Ветер над океаном. Проклятье самураев

Размер шрифта: - +

***

Идти с Биллом по городу было легко, несмотря на то, что он задал довольно быстрый темп. Том любил пешие прогулки вообще, а с хорошим собеседником – особенно. Даже если в роли хорошего собеседника выступал он сам. Вспомнив, что в первую ночь Билл просил рассказать о нынешней жизни, он решил исполнить эту просьбу сейчас, и тоннами вываливал на молчаливого призрака информацию о современной жизни, обо всем, что видел вокруг. Конечно, жалко, что они шли не по его родному Утрехту, или Амстердаму, которые он, в отличие от Токио, знал как свои пять пальцев, но все равно получалось интересно. Призрак внимательно слушал, даже задавал уточняющие вопросы, чем еще раз подкрепил убежденность Тома, что он был бы стоящим человеком, если б не стал пиратом.

– Мы с тобой как братья, – сказал ему Том в конце концов. – Как отражения друг друга. Ты весь такой нехороший, разбойник, вор… А тянешься к чему-то хорошему, вот, новые знания тебя интересуют. А я наоборот, весь из себя правильный, аж зубы сводит, а тянет меня вечно на всякие авантюры. Ведь Бен прав. Был бы ты реальным пиратом, я бы за тобой сбежал в итоге.

– Перетрусил бы, – возразил Билл. – Ты меня не боишься, потому что понимаешь, что я нереальный. И никакой угрозы не представляю. Тебя я не убил, Бена твоего тоже. Даже вылечить помог. Вот ты и расслабился. А я не такой уж миролюбивый. Если мне нужно, убиваю легко и без раздумий.

– То есть, если бы тебе было нужно, ты бы убил и Бена, и меня?

– Да. Но я не вижу в этом смысла. Я хотел отомстить его предку, а не ему. Мне бы это не принесло удовлетворения.

– А говорил, что тебе нравится убивать.

– Мне нравится убивать достойных противников. Убить слабака вроде Бена или тебя – все равно, что прихлопнуть крысу из трюма. Никакой доблести не надо.

– Крысу? – оскорбился Том.

– Ну, муху, – подобрал другое сравнение пират. – Все равно ты вчера умер бы, не сопротивляясь, если бы я решил тебя убить. Пираты свою жизнь так дешево не продают. Поэтому я и сказал, что ты не похож на пирата.

– Хорошего ты обо мне мнения! – насупился Том.

– Умел бы – соврал бы, – призрак развел руками.

– Мог бы и вообще не отвечать, отшутился бы. Вместе бы посмеялись.

– Извини, не пришло в голову.

– Мне иногда кажется, что ты вообще веселиться не умеешь, – буркнул Том.

– Не умею, – согласился призрак.

Том удивленно посмотрел на него.

– Когда я был живым человеком, я был очень веселым, – сказал Билл. – Постоянно шутил надо всеми, смеялся по поводу и без. Меня даже били за это несколько раз. А сейчас не могу. Вроде и понимаю, что должно быть смешно. Что можно посмеяться, шутку сказать. А не получается. Мертвецам, наверно, не положено.

Том отвернулся, чтобы пират не видел жалости в его взгляде.

– Если б я снова стал живым – по-настоящему живым, а не как сейчас – то ради этого. И ради моря. А уж потом вся эта ерунда – выпивка, табак, еда от пуза, девки…

– Но ты живым стать не можешь.

– Могу, – неожиданно возразил Билл.

– Как?

– Если найдется человек, согласившийся добровольно отдать мне свое тело. Навсегда.

– Так… А в чем дело? – удивился Том.

– Во-первых, это буду уже не совсем я. А во-вторых, кто же согласится в здравом уме уступить свое молодое и здоровое тело чужому духу и самому уйти в небытие? – удивился и Билл. – Я бы не согласился.

Том открыл рот, чтобы возразить, и тут же закрыл. Пожалуй, он бы тоже не согласился. Как-то самому еще хочется пожить по-человечески.

– К тому же я очень придирчивый, – продолжал Билл. – Угодить мне сложно, абы какое тело я не хочу… Да, честно говоря, не очень хочу и воплощаться. Это не мой мир. То, что я вижу сейчас, изумляет меня, где-то даже пугает… Я нечеловек, и человеческий страх я испытывать не способен. Но все эти светящиеся картинки и буквы, летающие поезда, машины… Корабли без парусов. Меня-человека они бы привели в ужас. Нет, я не хочу здесь жить. Все, что я хочу по-настоящему, это избавиться от проклятья и обрести покой.

Том вздохнул и повесил голову. Почему-то было очень грустно слышать эти слова.

– Как нам идти дальше? – почти без паузы спросил пират. – В мое время не было таких сложных дорог на разной высоте. Я привык, что дорога всегда одна, по ней и идешь. А тут…

Том достал карту Токио, и они, в четыре руки придерживая ее, чтобы не сворачивалась от ветра, сообразили, как идти дальше.

– Вот по этому мосту, через реку, – показал Том, убирая карту уже на шагу. Легкомысленно болтать почему-то больше не хотелось.

– Знаешь, кое-что в вашем мире определенно неплохо, – сказал вдруг Билл, догоняя его. – Вы все красивые.

Том аж остановился, чтоб посмотреть на своего спутника, уж не соврал ли он, что не умеет шутить?

– Красивые? – переспросил он.

– Ну да… – кивнул Билл и пожал плечами, словно почувствовав, что они с Томом понимают это слово по-разному. – Чистые. В хорошей одежде. Руки такие, словно вы никогда ничего ими не делали… Красивые.

Он поднял свою ладонь и повертел перед лицом. Типичная ладонь моряка: темная обветренная кожа, покрытая шрамами и мозолями, и украшенная кольцами. Билл недовольно сморщился.

– В мое время этим могли похвастаться только самые богатые и знатные люди. А у вас, я смотрю, даже простой приказчик в лавке и одет хорошо, и кожа у него холеная. Да и ты сам тоже… Хотя вроде не из знатного сословья.



Джеки Воробьева

Отредактировано: 25.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги