Верравия. Сумеречный пет

Размер шрифта: - +

Мертвые Земли

До первого пролета мы поднимались долго. Я бы даже сказал чересчур. По времени, может, минут пять всего, а вот по затраченным силам – будто на Эверест взобрались. Да и понятно, ступени тут были выше, чем в старых сталинках, и если мне было трудновато, то можно представить, какого оказалось приятелям моим меньшим. Больше всех ворчал Глостер, преодолевая каждую преграду, как безумный альпинист отвесный пик.

– Фуф, – упал я на задницу, достигнув ровной площадки.

Как и говорила Намберту, помимо лестницы, тут действительно виднелись зевы тоннелей, слева и справа.

– Интересно, куда ведут? – Поднялся последний из группы Глостер.

– Куда бы ни вели, думаю, везде входы заперты. Откроешь новое, затворишь старое.

– Эх, мне бы такой ключик, – мечтательно покосился Палец-в-рот-не-клади.

– Да, да, я помню, а еще бассейн эля и что-то там про молодых гномих. Отдышались? Погнали дальше, вам еще надо успеть вернуться, пока Средоточие не отбили.

Еще на два пролета ушло минут пятнадцать. Ноги одеревенели, и каждый шаг давался с большим трудом. Отдыхать хотелось все больше, но я знал эту обманку, чем дольше сидишь, тем тяжелее вставать.

– Пойдем, – отлепил высохший язык от неба. – Надо идти.

– Смотри, что там такое? – показал пальцем Глостер.

Я криво ухмыльнулся – старая детская отмазка, но на призывно вытянутую руку мастера-лучника все же обернулся. Так, это что еще за… В моем лексиконе не нашлось правильного матерного слова, чтобы точно охарактеризовать увиденное.

В одном из тоннелей горел свет, становящийся то ярче, то тусклее. Цветом желтовато-белый, кельвинов на три тысячи, но бог бы с ним. Прямо перед ним сверкала и переливалась прозрачная дверь или занавеска… полностью из воды.

– Что это?

– Может, сокровищница? – Предположил маленький гном.

– Можно разведать, только аккуратно, – отозвался Борг.

– Никуда не сворачивать, – нахмурился Хло.

– Чего?

– Королева сказала. Идти только наверх.

– Ну так мы одним глазком, и сразу наверх, – сказал я. – Тут ни мертвяков, ни чудовищ. Посмотрим, что за диво-дивное, и назад. Я тебе обещаю, мы даже ничего трогать не будем.

Вряд ли фейра мне поверил, потому что в глазах его читалось несогласие. Это что еще за дурные признаки свободомыслия? Я как самый правильный и деспотичный тиран подобного не потерплю.

– Идем, Борг, вперед, сначала посмотри, можно ли пройти через преграду. Потом Кора и мы все.

Возражений не последовало. Вернее, мне пришлось повернуться к Хло спиной, чтобы их не последовало. Первым через «водяную дверь» двинулся Борг. Обернулся на нас и пожал плечами, мол, ничего такого. Уговаривать остальных не пришлось. Мы с Глостером бросились почти одновременно, но все-таки у меня ноги были длиннее, и вторым в круглую залу ворвался я.

А это была именно зала, большая, приплюснутая, точно вычерченная сначала неким аккуратистом на бумаге и после перенесенная сюда. Все стены окружала такая же водяная завеса, как и на входе, а подсвечивал всю эту красоту шар на постаменте, расположенном по центру. Артефакт сверху придерживала статуя невысокого гнома, закованного в доспехи.

– Надо шар выковырять, – подоспел сзади Глостер.

– Надо ли? Что-то у меня где-то внизу появился испуг от этого места, – ответил ему.

– Ну не тут же это оставлять. Сюда потом долгие годы, может, никто не попадет… Борг, иди возьми шарик.

Крушиголов ничего не ответил мастеру-лучнику, красноречиво посмотрев на меня. Хоть кто-то тут не нарушает субординацию. Кивнул ему, мол, давай, и Борг широкими шагами пошел к центру залы.

Вообще говорят, что интуиция присуща в большей степени женщинам. Не знаю, может и так, но именно в этот момент во Вселенной произошел мегасбой, потому что еще до того, как Борг прикоснулся к шару, я уже понял, сейчас произойдет очень и очень плохое. Только будто оцепенение сковало меня, и оставалось лишь наблюдать за тем, как Крушиголов совершает непоправимое.

Когда рука гнома коснулась артефакта, не дрогнула земля под ногами, не заложил уши чудовищный гул, не обрушились на нас своды. Ничего не произошло, кроме одной, но очень непрятной мелочи. Глаза статуи, спрятанные за закрытым шлемом, вспыхнули темно-серым, но выжигающим пламенем.

– Мертвяк! – потонул мой голос в толщах воды, обрушаемых со стен.

Глостер даже не успел поднять арбалет, первая волна закрутила его в бешеную воронку, меня вместе с мантикорой сбило с ног, а Борга, стоявшего ближе всех и сумевшего вытащить секиру, рубануло по груди коричневой струей, вырвавшейся уже из руки неупокоенного.

За доли секунды зала наполнилась водой, сочащейся из сотен трещин и проемов. Мертвяк пришел в движение, схватив сферу и передвигаясь по внезапно образовавшемуся дну. Он даже и не пытался добивать нас. Действительно, зачем? Я видел выпученные глаза Глостера и хватавшегося за горло Борга, еще минута и с ними будет покончено. Мне и самому значительно поплохело, о чем вежливо напоминала Дита.



Дмитрий Билик

Отредактировано: 12.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги