Волк-беглец

Размер шрифта: - +

Глава 4

Аника вспомнила, что у нее было печенье. Решив, что оно вполне подойдет к кофе, стала доставать его из тумбочки. Обернувшись к Таннари, она увидела, как он яростно чешется за ухом, при этом притоптывая ногой.

 - Что ты делаешь? – спросила она, смотря на него с подозрением, поставив тарелку с печеньем.

 Таннари, отреагировав на ее оклик, резко одернул руку и спрятал за спину.

 - Извиняюсь, - виновато проговорил он. – Сказывается слишком долгое пребывание в зверином облике.

 - У тебя блохи? – Аника испуганно отпрянула от стола, за которым он сидел. – Надо было тебе ошейник противоблошиный надеть, прежде чем в дом пускать.

 Она отошла на пару шагов от стола, разглядывая его. Учитывая, что он был полностью голый, паразиты могли находиться только в волосах.

 - У меня нет блох, - Таннари посмотрел на нее так, будто она нанесла ему смертельное оскорбление. – Кровь оборотней смертельна для паразитов. Мне даже комары не страшны. И мы не болеем звериными и человеческими болезнями.

 - Чего тогда чешешься? – поинтересовалась Аника, смотря на него с сомнением.

 - А что у тебя никогда ничего не чешется? – ответил он с виноватым видом. – Думаешь, так просто туда-сюда трансформироваться то в волка, то в человека? – Таннари щелкнул пальцами. - Потом кожа некоторое время зудит, но к этому привыкаешь. А вот столь долгое пребывание в звериной форме, как мне пришлось провести, усиливает это. Да и звериная сущность начинает брать вверх. Случалось такое, что после таких связующих заклинаний оборотни уже не могли вернуться к человеческой форме вообще.

 - Сочувствую, - произнесла сострадательно Аника.

 Наступила пауза. Всех тонкостей из жизни оборотней она не знала, и оставалось лишь догадываться, во что выливается ему такое принудительное удерживание зверем. Себе она это представила, как если бы ее вынудили постоянно ходить в шубе, не давая раздеться. А учитывая, что на дворе лето, то это показалось просто пыткой.

 - А вот помыться я бы не отказался, - смущенно сказал Таннари.

 - Так мне еще тебе и свою ванную предоставить? – Аника скрестила руки на груди.

 - А тебе что, жалко? – он демонстративно почесал за ухом.

 Парень, кроме того, что требовал кормить его, еще и основательно решил воспользоваться всеми благами ее дома. Но девушка не собиралась так просто уступать ему, понимая, что само его пребывание может грозить большими неприятностями.

 - Так, давай по порядку, - проговорила она, опершись о кухонную столешницу, позади нее. – С твоей стороны, - она стала загибать пальцы на правой руке, – ты жрешь, как лошадь; у тебя ни гроша; нет даже одежды. Но, думаю, штанов и футболки на первое время тебе хватит. Тебя разыскивает озлобленный мафиозный клан оборотней и разгневанная невеста, от которой ты сбежал из-под венца.

 - До венца дело еще не дошло, - обиженно проговорил парень. – Я вообще не знаю, кто моя невеста.

 - Пусть так, - продолжила Аника. – С моей стороны – мне угрожают озлобленные кланы оборотней; ты находишься в моем доме, а ко мне могут придти мои друзья в любое время; мне нужно ходить на работу; у посторонних могут возникнуть вопросы, кто ты и что делаешь в доме одинокой девушки. Я не вижу никаких выгод для себя в этом. Что скажешь в свое оправдание?

 Сидя на стуле, оборотень принял непринужденную позу, разглядывая девушку.

 - Да, не переживай ты. Тебя обязательно отблагодарят, - сказал он таким тоном, будто делал ей одолжение. - За хорошее вознаграждение люди и не на такое идут.

 Он явно был невысокого мнения о людях.

 - Если я и соглашусь помочь тебе, - недовольно скривилась девушка, - то уж точно не ради денег.

 Она гордо вздернула голову, выражая свое негодование таким отношением.

 - Интересно, чем же можно тебя к этому склонить? – как бы невзначай спросил оборотень, не сводя с нее внимательного взгляда.

 Она опять ощутила на себе тот хищный взгляд, изучающий жертву, заставлявший снова занервничать. И понадеялась, что до применения силы к ней он не прибегнет, как и обещал.

 - Разве что из жалости, - язвительно заявила Аника. – Но пока мне жалко только себя, потому что угрожают только мне.

 - Никто тебе не угрожает, - невозмутимо заявил Таннари. – Они не посмеют причинить тебе вред, а тем более твоему дому. Таковы правила – не трогать людей, не вмешиваться в их дела. Поэтому вы до сих пор не знаете о нашем существовании.

 - Но ты же вмешался в мою жизнь, - возразила Аника. – И хочешь дальше в нее вмешиваться.

 - Вообще, это ты первая вмешалась в мою, - Таннари бросил на нее косой взгляд.

 - Ты нагло воспользовался моей добротой, - фыркнула Аника. – Ничего не мешало тебе уйти еще в первый день. А мне теперь расплачиваться за это? У меня своя жизнь, и ты в нее не вписываешься.

 - Но я ж не прошу прописать меня здесь навсегда, - оскорблено проговорил оборотень. – Мне некуда идти. Чужую собаку ты готова приютить, а человека, нуждающегося в помощи, выгоняешь на улицу.

 Таннари сложил руки на груди и отвернулся, глядя куда-то в окно. Аника обреченно вздохнула. Он стал давить на жалость, и она это уловила. Надо же было ей ляпнуть про это, а он тут же зацепился.

 - Но ты не человек, - напомнила она, не желая сдавать позиции.

 - А что, так сильно заметна разница? – Таннари развел руки и помахал им. – У меня так же две руки, две ноги и одна голова. И я пока никого не загрыз, чтобы бояться меня.

 - А что, еще нужно дождаться, чтобы ты кого-то загрыз? – хмыкнула девушка.



Ирен Нерри

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги