Ведьмовская триада

Размер шрифта: - +

Глава седьмая. Неудавшееся самоубийство

Перед тем, как варить зелье «красного» уровня сложности, убедитесь в том, что все ингредиенты свежи, оборудование подготовлено, а у вас есть знания или преподаватель, который за вами присмотрит.

      В случае невыполнения этих условий результат может быть весьма плачевным.

Отрывок из книги «Ведьмоведение. Все о ведьмах для магов».
 

***

      Солнечные лучи еле-еле показывались из-за горизонта, но совсем скоро, буквально через несколько минут, солнце должно появиться наполовину.

      Я ненавидела зиму. Особенно то, что рассвет начинался позже, гораздо позже. Да и осень ассоциировалась у меня со смертью. Медленной, мучительной смертью. Наконец, горизонт озарился первыми серьезными лучами осеннего солнца. Деревья покачивались от слишком резких порывов ветра, с неба то ли падал снег, то ли начинался дождь.

      Ненавижу ноябрь. И алхимию тоже ненавижу. Хоть наука и полезная, но очень, очень скучная. Зельеварение да, вот это дело. А алхимия — это одни формулы.

      Последние несколько недель пролетели в темпе вальса. Хоть и были последние числа ноября, погода до сих пор не нормализовалась. С лордом директором у нас сложились весьма странные отношения. Он постоянно язвил, я молчала.
В новом классе уже пахло мелом, пылью и мокрой землей. Вся академия кипела перед приездом важных гостей. Ведьмам раздавали амулеты против вмешательства в память, а тренировки становились все жестче и жестче. Нас уже стравливали с оборотнем, вурдалаком и мумией древнего фараона. После этого я просто боялась спать ночами, хотя Анастасия и Бажена, как только приходили в комнату, сразу отрубались.

      Звонок выдернул меня из собственных мыслей, возвращая в скучную и серую реальность. Тренировки, учеба, зубрежка. Тренировки, учеба, зубрежка. Никаких светлых просветов между убогими буднями адепта Кристальной Академии.

      — Адептка Мор, к директору. Вместе с триадой, — металлический голос затих, хотя еще несколько секунд звучал набатом в голове.

      Длинные, практически нескончаемые коридоры в абсолютной тишине показались одной сплошной пыткой. Анастасия ходила мрачнее тучи, а Бажена постоянно молчала.

      Хоть сперва наши отношения и казались натянутыми, теперь они стали просто безразличными, отчего возникал закономерный вопрос: волшебство ошиблось? Опять лестница, медленный подъем и все та же дверь.

      — Входите! — сразу ясно, лорд директор раздражен. Дверь открылась с легким щелчком. На замке? Интересно.

      — Доброе утро, лорд директор, — банальная фраза, которой требовала обыкновенная вежливость.

      — Доброе утро, адептки. Плохие новости: первое испытание будет четвертого декабря, — налет легкой безразличности слетел с меня в секунду.

      — Нам сказали, что не раньше февраля! — рот наполнился вязкой слюной, от которой никак не получалось избавиться.

      — Я не знаю, что у них там случилось, но в итоге первое испытание через неделю! — я отошла и плюхнулась около стены. Хотелось постучаться головой, но гордость только недовольно на меня зашипела.

      — Мы провалим. Мы все провалим, — уныние захлестнуло с головой.

      — Мор, ты кто? Ведущая или сопливая школьница? Быстро поднимись! — от громкого окрика лорда директора я подскочила и тут же выпрямилась в струнку.

      — Так, с занятий я вас снимаю. Следующая неделя у вас расписана по часам, ясно? Тренировки увеличим до четырех часов, урегулировку дара — до восьми. Четыре часа — самые глубокие познания по профильным предметам. Пять часов на сон, час на все прочие дела вроде душа, еды и так далее. Три часа каждый день — борьба с нежитью. Всем все ясно? Будить завтра приду лично я. Сегодня свободны. Выспитесь, наберитесь сил. Вам они понадобятся, — нас отпустили взмахом руки, а сам лорд директор вернулся к древним фолиантам, с которыми сидел до нашего прихода.
 

***


      Я знала, что это будет тяжело, но не думала, что настолько. Я даже не успевала дышать, а все тело, казалось, выворачивало наизнанку.

      Проходила очередная вечерняя тренировка, когда случилось то, чего никто не ожидал. Кроме лорда директора.Когда мы в очередной раз отрабатывали удары на манекенах, Анастасия впервые проявила свой дар. Она целый день была раздражена из-за того, что сегодня с утра ей пришло письмо. Никто его содержания не знал, но сразу после прочтения Анастасия помрачнела лицом и вообще перестала разговаривать. Манекены ломались под ее жесткими, резкими ударами, а иногда еще и подгорали. Я оглянулась на Бажену, на что та лишь пожала плечами и отставила манекен в сторону. Пришлось идти мне. С каждым шагом ноги все сильнее увязали в грязи. Грязи? Снег выпал и не таял уже около двух дней.

      Приближаясь, я чувствовала, как около саламандры становилось все жарче и жарче. Скинув ветровку, я подошла и слегка коснулась пальцами плеча Анастасии. Она тут же повернулась, и я застыла. В прямом смысле.
Я даже не могла пошевелить рукой и так и оставалась в одной позе. Нога чуть отставлена назад, а рука касается воротника белой рубашки, в которой девушка сегодня занималась.

      — Влада? Что с тобой? — в глазах Анастасии застыли слезинки. Я попыталась улыбнуться, потрепать ее по плечу, успокоить, но не могла сдвинуться с места. В животе свернулся тугой клубок боли. Я хотела согнуться, чтобы упасть на землю, но так и осталась стоять на месте.

      Бажена оказалась рядом в одно мгновенье и попыталась схватить меня за руку. Не получилось — ее обожгло, из-за чего она тихо ругнулась и отпрыгнула от меня. По лицу Анастасии уже текли ручьем слезы, а я пыталась сломать магию, которая оказалась на мне. Не получалось. Лорд директор стоял за моей спиной, поэтому я не могла за ним нормально следить.

      — Помогите же ей! — Анастасия закричала настолько пронзительно и моляще, что мне самой захотелось себе помочь. Но я лишь продолжала истуканом стоять и смотреть на всю ту драму, что разворачивалась сейчас передо мной. Бажена дернулась, словно от ожога, но подошла ко мне и приложила руку к сердцу. Выглядела девушка весьма странно. Волосы резко начали светлеть, а в некоторых местах вообще становились разноцветными, а небольшой нитяной амулет с простой подвеской, который висел у нее на руке, начал словно таять в воздухе.

      В следующую минуту мне стало не до разглядывания амулетов. Меня скрутило от боли, и я упала в грязную лужу, пропахав носом сантиметров десять. Кончики пальцев холодели, ноги онемели, а в животе будто засела огромная змея, которая то сворачивала, то распускала кольца. Змея по имени Боль. Бажена снова наклонилась ко мне и провела рукой по лбу. Как только я попыталась приподняться с земли, Анастасия налетела на меня, снова уронив в грязь. Бажена всхлипывала в стороне, поправляя разноцветные волосы, но в конце концов тоже попала в наши объятья.

      — Анастасия только что заморозила Мор своим даром. Еще несколько часов промедления — и смерть, — от осознания этой мысли у меня все похолодело внутри. Но Анастасию я не отпустила, продолжая удерживать ее в объятьях.

      — Бажена же перенаправила силовые потоки Мор, и та сама смогла подавить магию. Вот мы и выяснили ваши дары. Мор видит будущее, об этом я узнал еще три недели назад. Крах использует заморозку в качестве средства устранения того, что ей сейчас мешает, или того, чего она боится. Савельева может управлять силовыми потоками, помогая пострадавшему быстрее восстановиться или просто подпитывая того своей силой, — руки Анастасии двумя плетями упали вдоль тела, а она сама сорвалась с места.

      Лорд директор лишь пожал плечами, этот факт игнорируя. Я кивнула Бажене, и мы устремились за беглянкой.
 



Марьяна дю Плесси

#6476 в Фэнтези
#3565 в Любовные романы

В тексте есть: ведьмы, романтика

Отредактировано: 04.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги