Верравия. Сумеречный пет

Размер шрифта: - +

Тоннель к омам

– Долго мы его будем ждать? – спросил Борг, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

– Да должен выйти скоро… наверное.

А что еще сказать? Временные рамки в подземном городе для меня до сих пор оставались загадкой. Это местные гно могли с высокой точностью сказать, который сейчас час. Я же отталкивался от хронометра на центральной площади, что показывал без четверти двенадцать. Правда, пока мы сюда дошли, эти пятнадцать минут как раз должны были истечь. Может, и правда пора? Настойчиво постучал в дверь и услышал голос откуда-то сверху, с мансарды его крохотного дома.

– Уходи отсюда! – причем баритон принадлежал явно не мастеру-лучнику.

Я прислушался, наверху происходила какая-то нездоровая канитель, больше похожая на ссору.

– Я разберусь. – Потирая кулаки, сказал Борг. – Крил, ты тут стой и считай этих идиотов. Щас я их сбрасывать буду.

Несмотря на мое сопротивление, которое было Крушиголову как слону дробина, гно уверенно зашел внутрь. Погремел вещами и застучал тяжелыми сапогами по лестнице. Достигнув жилой части чердака, Борг присоединился к всеобщему гвалту. Кульминации перебранка достигла довольно скоро – окно мансарды хрустнуло под тяжестью тела, битое стекло разлетелось колючим дождем, и на мостовую грохнулся гно.

– Это, Крил… Ты пока не считай, это я.

– Да вижу, – посмотрел на поднимающегося Борга. – Что там наверху?

– Буйль Держиморда со своими громилами.

– А чем у нас Буйль занимается?

– Ростовщик он. Деньги под заем дает, амуницию, зелья, даже алхимические ингредиенты.

 Все вставало на свои места. Ну почему у меня не все, как у людей? Нанимаешь Борга, оказывается, тот заложил свои доспехи. Падает выбор на Глостера, так он тесно общается с ростовщиком. И сдается мне, последний пришел в гости явно не по воле мастера-лучника. Ох, еврейское счастье, опять все упирается в денежный вопрос.

Хорошо, что Крушиголов немного подправил финансовое состояние, сбыв кишу и доспехи с мертвяков. Не знаю, сколько Борг забрал себе, двадцать пять процентов или все пятьдесят, но и мне неплохо упало – пятьсот двадцать три монеты золотом. Похоже, я явно недооценивал важность панцирных членистоногих.

– Буйль! Эй, Буйль! – приложив ладони ко рту, закричал я.

Из сломанного окна наверху высунулась всклокоченная голова ростовщика. Крохотные глаза налились кровью, точно у раззадоренного на родео быка, а мясистые губы тряслись от негодования. Правда, заметив кто его звал, Держиморда немного успокоился, пошамкал ртом и выдал гениальное:

– Чего тебе?

– Поговорить надо. По поводу Глостера.

– Заходи, – кивнул ростовщик и скрылся внутри.

Первым вошел Борг, выполняя функцию телохранителя, хотя падение сверху немного подпортило его реноме безупречного бойца, а уже после протиснулся я. Домик Глостера и раньше не отличался вместительностью, а теперь, после того как в нем оказалось такое количество народу, тесно было даже дышать.

Я с интересом разглядел спустившихся вниз сопровождающих ростовщика – низенькие бугаи, напоминающие своим видом крепкие дубовые шкафы. Дополняли образ туповатые лица и молотообразные кулаки. Мне даже в голову пришла мысль, что это не живые гно, а нечто вроде големов в облике коротышек. Сам Буйль, несмотря на грозное имя, оказался худым, даже по человеческим меркам, задохликом. Его хилое тело немного компенсировала буйная растительность в виде спутанных волос и кряжистой бороды.

– Сколько он тебе задолжал?

– Пять сотен золотом, – усмехнулся Буйль.

Я укоризненно посмотрел на Глостера, немного помятого – ростовщик явно делал внушения самым простым способом. Что ж вся местная непись так нерационально относится к собственному бюджету? Я единственный, что ли, задумываюсь о завтрашнем дне.

– Мало того, что должен, – продолжил Держиморда. – Так еще и сбежать хотел. Я к нему вчера наведывался, так сказал, что сегодня к обеду сумма будет. Зашел пораньше, ведь как знал…

– Дай угадаю, – обратился я к Глостеру, – денег у тебя нет?

Мастер-лучник обреченно замотал своей черной бородой. Зараза страшная, на днях же буквально меня раскулачивал. Ест он это золото, что ли?

– Что ж, у меня к тебе предложение, – присел я на ближайший стол, который для меня оказался высоким стулом. – Я тебе даю триста монет, и мы расходимся.

– Он мне должен пятьсот! – чуть не порвал мне барабанную перепонку Буйль.

– Ну а я даю триста, – спокойно и без нервов ответил ему. – Устраивает, забираешь деньги и уходишь. Если нет… ну на нет и суда нет. Тогда выбивай с этого недотепы свои кровные сам. Только откуда он их возьмет – большой вопрос.

– Пятьсот, – замотал головой Буйль. – Ты заплатишь, он тебе нужен.

– Ага, держи карман шире. Этот коротышка и трех сотен стоит с натяжкой, а уж пятьсот… За эти деньги можно и сотника королевского нанять, чтобы он плясал и прислуживал целую неделю. Ну что, берешь три сотни или нет?

Глостер выглядел, как ему сейчас и подобало – молчаливым куском мяса, за которое шли торги. Буйль покусывал свои контрастирующие с телом жирные губы, поглядывая то на меня, то на мастера-лучника. Я мог лишь догадываться, какие демоны сейчас боролись внутри ростовщика.

– Четыре сотни, и по рукам!

– Пойдем, Борг, – демонстративно отвернулся я от собеседника. – Мы тратим здесь время, которого у нас и так нет.

– Хорошо! Три сотни, – чуть ли не кинулся вслед Буйль.

С видом человека, который не очень-то и хочет покупать данный товар, я отсчитал нужную сумму и отдал ее Держиморде.



Дмитрий Билик

Отредактировано: 12.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги