Ветер над океаном. Проклятье самураев

Размер шрифта: - +

***

Сознание возвращалось к нему медленно, толчками. Том никак не мог понять, кто так настойчиво стучит у него над ухом. Открыл глаза, только когда его стали тормошить за плечо, и увидел перед собой незнакомое узкоглазое лицо.

– Доброе утро, господин Колевейн, – сказал обладатель лица и поклонился, сложив перед грудью ладони. – Вы просили обязательно разбудить вас в восемь утра. Сейчас уже восемь-пятнадцать. Вы очень крепко спали, и мне пришлось открыть дверь своим ключом.

– Спасибо, – просипел Том и снова упал лицом в подушку.

– Если вы желаете, вы можете заказать в номер завтрак или просто чай или кофе, – продолжал говорить японец.

– Не желаю, – ответил Том в подушку. Но тут же поправился: – Нет, пожалуйста, принесите кофе. Только крепкий, без сахара и большую кружку.

Он наконец вспомнил, что находится в Токио, и он приехал сюда по учебной программе. И сегодня ему обязательно надо быть в университете. Вот только тело его не слушалось.

«Что со мной случилось?» – гадал Том, стаскивая ватные ноги с кровати. Встать с первой попытки не вышло. Тому показалось, что на пол положили раскаленную решетку, но потом, еле согнувшись, обнаружил, что это его ступни сбиты до крови в нескольких местах, как будто он бегал полночи по острым камням. Как же хорошо, что его заботливая матушка, невзирая на его возражения, всегда засовывает ему в сумку походную аптечку, где есть и антисептики, и бинты, и пластыри. Она так и не верит, что ее непоседливый сорванец с возрастом угомонится. Видимо, не зря.

Когда Том все-таки добрался до душа, то простоял под ним минут пятнадцать. «Все равно опоздаю, – решил он. – Какая разница, извиняться за десять минут или за полчаса?»

На тумбочке его уже ждала чашка кофе. Том, не спеша, выпил ее и наконец почувствовал, что приходит в себя. Надо собираться. Мысль о том, что придется запихнуть разваливающееся от боли тело в костюм с галстуком, вызывала лишь тошноту. Том решил, что поскольку он все-таки студент, то имеет право на некоторую неформальность в одежде. И влез в старые удобные джинсы и широкую футболку. И как выяснилось, правильно. На ногах он смог терпеть только разношенные шлепанцы, которые взял с собой на случай, если вдруг пойдет на пляж. К тому же пришлось надеть еще и носки, чтобы скрыть бинты и пластыри. Видок получился тот еще, но сегодня Тому было наплевать. Перекинув сумку с ноутбуком через плечо, он вышел из номера, стараясь идти по стеночке, чтобы не сильно шататься и не упасть, если ноги все-таки подведут. «Нафига мне это геройство? – подумал он. – Надо было остаться в номере и отоспаться». Но тем не менее, подошел к стойке портье и попросил заказать такси, рассудив, что своим ходом он точно никуда не доберется.

В машине с кондиционером он расслабился и опять задремал. И ему даже привиделись обрывки снов про каких-то пиратов или самураев, и пока Том, морщась от боли, поднимался по ступеням университета, он вспомнил, что и ночью ему снилось что-то подобное. Но если самураи, еще понятно, откуда взялись, то пираты?.. «Что ж я вчера курил? Или пил? И с кем? – пытался вспомнить Том. – Вроде бы не должен был ничего... Это же не Голландия. И спросить не у кого». В голове по-прежнему стоял туман и никак не хотел рассеиваться, а Том не спешил разгонять, словно боялся...

Он с извинениями вошел в аудиторию и только через пятнадцать минут смог влиться в семинар, наконец-то избавившись от лишних мыслей и заставив себя сосредоточиться на японской истории.

В перерыве, взяв в автомате чашку крепкого кофе, он устроился на удобном диване, с наслаждением вытянув все еще ноющие ноги, и вышел в интернет.

И чуть не пролил горячий напиток, увидев последнее письмо в своем ящике.

Бен Деккерс прислал ему фотографию фамильного меча и короткую приписку, что не сможет приехать раньше, чем через два дня, и все-таки надеется, что Том передумает. Но если Том будет продолжать настаивать, то он, конечно, не бросит своего товарища в беде.

– С вами все в порядке? – какая-то студентка из группы, видимо, решила проявить дежурную вежливость.

– Нет, – сказал Том и тут же поправился. – Да, конечно. Просто перелет был тяжелый, акклиматизация, все такое... Никак не могу прийти в себя.

Он вспомнил. Все. И убийство в старинной комнате, и призраков-пиратов. И призрака-Билла, разгуливающего в его теле. И себя, пытающегося докричаться до него. И клятву на крови. И бурые разводы на зеркале, на которые он предпочел не обратить внимание утром. И едва затянувшаяся рана на левом запястье, наспех перебинтованная им перед выходом, тут же отозвалась тупой болью.

Том понял, что на сегодня учеба для него закончена. Как бы не было ему интересно, но все его мысли будут только о призраке, его мече и их клятве. Он должен вернуться в гостиницу и убедиться, что не сошел вчера с ума, что это не игра воображения. Он должен на холодную голову, спокойно и без истерики обдумать все еще раз и принять окончательное решение, что делать. В конце концов он должен поспать еще хотя бы несколько часов.

Том подошел к Сабуро Моримото, руководителю их группы, и на весьма неплохом, на собственный взгляд, японском долго вешал ему лапшу на уши, как всегда страдает от акклиматизации, но, забыв об этом, не заказал себе билет на день раньше, чтобы к началу занятий быть в форме. «Хорошо, что я не призрак, и могу врать», – думал он, ковыляя к местному копи-центру, распечатать фотографию меча. Впрочем, он мог бы и не показывать ее Биллу. Другого такого меча в Голландии быть не могло. Он был уверен.

 

– Билл! – закричал он, едва закрыв за собой дверь номера. На всякий случай плотно задвинул шторы, чтобы как можно меньше света проникало в комнату. А когда отвернулся от окна, то вместо своего отражения увидел в зеркале пирата.



Джеки Воробьева

Отредактировано: 25.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги