — Мор, вы так и будете молчать? — я прикусила язык, отсчитывая в голове до десяти и только потом силясь открыть рот и вымолвить хоть слово.

      — Да, лорд директор, — послышалось ехидное, даже оскорбительное, хмыканье. Меня в очередной раз не восприняли всерьез. Я ускорилась в отжимании, не чувствуя онемевших рук. Верхние зубы еще сильнее врезались в язык, успокаивая мой горячий гнев.

      — Немедленно поднимайтесь, Мор. Будем отрабатывать удары, — я неохотно поднялась, ежась от его насмешливого взгляда, и немного отошла, словно желая сбежать от его холодной насмешки. Во рту появился привкус металла. Я прокусила язык. Чудесно.
 



Марьяна дю Плесси

#6414 в Фэнтези
#3531 в Любовные романы

В тексте есть: ведьмы, романтика

Отредактировано: 04.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги