Волчица из прошлого

Размер шрифта: - +

Глава 1. Dubitationes

Ночь в Бей­кон Хиллс выдалась дождливой. Капли барабанили по крыше дома, и, казалось, весь мир облачился в эту грустную картину. Было довольно поздно, но лежащая на кровати девушка никак не могла уснуть.

— Стайлз! — начала будить парня шатенка.

— Ммм… Малия, что случилось? — разлепляя сонные веки, спросил парень.

— Меня никак не покидает одна мысль… Я могу найти мать… Настоящую мать… — на минуту девушка замолчала. — Но, мне понадобиться помощь Питера, — наконец собравшись, сказала шатенка.

— Ты сошла с ума?! — воскликнул Стилински. — Питер?! Этот полоумный маньяк-психопат-убийца, ты серьезно? — он посмотрел на нее, вопросительно изогнув бровь.

— Стайлз, он может знать то, чего мы не знаем! — ответила Хейл.

— Ты же сама все слышала, Талия стёрла его память! Он ничего не помнит! — настаивал на своём парень. — Да и вообще, я бы не стал к нему обращаться, даже если бы наступил конец света. Малия, это же Питер, от него можно все, что угодно, ожидать. Просто так он помогать не станет, этот недоделанный оборотень беспокоится только о себе, преследуя свои цели. Его не заботит никто другой, его заботит только он сам! — тараторил парень, в попытках переубедить девушку. — Он может с легкостью втереться в доверие, но то, что будет потом, известно одному ему и Господу Богу.

— Я не хочу с ним сближаться, я всего лишь хочу найти её, Стайлз, я хочу найти свою мать! — посмотрев в глаза шатена, ответила она.

— Ладно… — сдался Стилински. — Малия Хейл, на часах 3:00, быстро спать! — улыбнувшись, сказал Стайлз и обнял девушку.

— Что? — спросила девушка.

— Я всегда сплю посередине кровати.

— Теперь нет. — ответила она.

— Знаю. Пытаюсь.… Не посерёдке я уснуть не смогу.

— Ляг как удобно.

— Можно тебя обнять?

— Можно.

— Я могу тебя обнять…

— А теперь что?

— Ну, у меня рука затекла.… А так мне не нравиться.

— Я прибью тебя.

— Знаю. Знаю. Прости.

— Ладно, иди сюда. Вот так.

— А вот так хорошо.

Поближе прижавшись к парню, девушка прикрыла глаза. Но сон никак не шел. В ее голове крутилась тысяча мыслей, предположений, догадок, воспоминаний. Малия пыталась понять, почему же Талия Хейл стерла память Питеру? Куда пропала ее мать? И почему ее воспитывали чужие люди?
Долгое время она жила в лесу в обличье койота. Шатенка слишком долгое время была одна, она жила в одиночестве. Малия привыкла рассчитывать только на себя, ни на кого не полагаться, никому не доверять. В этой жизни девушка привыкла видеть только черное и белое, Хейл не умела видеть серых оттенков судьбы, она не видела середины добра и зла.
Зло значит плохо, добро значит хорошо! Вот что было в ее понимании!
Но с тех пор, как не стало ее сестренки и матери, Малия не видела добра в этом мире, она не видела ничего, кроме всепоглощающей черноты. Пускай, они и не были родными ей по крови, но они были ее семьей. Девушка их любила, и
глубоко в душе она понимала, что виновата в их смерти, но шатенка ничего не могла изменить. Даже будучи в обличии койота, Малия все понимала, все помнила, и от этого легче не становилось. Но когда она вновь превратилась в человека, эти мысли, разговоры с совестью отступили на задний план, девушка больше не чувствовала вины, ее не мучили угрызения совести.
В эти моменты она поневоле сравнила себя со своим отцом!
В ее собственных глазах Питер был не кем иным, как бесчувственным человеком, человеком без принципов, без семьи. Она не знала истинной причины, почему он так себя ведет, почему все его считают циничным маньяком!
Возможно, его судьба так сложилась, и он превратился в монстра, каким сейчас и является, возможно, это было осознанным выбор, а возможно… А есть ли этот третий вариант?

Малия устроилась поудобнее, положив голову на плечо Стилински.

С появлением в ее жизни Стайлза, Скотта и всех остальных, девушка потихоньку стала возвращаться к жизни, учиться заново жить, общаться, доверять людям, верить в добро.
Стайлз научил ее любить!
Она действительно была рада быть частью этой странной, но такой дружной, родной стайки. Они ее научили многим вещам. Они научили ее видеть не только черное и белое, но также серые оттенки и, самое главное, яркие, цветные, живые краски мира. Ей показали цвета:
счастья — желтый,
спокойствия — синий,
мечты — голубой,
радости — зелёный.

Стайлз показал ей красный цвет, цвет любви, и белый цвет, цвет чистоты и надежды!
 



Ksusha.MKS

#5347 в Любовные романы
#601 в Фанфик

В тексте есть: романтика, ангст

Отредактировано: 12.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги