Волк-беглец

Размер шрифта: - +

Глава 36. Эпилог

Ритуал обращения назначили в день полнолуния, чтобы усилить действие магии. Проводился он в доме семьи Дармун в одном из залов, специально предназначенном для этих целей. Обряд проводился под руководством старейшин, но самими членами семьи, потому что они принимали нового члена в свой состав.

Таннари подбадривал Анику как мог, чтобы она не боялась предстоявшего события.

- Ты главное не волнуйся, - говорил он ей, – и не паникуй. Сказали, что больно не будет. Если что, я буду рядом.

- Я постараюсь, - натянуто улыбнулась девушка.

Он проводил ее к месту ритуала, а сам отправился трансформироваться вслед за остальными.

Четверо волков появились в зале и заняли свои места на пиктограмме из круга и квадрата, исписанных магическими символами. Одетая в длинную рубашку с разрезом на спине, чтобы после перевоплощения легко было от нее избавиться, Аника стояла в ее центре, в специально очерченном для нее кругу, в ожидании дальнейших их действий. Как только волки встали на отведенные для них места по углам квадрата, пиктограмма вспыхнула голубым огнем. Аника почувствовала, как ее тряхнуло изнутри от магии, пронзившей тело. Лунный свет, лившийся из отверстия в потолке зала на нее сверху, стал каким-то густым и осязаемым. Девушка ощутила, что отрывается от пола и поднимается в воздух. Волки смотрели на нее, не сводя горящих глаз. Свет от пиктограммы стал сливаться с лунным светом с потолка, окрашиваясь в голубой цвет, пока столб света полностью не стал голубым до самого верха. Окутав собой зависшую над полом в метрах трех девушку.

Аника, стараясь не поддаваться панике, терпела все происходящее, пока не провалилась в беспамятство. Через несколько минут голубой свет исчез, уступая обычному белому лунному, и пиктограмма потухла. Девушка, парившая в воздухе, с глухим стуком упала на пол. Волки беспокойно затоптались на месте, принюхиваясь и прислушиваясь. Звук бьющегося сердца подтверждал, что девушка жива. Старейшины, находившиеся неподалеку, обеспокоено переглянулись между собой. Старейшина Наартид осмелился подойти к пиктограмме начерченной на полу: она уже не источала магии и была неактивна. Он вступил на нее и осторожными шагами направился к девушке. Волки поспешно отступили и ушли перевоплощаться в людей.

- Что с девушкой? – спросил старейшина Валламир, присоединивший к Наартиду, склонившегося над бессознательной Аникой.

- Жива, - подтвердил тот. – Но она не обратилась. Не понимаю почему. В книге сказано, что она должна была при этом трансформироваться.

- Может, что-то не так сделали? – предположил старейшина Валламир.

- Да вроде все так, - нетвердо ответил Наартид.

Таннари, вернувшись за ширму, где он превращался в волка, быстро натянул штаны и рванул обратно в зал. Уходя, он слышал беспокойный разговор старейшин. Возвращаясь, он видел, что девушка по-прежнему лежит без движения и без каких-либо изменений. Подскочив к ней и упав рядом на колени, он подхватил ее на руки.

- Аника! – позвал он ее. – Очнись!

Остальные тоже вернулись в зал, но старейшины попросили их близко не подходить, опасаясь, что ритуал не завершился, и поэтому девушка не изменила форму на звериную.

Встряхнув девушку и похлопав ее по щеке, Таннари прислушался к ее сердцу: билось ровно и тихо, дыхание было стабильно. Он обратил отчаянный взгляд на старейшин, стоявших рядом.

- Что с ней?! – воскликнул он.

- Мы не знаем, - честно ответил старейшина Наартид. – Она не трансформировалась и не пришла в сознание. Что-то с ней пошло не так. Физически с ее телом все в порядке. Состояние, близко напоминающее кому. Но почему она не приходит в себя и не обратилась, мы не знаем.

- Что не так? – вопрошающе посмотрел на него Таннари. – Может, она должна быть невинна на момент ритуала?

Он уже стал корить себе за то, что так поспешил заполучить ее хрупкое тело. Ведь люди так слабы и уязвимы.

- Нет, - уверенно ответил старейшина Наартид. – В книге точно сказано, что это требование только на момент свадебной церемонии. Это связывает ее с вашей семьей и дает право на обращение.

- Тогда почему она не превратилась в волчицу? – растеряно спросил парень. – Или в лисицу? В кого-нибудь она же должна обернуться…

Отчаяние и страх начинали сковывать душу и разум, не давая нормально соображать. Угроза потерять ее после всего, через что пришлось пройти, была так реальна, что хотелось взвыть на безучастную луну, поливавшую их своим холодным светом.

Таннари снова позвал Анику, пытаясь докричаться до нее, надеясь, что она очнется.

- Аника, проснись, - тихо проговорил он ей на ухо, прижимая к себе. – Не бросай меня. Прошу тебя. Ты мое солнце и луна, хозяйка моего сердца. Нет мне места в этом мире без тебя.

Но все было бесполезно. Девушка будто уснула и не желала просыпаться.

- Сделаете же что-нибудь! – потребовал он, глядя на старейшин. – Такого не должно быть!

Старейшины, посмотрев на него сочувствующими взглядами, ушли. Таннари остался сидеть с девушкой на руках посреди зала, прижимая ее безвольное тело к себе.

- Аника, - шептал он, держа ее в объятьях и целуя, - прошу, не покидай меня. Я же тебя не отпущу ни за что на свете…

Страх, что девушка может умереть, парализовал его, не давая сдвинуться с места. Вместе с этим пришло сожаление, что он связал ее с собой, подвергнув этому испытанию, которое оказалось для нее не по силам. Уж лучше бы она оставалась человеком, но живой. Пусть они провели бы вместе меньше времени, но были бы вместе. И он не сдержался, откинув голову назад, издал жалобный вой, пронизывающий до костей своей скорбью.
Его родители и сестра стояли у входа в зал, услышав этот плач, занервничали. Тасмин не сдержалась и заплакала. Наира хотела броситься к сыну, но Акелан удержал ее, и она зарыдала у него на плече.

- Бедный мой мальчик, - всхлипывала она, - за что ему такое? Ведь Звериный Бог не просто так их свел, не может же он сейчас забрать ее.

- Не стоит отчаиваться, - сказал ей Акелан. – Что-нибудь да придумают. Она жива, а это главное.

Позднее появился старейшина Наартид и подошел к горюющему парню, так и сидевшему с девушкой в кругу посреди зала, залитым лунным светом.

- Есть одно предположение, - произнес он, приблизившись и присев рядом с ними. – Физически с девушкой все в порядке. Сама трансформация в волка - это не только смена формы тела, но и восприятие сознанием. Если девушка не была готова к этому, ее разум мог заблокировать этот процесс.

- Все это не важно, - прорычал Таннари, оскалившись на старейшину. – Как ее вернуть из этого состояния?

- Мы полагаем, что нужно проникнуть в ее сознание, чтобы разрушить эту преграду, - ответил старейшина.

- Что для этого нужно? – сразу спросил Таннари.

Для него любая возможность вернуть ее была приемлема.

- Мы можем провести обряд слияния сознаний, - пояснил он. – Но в этом должен участвовать тот, кому она доверяет, чтобы не повредить ее разум. Иначе она может начать сопротивляться и замкнуться еще больше, лишившись разума или умерев.

- Я подойду для этого? – предложил парень, глядя на него измученным взглядом.

- Если никого другого предложить не можешь, - пожал плечами старейшина-оборотень Наартид, - то подойдешь. Ты ее муж, она любит тебя. Должна довериться.

- Тогда делайте скорее все, что нужно, - потребовал Таннари.

Он опустил взгляд на девушку в своих объятиях. Она была такой спокойной и безмятежной, будто видела самый сладкий сон в своей жизни. Все равно, если она умрет, то и он не желает дальше существовать.

Старейшины принялись стирать начертанную пиктограмму для нанесения новой. Таннари, подняв девушку на руки, отошел в сторону. Нарисовав новую пиктограмму и новые магические символы в ней, они указали парню с девушкой занять место в ее центре. Уложив Анику на гладкий каменный пол, он лег рядом с ней головой к ногам, удерживая за руку.

- Вокруг тебя будет ее подсознание, нужно отыскать ее сознательное «я», чтобы она пробудилась, - пояснил старейшина Наартид, прежде чем они начали обряд. – И будь осторожен, это может быть мир совершенно не похожий на материальный, и твои силы там не действуют. Испугавшись, она может погубить и себя, и тебя.

Таннари молча кивнул и приготовился к чему угодно, лишь бы вернуть ее.

Старейшины встали вокруг них, по краю пиктограммы на лучах семиконечной звезды, произнося заклинание. Таннари ощутил, как лунный свет становится все ярче, подобно солнечному, затягивая в себя.



Ирен Нерри

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги