Вернуть дракона. Книга 2: Одна из стаи

Размер шрифта: - +

Финальная (черновик)

Странно, я никогда не представляла, как она выглядит — женщина, давшая мне жизнь. Всю мою сознательную жизнь матерью была Ларгеза. Именно её руки и голос были родными. Именно по ней я скучала.

Я смотрела на Терсею и ничего не чувствовала. Не замирало сердце, не хотелось плакать, не хотелось бросаться в объятия. А что же чувствовала она? Действительно существует та самая материнская любовь, несравнимая ни с чем?


В груди появилась нарастающая тяжесть, принёсшая с собой горечь. И злость.

— Почему ты оставила меня? Почему забрала только Рейнера? — спросила я с накопленной обидой, о существовании которой даже не подозревала.

Я сцепила зубы, сдерживая вспыхнувшую ярость, поражаясь своим первым словам к матери. Разве об этом надо было говорить в начале? Разве я не должна радоваться?

Мягкие черты лица матери заострились, между бровей залегла складка. Гордо расправленные плечи вместо опущенных, прямой взгляд вместо виноватого.

— Рем, — рука матери легла на плечо хмурого мальчишки. — Помоги накрыть на стол. — Тагрем, вперив в меня уничтожающий взгляд, нехотя послушался.

Поманив рукой, Терсея прошла внутрь. Переступив порог, я оказалась в добротном, по женски уютном доме. Пахло деревом и свежеприготовленной едой. Тело предательски напомнило о голоде и усталости. Трудно быть гордой на пустой желудок.

— Идём, — позвала за собой мама, закончив суетиться у стола. — Тебе надо переодеться.

— Это вовсе не обязательно.

Терсея привела в спальню, о чём говорило наличие большой высокой кровати. Вскоре на неё легли пара белоснежных рубашек, различающиеся кружевом на вороте и манжетах.

— Платье тебе не предлагаю, — мать бросила строгий оценивающий взгляд. — Не сейчас.

— Да я и без рубашки могу обойтись.

— Можешь, — согласилась она и оставила меня одну.

Я нехотя потянулась к ближайшей рубашке. Мягкая ткань приятно скользнула в руке. В комнате чувствовался лёгкий аромат трав. Чужой для меня, но всё равно приятный. Я быстро переоделась, стараясь не впадать в сентиментальность и вернулась в гостиную.

— Поешь или хочешь сначала поговорить? — Терсея понимала, что у меня на душе.

— Поговорить.

— Хорошо, — мать поставила стул напротив большого в пол зеркала. — Присядь, приведу волосы в порядок.

— Они в порядке, — жестко сказала я, и сразу пожалела о своих словах. Не из-за того, что мать замерла. Из-за того, что плохо справлялась со злостью.

Решив не накалять обстановку, села напротив зеркала. Руки Терсеи оказались легкими, пальцы проворными. Расплетённые волосы рассыпались по плечам, едва слышно заскользила расчёска.

— Вы с Рейнером с детства разные, — заговорила она. — Он беловолосый с рождения, а ты чёрненькая, как Тагрем. Ты стала другой.

Я бросила взгляд на мальчишку. Вот уж не думала, что встречу ещё одного брата. И сестру-малышку.

— Кое-что произошло, — с укоризной ответила я. Почему-то во всех бедах хотелось винить Терсею.

— Рейнер и Кхесс заставили принять такое решение, — я до боли скрипнула зубами. — Даже больше Рейнер. — Терсея продолжала водить расчёской по волосам и это успокаивало. — Он лучше меня и Кхесса знал на что способен дед. Чего он хочет и какими способами добивается. Рейнер не хотел для тебя повторения своей судьбы.

— Не хотел? Я видела всё с точностью наоборот.

— Он нашёл тебя? — рука матери замерла, мы встретились глазами в зеркале.

— Да. И чуть не убил.

— Он бы убил, если бы действительно хотел, — мать стойко выдержала мой взгляд. Руки вновь вернулись к делу.

В этом я не поспоришь. У Рейнера не было цели меня убить. Я сама бросилась под удар. И это не единственная странность в наших стычках.

— И как же он тебя убедил?

— Бежать вместе было нельзя. Так нас было проще найти. Я думала взять тебя с собой, а Рейнера отправить с Кхессом, но твой брат не был ему родным сыном. Я не могла забрать у Кхесса единственного ребёнка.

— Но я была так мала. Что может быть важнее матери? — Терсея вновь всколыхнула во мне обиду.

— Рейнер хотел спасти тебя, став более лёгкой добычей. Всё получилось как твой брат и задумал. Дед нагнал нас на границе Улайского хребта и эльфийских лесов. Рейнер знал, так просто я его не отдам, поэтому оглушил магией и укрыл в пещере. Когда очнулась, никого не нашла. Вышла по другою сторону гор, где через сутки меня подобрали драконы, — пальцы матери забегали по голове, заплетая волосы в замысловатую косу. — Рейнер посчитал, что находясь рядом с дедом, сможет лучше тебя защитить.

— Он предлагал мне завоевание мира.

— Рейнер выполняет приказания деда. Ему приходится скрывать истинные мотивы.


— А если бы я согласилась?

— Думаю, он бы тебя в начале поддержал, — на лице Терсеи мелькнула едва заметная улыбка. — А потом объяснил, что так делать нехорошо.

— Ты так ему веришь?

— Я так его знаю.

— Ты позволила деду сделать из нас непонятно кого.

— И расплатилась за свою беспомощность.

В комнате повисла тишина. В свете слов матери я иначе смотрела на поступки брата. Кое-что меня до этого беспокоило, а теперь всё становилось на места. Рейнер ведь раньше нас пришёл к озеру. И знал как работает портал. Без его подсказки, я могла бы до сих пор быть по ту сторону озера. Брат не пошёл к драконам, как грозился ранее. Значит и дрался со мной не ради победы. Всё для отвода глаз. Всё чтобы дед считал меня с братом врагами. Рейнер даже подставился под магический удар ребят. А деду, небось, сказал, что нас было слишком много и он отступил.



Наталья Горбунова

Отредактировано: 18.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги