Ветер над океаном. Проклятье самураев

Размер шрифта: - +

***

Обезьянка Билли бежал по Токио. В первый момент, вырвавшись на простор улицы, он не мог понять, что с ним случилось, и куда он попал. Сколько лет прошло, что город так изменился? Впрочем, город всегда менялся. Билл помнил, что удивлялся и в прошлый раз, и в позапрошлый. Когда-нибудь потом он поймет, что произошло. А пока хорошо, что он не живой человек, и любопытство не собьет его с курса. Равно как и страх. Здесь живут люди и, видимо, неплохо живут. Его потомок тут живет — значит, и он сможет. И он побежал.

Чутье подсказывало Биллу, что его цель по-прежнему слишком далеко отсюда, где-то на другом краю земли, в городе, который он покинул два с половиной года назад. Два с половиной и еще уйму времени, что он потерял в зеркальном плену. Сколько же времени у него уйдет на то, чтобы вернуться? И как это сделать? Всю жизнь проведший в море, Билл решил, что море ему поможет и сейчас. В конце концов, оно существовало с начала дней и должно остаться неизменным и через столетия.

Ноги, руководимые чутьем, вывели его к побережью. Точнее, к тому, что, как он чувствовал, называется тут побережьем. И если бы призраки могли испытывать панику, он бы запаниковал. Море, таким, каким он его помнил, больше не существовало. Куда хватало глаз — тянулись постройки, пестрящие яркими огнями, отражающиеся в случайных проблесках воды внизу. Гигантские мосты, по которым скользили — где-то бесшумно, а где-то с грохотом – быстроходные длинные повозки. А под мостами сновали лодки и суда — не только без парусов, что для него, впрочем, не было уже новостью, но и без труб.

И он стоял, вцепившись пальцами в перила моста, и смотрел, смотрел, смотрел... прямо и в никуда, чувствуя, как призрак, внутри настойчивый зов и, как человек, не понимая, каким образом ему следовать. Ощутив рядом с собой живое тепло, он резко обернулся, и случайный прохожий, узкоглазый, как и все туземцы, вздрогнул и остановился, изумленно уставившись на странного европейца.

– Как мне выбраться с этого проклятого острова? – спросил Билл, глядя прямо в глаза человеку.

– Извините... – пролепетал тот по-английски, – я не понимаю.

Билл повторил вопрос на английском.

– Но вы еще не на острове, этот мост...

– Япония перестала быть островом? – осведомился Билл.

– Нет, но...

– Как мне с него выбраться? На континент.

– На самолете... – человек бросил быстрый взгляд куда-то в сторону, и проследив его, Билл увидел в небе снижающиеся огни.

– Там? – уточнил он.

– Аэропорт? Да, в той стороне...

И Билл побежал туда.

– Постойте, господин, вам требуется помощь! – закричал ему вслед прохожий.

– Уже нет, – ответил Билл, не заботясь, впрочем, чтобы его услышали.

Он снова бежал, уже не обращая внимания ни на что вокруг. Пусть этот мир сошел с ума: его это не касается. Он должен найти меч – любой ценой. Он должен добраться до него – неважно как. И он доберется.

Он бежал уже долго, ему казалось, что за это время он мог бы пробежать насквозь два таких города, как Амстердам, который он запомнил как самый огромный город на свете, а этот город вокруг никак не кончался. Постройки из камня и стекла, то привычно низкие, то высотой чуть ли не в три грот-мачты военного фрегата, все тянулись вдоль широких улиц, полных разноцветных огней и непонятных громких звуков. Биллу даже в какой-то миг подумалось, что если он будет так идти, то в итоге улица приведет его в Голландию, которую он, конечно же, не узнает. Хватило бы сил.

Билл вдруг услышал собственное дыхание — как со стороны. И понял, что физические силы его на пределе. Он вполголоса выругался и сел на бортик у дороги. Прислушался к телу — оно кричало, молило о пощаде. Пожалуй, даже его собственное, уже давно сгнившее в здешних канавах, тело нуждалось бы в отдыхе, а оно при жизни было весьма выносливым. Он опять повторяет ту же ошибку, что и в прошлые свои выходы из зеркала – полагаясь только на ощущения своего неспокойного духа, забывает о законах телесного мира, которым должен подчиняться, раз уж не может обойтись без материальной оболочки. Нельзя допустить, чтобы из-за своего нетерпения он лишился и этого тела. Кто знает, сколько еще ему придется ждать нового?

Билл встал и спокойно пошел, восстанавливая дыхание и оглядываясь вокруг.

Мимо проносились на бешеной скорости блестящие разноцветные повозки, именуемые, как он помнил с прошлого раза, машинами. Только теперь они стали еще красивее и быстрее. Наверное, не стоит пренебрегать ими и попробовать домчаться на одной из них до аэропорта. Ведь и в его время приходилось иногда пользоваться лошадьми – под седлом или впряженными в повозку, чтобы быстро куда-то доехать. Правда, Биллу не везло с этими животными: ездить верхом при жизни он не умел, а от призрака они сами шарахались. Но возможно, с машинами будет по-другому.

Он подошел к обочине и поднял руку. В его время это срабатывало. И довольно быстро одна из машин остановилась.

– Аэропорт, – сказал он, когда в открывшееся окно высунулось узкоглазое лицо водителя.

– Нарита? – спросил японец несколько нервно.

– Мне нужно в аэропорт, – медленно повторил Билл на английском.

– Домой? – уточнил японец.

– Да, – чуть подумав, кивнул Билл. В конечном счете это должно привести его домой.

– Нарита, – японец закивал быстро-быстро, то ли соглашаясь, то ли скрывая таким образом страх, и открыл дверцу, приглашая садиться. Билл опустился на сидение.

Японец суетливо замахал руками, показывая, что дверцу надо захлопнуть чуть сильнее, потом – что пристегнуться. Билл не понимал смысла этих действий, но с него не убудет, если он уступит, раз уж иначе не поехать.



Джеки Воробьева

Отредактировано: 25.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги