Ветер над океаном. Проклятье самураев

Размер шрифта: - +

3

Магистр Утрехтского Университета Беньямин Деккерс стоял в зале прилета международного аэропорта Нарита и ждал опаздывающего Тома, который сам выразил желание его встретить.

Как получилось так, что он, уже взрослый и вполне серьезный человек, поддался на уговоры своего студента, Бен и сам до конца не понимал. Конечно, их связывали не только учебные дела. Бен был старше всего на десять лет, и у них с Томом оказалось довольно много схожих интересов, что позволяло им считаться добрыми приятелями, однако Бен никогда не думал, что ради Тома сможет ввязаться в подобную авантюру. Что он вообще ввяжется в какую бы то ни было авантюру ради кого бы  то ни было.

Конечно, как и любой порядочный человек, Бен считал недостойным бросать в беде товарища, а судя по тому, что и как говорил Колевейн, дело было серьезным. И тем не менее, Деккерс всегда был уверен, что в любой ситуации можно найти простое решение и не подвергать никого излишней опасности. Наверняка и в мутной истории с украденным триста лет назад мечом можно было найти какую-то альтернативу. Однако, как он ни старался, так и не смог выудить из Тома никаких подробностей, опираясь на которые можно было бы что-то придумать. И выходило так, что если он не хочет ставить под угрозу жизнь своего приятеля, нужно хватать меч и лететь через полмира.

Сразу после первого звонка Тома Бен поехал в Амстердам, где в доме, уже триста лет принадлежащем семье Деккерсов, и хранился тот самый меч. Бен взял его – чуть ли не впервые за последние три или четыре года – и трезвые мысли о том, что, возможно, не стоит принимать всерьез сказки Тома, вдруг улетучились. В душе что-то защемило. Как в далеком детстве и в юности, когда он частенько пробирался в кабинет отца, чтобы подержать этот меч в руках, и воображал себя капитаном Деккерсом, в честь которого был назван. Он тогда грезил разными приключениями и мечтал оказаться на палубе огромного корабля, несущегося по волнам, почувствовать соленые брызги на своей коже и увидеть, как на горизонте появляются очертания далеких неведомых земель…

«Кем же вы были, капитан Беньямин Деккерс? – думал Бен, ловя солнечные блики на старинный клинок, ничуть не потемневший от времени. – Я привык считать вас храбрым моряком, заслужившим к старости почетную должность в Ост-Индской компании… А ведь когда о вас появляются первые записи, вам было уже далеко за тридцать… Неужели я – потомок простого пирата?»

Он закрыл глаза, поднял меч и вдруг с поразительной ясностью увидел себя на палубе огромного парусника в гуще абордажной схватки, разрубающим – не мечом, простой саблей – чье-то тело от плеча до живота, чтобы спасти от удара черноволосого мальчишку; брызнувшая фонтаном кровь заливает обоих, но мальчишка поворачивается, весело улыбается ему и снова кидается в бой.

Бен, вздрогнув, открыл глаза, провел ладонью по лицу, словно и правда хотел стереть кровь, и даже посмотрел на пальцы – разумеется, чистые.

«Привидится же!» – подумал он, убирая меч и открывая сайт с расписанием рейсов на Токио.

Но пока ходил за банковской картой, чтобы оплатить бронь, успел передумать. Романтика, возможность спасти друга, рискуя собой – это, конечно, прекрасно, но неразумно. Не может ничего угрожать Тому в Токио двадцать первого века, особенно если речь идет о мече, к которому Том не имеет ни малейшего отношения. «Пусть выкручивается сам», – хладнокровно решил Деккерс и до утра забыл обо всем.

А рано утром проснулся в холодном поту и не сразу даже сообразил, что находится в своей постели и вокруг все спокойно, как всегда, и жуткая пиратская история, где он оставлял умирать до жути похожего на Тома мальчишку, ему просто приснилась.

«Бен, помоги!» – звучал в голове его голос.

И вместо утренней чашки кофе Бен схватился за ноутбук, увидел в почте очередное послание Тома и… все-таки купил билет.

Дальше пришлось целый день лгать и изворачиваться, чтобы быстро добыть все необходимые документы и разрешения для срочного въезда в Японию. Благо он тесно сотрудничал с учеными из Токийского университета и не раз уже ездил туда по работе. Но вот меч… «Вряд ли таможенники отличат старинный меч от сувенирки, если будут в порядке все чеки. Не искусствоведы же они, – рассуждал Бен сам с собой. – Я все-таки стал тем, кем был мой предок – авантюрист и контрабандист… Еще бы мне немножко его удачи. А то я, вместо того, чтобы решить проблемы Тома, обрету свои собственные».

Но видимо, удачу он унаследовал вместе с именем: на таможне придираться к нему не стали, и Бен Деккерс в шестой раз в жизни ступил на землю Страны Восходящего Солнца – но в первый раз с тяжелым сердцем.

Пиратские видения его больше не мучили, и сейчас, когда они уже подзабылись и эмоции схлынули, здравый смысл говорил, что он позволил втянуть себя в очень нехорошую историю. И Бен чувствовал сильное недовольство и… страх. Однако отступать было поздно.

 

Бен сразу заметил высокую фигуру Тома, едва тот появился в дверях аэропорта и направился к нему, еще не видя за толпой.

К удивлению Бена Колевейн вовсе не выглядел встревоженным или напуганным, каким он должен быть в последнюю отпущенную на поиски меча ночь. Он был скорее воодушевленным. И когда Бен помахал ему рукой, то почувствовал раздражение, увидев, как заметивший его Том с щенячьей радостью кинулся навстречу. Не ведет так себя человек, у которого крупные неприятности. А если неприятности не крупные, так какого черта было вытаскивать его из Голландии, да еще и с этим мечом!

– Рассказывай, – потребовал Бен вместо приветствия.

– Нет, не здесь, – помотал головой Том. – Приедем в гостиницу, там поговорим. Наедине.

Взгляд парня был намертво прикован к продолговатому свертку, висящему через плечо Бена рядом с дорожной сумкой.



Джеки Воробьева

Отредактировано: 25.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги