Ветер над океаном. Проклятье самураев

Размер шрифта: - +

***

Минут через двадцать они добрались до небольшой забегаловки, все еще открытой несмотря на шторм и отсутствие клиентов. Хозяин поставил на стол бутылку сакэ, пообещал быстро приготовить горячее и удалился, явно напуганный странным видом гостей и тем, что вокруг их столика вдруг погас весь свет, однако они попросили не торопиться менять лампочки, а просто принести за стол несколько свечей.

По рюмке выпили все четверо, после чего голландцы добавили еще по одной – иначе язык не повиновался, потомок самураев отказался, решив, что свежая голова ему важнее тепла внутри, а призраку было все равно. По дороге Сабуро потребовал от Тома и Бена подробного рассказа об их знакомстве с призраками, чтобы как можно лучше понимать происходящее. И теперь все были готовы к мозговому штурму.

– Как я понимаю, – сказал Бен, продышавшись, – Биллу нужно найти одного из близнецов Окано. А может, и обоих. Сабуро, расскажи все, что ты знаешь про них.

– Немного про них известно. Им было лет восемнадцать-девятнадцать на тот момент, как вам, – он кивнул на Тома и Билла. – И в жизни они еще ничего не успели совершить.

– Как они жили, это их дело, меня интересует, как они умерли, – уточнил Билл.

– Это точно неизвестно, – вздохнул Сабуро. – Как я уже рассказывал, Рю, последний оставшийся в живых Окано, решил, что его прах недостоин покоиться в фамильном склепе рядом с отцом и старшим братом. Рё, его близнец, разделил с ним эту участь. Не знаю уж, добровольно, или брат решил за него. Предания не говорят, в какой именно момент он скончался от раны.

– Что вообще говорят предания? – спросил Деккерс.

– Что после того, как Рю осознал, что не сможет догнать вора, он вернулся к своему брату и оплакал его. А после вернулся к отцу и старшему брату и оплакал их. И сказал: «Будь проклят этот день, когда я не смог уберечь мою семью от позора».

– И будь проклят вор, посмевший коснуться святого клинка, и пусть не будет нам покоя, покуда меч не вернется в свое лоно, – произнес низкий рокочущий голос на чистом японском языке.

Люди вздрогнули и посмотрели на Билла. Голос исходил от него.

– Видимо, я запомнил эти слова, – пояснил он своим собственным голосом и снова по-голландски со обычным мягким акцентом. – Я был уже мертв тогда, но еще не воплотился в призрака.

– Это тогда тебя швырнули на зеркало? – спросил Том.

– Нет, на зеркало… – Билл задумался, – на зеркало меня швырнули раньше. И другой человек.

– Рё?

– Может быть. Я ничего не помню после этого. Наверно, мое сердце еще продолжало биться какое-то время, но разум уже угас. Сабуро сейчас сказал фразу, у меня всплыло окончание. А дальше опять не помню. Потом – мы уже были призраками в призрачной комнате за зеркалом. И братья-близнецы регулярно врывались к нам, чтобы напомнить о том, что мы должны вернуть меч.

– Мне кажется, нам надо вернуться в гостиницу и попытаться проникнуть в зеркало, – сказал Бен. – Не всем, конечно, а Биллу. Если призраки братьев туда приходят, проще всего найти их и отдать им меч – там.

– Всё-то он меня обратно в зеркало хочет запихнуть, – пожаловался Билл. – А я уже устал говорить, что зеркало не просто так меня вытолкнуло сюда. Я должен найти их в этом мире.

– Где? – поинтересовался Бен.

Билл посмотрел на японца:

– Что известно про их могилу?

– Ничего, – сказал Сабуро. – Отца и старшего сына, застреленных европейцами, похоронили со всеми почестями в семейном склепе. Рю доверил похороны себя и брата только самым преданным слугам, взяв с них слово никому не рассказывать про место упокоения.

– То есть это может быть в любом месте Японии? – спросил Том.

– Это в Токио, – хором ответили Сабуро и Билл.

– В современном Токио, – уточнил Сабуро. – Одном из самых больших городов мира. И искать древнюю могилу здесь не менее сложно, чем человека.

– Но могила, в отличие от человека, не перемещается в пространстве, – сказал Том.

– Но от могилы за триста лет могло ничего и не остаться, – возразил Бен. – Токио пережил не одну войну, землетрясения, да и столько раз перестраивался.

– Должно было что-то остаться, – возразил Том. – Если они до сих пор являются и требуют вернуть меч, значит, они где-то существуют. У призраков же есть свое обиталище. Так, Билл?

– Да. Мы привязаны к какому-то… какой-то вещи… Не знаю, как назвать правильно.

– К артефакту, – подсказал Бен. – Пока не было меча, вы были привязаны к зеркалу, как я понимаю. Сейчас у тебя есть меч.

– Да.

– А твои товарищи так и остались в зеркале, – продолжил рассуждать Бен. – Но самураи к зеркалу привязаны не были. Они туда просто приходили.

– Да.

– Откуда?

– Не знаю. Они никогда не говорили. Если я пытался задать вопрос, они не отвечали. Они только твердили, что я должен вернуть меч. И уходили.

– Так может, все-таки есть смысл вернуться в гостиницу и попробовать с ними поговорить? – сказал Бен. – Спросить, где их искать в этом мире?

– Они не разговаривают, – снова повторил Билл.

– Но если ты им покажешь меч…

– Давайте поищем другие варианты? – внезапно перебил Том. Он вспомнил, как он в последний раз ушел из гостиницы, и подумал, что возвращаться может быть опасно. Кто знает, что его там ждет?

– Какие? – поинтересовался Бен.

– Билл, повтори-ка еще раз, что сказал Рю?



Джеки Воробьева

Отредактировано: 25.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги