Воробышек. Истории «дорогой мамочки»

Размер шрифта: - +

На 03.09.2017

Лале проснулся и замер от шока. Потом неверяще протянул побег к моему букету... Атта, глядя, как Хранитель нежно гладит колючие стебли, расстроился и наобещал, что лично посадит в десять раз больше роз. Ага и "рухлить" будет все клумбы. Так и сказал – "рухлить". Поклон "осознаю своё несовершенство" у детёныша получается уже профессионально. Лале проигнорировал раскаяние ребёнка. Свернулся в кокон на своей площадочке, и страдает.

***

Не успела подумать о Мохри, как лорд-протектор уцепил Атту за ухо, а меня под локоток, и отправился с нами на плантации. Вот где настоящий ужас. Детёныш вытоптал роз больше, чем оборвал. Ну... малыш сохранял драконий облик, чтобы не пораниться о шипы. Лале скатился со своей площадочки, и отправился вглубь, где сохранилась первозданная красота. Нас демонстративно не замечает. Конечно, – распустили ребёнка.

– Никасио и Нина учились у лорда Саэльмо. Мы не будем тревожить лендлорда. Смотри, и запоминай.

Я тоже смотрю. И ничего не вижу. Точнее, вижу многое: радуга накрыла половину повреждённой части плантации, и впитывается в цветы и землю, растворяя в себе сломанные розы. Из рыхлой почвы появились ростки. Цветы растут буквально на глазах. А КАК это получается, я понять не могу. Покосилась на Атту. Детёныш сосредоточенно наблюдает, высунув язык, для пущей концентрации внимания.

Попробовала высунуть язык. Не помогло. Губы Мохри дрожат, еле сдерживая улыбку, глаза искрятся. Обидевшись, треснула мужа, то есть, консорта, хвостом по голове. Увернувшись, лорд-протектор утащил меня в открытую беседку, усадил за стол ломящийся от сладостей и прохладительных напитков, и прошептал:

– Моя леди, пусть Атта сам справляется.

Малыш справился. Только розы у него получились не тёмно-красные, а белые с нежнейшим розовым румянцем. Расстроенный Атта заверещал, что сейчас всё исправит, но тут примчался Лале, дал детёнышу подзатыльник и льдисто-белую розу, и отогнал нахалёнка от цветов. Сидим в беседке, наблюдаем, как Хранитель шебуршится в свежевыращенных зарослях. Атта под шумок тягает сладости. Можно подумать, никто не замечает! Переглянувшись с Мохри, решили: пусть ест. В Академиях курсантов сладостями не балуют. А у Секста родственники вообще в чёрном теле живут.

– Почему розы белые?

– Но это очевидно, моя леди. – Увернувшись от чашки, Мохри продолжил. – Атта ещё ребёнок, и роза, символизирующая его чувства, светла.

***

Ойхе с Ойгриг Вителлии Северы-и-Делон – первые двойные стражи. Дети Бальды и Хальзе наследуют либо ауру матери, либо ауру отца. А эти малыши – хапуги. Это Алек нежно прошелестел, глядя на их бликующие ауры.

– Возможно, кровь дракона уравновешивает.

Это уже Мохри оценивает новых вассалов. Вассалы злобно шипят на исконного врага, не признавая своё подчинённое положение. Ехидно улыбаюсь, мысленно поточив когти. В раскрытые окна доносится мерное шуршание, – Атта чистит плац.

Детёныш провинился, и живёт на гауптвахте. Мохри сделал временную петлю, – через пятнадцать дней нахалёнок отправится на гауптвахту Академии. Секст до сих пор периодически икает. Папенькино неудовольствие всегда оказывало сильное воздействие на Вителлиев Северов, а став драконом, он вообще вгоняет их в жесточайший стресс.

Атта, впрочем, виноватым себя не чувствует. Ответил деду:

– А чего они хамят?

Хамство выразилось в ставках на тотализаторе. Вся Бездна с упоением спорила, чья аура окажется сильнее. Будут ли близнецы принадлежать к клану Делон, или унаследуют ауру матери. История Бездны знает случаи, когда жёны стражей со временем перерождались, становясь стражами. И аура их заметно отличалась от ауры детей стража. Так что, приписать их к какому-либо клану было бы ошибкой. А собственного клана у женщин традиционно нет и быть не может. Это называется "мужской шовинизм". Вот как я считаю. Ничего, вот Мейнхильд переродится, – мы им покажем.

Так вот, о ставках. Кто-то ставил на Алека, кто-то на меня, кто-то вообще ставил на то, что дети не будут стражами. Мол две ауры блокируют одна другую. Атта единственный поставил на то, что дети будут обладать силой обеих линий стражей. И сорвал банк. Или как это называется, я не знаю.

Кассий Агриппа не успел заявить протест, как Секста уже вызвали получать выигрыш. Атта делал ставку обучаясь в Академии. И получить выигрыш мог только его опекун. Папенька, ожидаемо, озверел. Секст самостоятельно отправился на гауптвахту лендлорда Луция (спрятался от деда, наивный). Нахалёнок лишён увольнений на пять лет. Атте запрещено покидать Академию, и, позднее, расположение части, в которую его отправят по контракту.

– Как ты посмел участвовать в этом... этом действе!

Вот тогда Атта и высказался. Это спорящие осмелились усомниться в потомстве Вителлия Севера. А вот он, Атта, поставил их на место. Ага. Теперь следит за чистотой плаца. Консул отправляет на плац группы после марш-броска по болотам, так что детёныш целый день занят. Выигрыш оставлен в его распоряжении. Император приказал внуку разумно распоряжаться средствами. Придётся нахалёнку ещё и управление финансами изучить. Мохри попытался заступиться. Больше никто Кассию Агриппе возразить не осмеливается.

– Стоит ли оставлять ребёнку сумму, сопоставимую с годовым бюджетом протектората?

– Пусть попробует растратить.

– Это его деньги.

– Вот именно. Пора учиться ответственности.

***

Ощущаю себя надзирателем. Не успел Атта переместиться с одной гауптвахты на другую, как в его камере устроили Мейнхильд. Барон Зигмунд отправил невестку на две недели учиться сдержанности. Дракониха разгромила родовое гнездо, выражая протест против женитьбы Зигфаста. Большую часть времени пребывая на Новом Вавилоне, сын, ожидаемо, взял в жёны патрицианку. Все объяснения, что благородная Лукреция фон Фальке не будет женой ни Траинну, ни Дитеру, разбились, не достигнув драконьих мозгов. Непрошибаемая лобовая броня, как сказал Зигги.



Тигринья

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги