Верь мне

Размер шрифта: - +

Глава 27

Глава 27

Сессия была удачно закрыта, но в последний день, я узнала, что такое токсикоз. 
Уже с утра я чувствовала себя не очень хорошо, меня подташнивало, но ни яблоки, ни конфетки не помогали. Завтрак остался в ванне. Блин, если это только первый день, то, что же ожидает меня в дальнейшем? Как женщины выдерживают. 
Пока я прошлась по улице, тошнота утихла, но стоило войти в кабинет, противный комок поднялся к горлу. Молодая преподавательница сильно передушилась. И аромат ее приторно-сладких духов, казалось, занял все уголочки помещения. Я сидела то краснея, то бледнея, борясь с дурнотой. Я дышала ртом, это немного помогло.
- Аль, тебе плохо? - шепотом спросила Лина.
- Блин, она передушилась, - закрывая нос ладонью, пробормотала я.
- Да, это точно. Хочешь водички?
- Да, давай, а то я сейчас подохну, - девушка передала мне воду, которую я моментально выпила.
- Альбина,  Василина, что за разговоры? Готовы отвечать?
- Да, - ответила я, хотя и не была готова. Но больше эту пытку я не вытерплю.
Я села напротив нее, там запах был еще хуже. Стараясь не дышать вообще или вдыхать ртом, я кое как рассказала билет.
- Альбина, я не понимаю, вы же так хорошо отвечали на лекциях, что случилось? Конечно, вы кое-что рассказали, но этого мало для пятерки, может, еще что-то вспомните.
- Простите, Елена Михайловна, мне просто нехорошо. У меня аллергия началась.
Ей я точно не собиралась говорить, что у меня токсикоз. Мне просто необходимо было вырваться отсюда.
- Ладно, ставлю четыре, устраивает?
- Более чем. Спасибо, - я быстро выхватила зачетку и пулей понеслась в туалет, благо он находился рядом.
Я умылась холодной водой, но в носу еще стоял стойкий запах духов. Постояв еще минут десять, поплелась к выходу, может холодный воздух поможет мне.
На улице мне стало действительно легче. Я уперлась руками в колени, глубоко вдыхая прохладный воздух.
- Аль, тебе плохо? - Женя появился, словно из неоткуда, и аккуратно поддержал меня.
- Да, блин, у преподши, такие духи вонючие были, что я чуть не сдохла там.
- Пойдем в кафе, посидишь немного, хоть воды выпьешь.
- Не, спасибо, я домой хочу.
- Я отвезу тебя. И не надо отказываться, я без намеков, просто по дружбе.
Я слабо улыбнулась парню. У меня не было сил, чтобы ехать на метро.
Забравшись на заднее сидение, откинула голову назад.
- Окно приоткрыть? - спросил Женя, занимая водительское место.
- Да, чуть-чуть, - свежий воздух хлынул в салон, минут через пять я окончательно пришла в себя. 
Женя высадил меня у дома, проводив до квартиры. Попрощавшись он ушел, а я завалилась спать, сил у меня просто не было.
С каждым днем мне становилось все хуже. Любой запах мог вызвать тошноту. Врач, осмотрев меня, поздравила с токсикозом первого триместра, прописав, принимать, в крайнем случае, таблетки от тошноты.
Я сидела на полу в ванной, опустив лицо на бортик, наслаждаясь его прохладой, когда мама постучала в дверь.
- Аля, что происходит? Тебе плохо? - взволнованно спросила она.
Больше не было смысла что-то скрывать, она итак догадается, у нее все- таки двое детей. Хорошо, что в универе каникулы и ехать никуда не нужно.
Я еще раз умыла лицо и открыла дверь взволнованной маме. 
- Аля? 
- Нальешь чаю? - я прошла на кухню и села на свое место.
- Аля, ну не пугай меня, что с тобой происходит? Я же не слепая.
- Мам, я беременна,- тихо ответила я.
- Что? - мама села на стул, ошарашенно смотря на меня.
- Я беременна, - уже громче повторила я.
По маминым щекам потекли слезы. 
- Ты уверенна? К врачу ходила?
- Да, десять недель.
- Фух, ну, слава Богу, а то я думала, что ты так худеешь или еще какая-то гадость.
- Мам, ты больше ничего не скажешь? - я была удивлена, что она так отреагировала. А где крики, скандал, о том какая у нее непутевая дочь?
- Ты хочешь этого ребенка? - я согласна покачала головой. - Самое главное, чтобы ты была счастлива. А все остальное не важно. 
Мама подошла ко мне и обняла, а я расплакалась.
- А отец знает? - спросила она.
- Мам, папе я сама скажу.
- Нет, я про отца малыша?
- Нет. - покачала я головой, заливаясь слезами.
- Ох, моя малышка, - мама укачивала меня, как ребенка, пока я выплескивала все напряжение, скопившееся во мне. От этих теплых объятий мне становилось спокойно, и я знала, что мама меня поддержит и, если понадобится, обязательно, поможет.
- Мам, я люблю тебя.
- Я тоже. Я тоже.
- Что за сырость разводите? - спросил папа, заходя на кухню. Он потирал заросшую щеку, наливая себе кофе. - Чего молчите?
Я замерла, оглядываясь на маму, она согласно качнула головой.
- Пап, я должна сказать ... - я замолчала, не зная как продолжить. Маме было легче открыться, чем папе. Он все-таки мужчина. - Пап, я беременна.
Папа сел на стул, смотря на меня в упор серьезным взглядом.
- Кто отец?
- Его нет. И не будет, - твердо ответила я, не смотря на то, что по щекам катились слезы.
- Понятно, - пробормотал отец. - Значит так, прекрати реветь - это вредно. Что мы сами не справимся что ли? Да, мать? - папа посмотрел на свою жену.
- Конечно, Аля, не волнуйся. Мы тебе всегда поможем, и учебу закончим и малыша вырастим.
Мама еще раз меня обняла.
- Иди, умойся и приходи. Теперь нужно питаться правильно.
 



Счастливая Вера

Отредактировано: 04.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги