Воробышек. Истории «дорогой мамочки»

Размер шрифта: - +

на 31.10.2017

***

Детёнышу исполнилось два года, и мы с бароном Алеком представили его папеньке. Драконёнок от Алека получился чёрно-перламутровым и зеленоглазым. А уж злобным!.. Куда там Атте.

Мохри хотел забрать нас в Этан, когда Акселю исполнился год. Но драконёнок решительно отказался перебираться. Занял круговую оборону, шипел, плевался огнём и ледяной аурой стражей. Змеиной аурой, унаследованной от отца, угрожал. И это помимо ядовитых когтей, которыми младенец-страж отмахивался от всех, пытающихся его уговорить. Чтобы не травмировать психику малыша, пришлось отложить переезд до представления. Возражать папеньке ещё ни один детёныш не осмелился. Даже Атта, который только бурчит себе под нос «чего это...».

С Аттой годовалый Аксель пытался подраться, чем вогнал Старшего в шоковое состояние. Пришлось рыкнуть на обоих. Годовалый дракончик старательно скопировал за братом поклон «прошу простить мою несдержанность», и рассмешил Старшего до колик. Теперь Атта обучает брата драконьему этикету и драконьему бою. Голова, хвост, лапы, крылья и гребень, – всё идёт в ход. Толстая драконья туша используется в качестве противовеса, либо, как утяжелитель.

Траинну не до малышей. Обхаживает вторую жену. После трёх лет брака у Зигфаста и Лукреции так и не появилось детей. Лукреция не бесплодна, Зигфаст тоже. Приказала Зигфасту подыскивать вторую жену, а невестке заключить второй брак с Траинном. Траинн и Зигфаст не просто одной крови, а, можно сказать, что Траинн есть драконья ипостась Зигфаста, как Дарри Зигибранда. Возмутились все причастные. Кроме Траинна. Зигги-старший был вынужден обратиться к папеньке, чтобы Император меня приструнил. Мейнхильд разгромила флигель Делона, и была вышвырнута замком на крышу Башни Слёз. Спускаться с трёхкилометрового сооружения в драконьем виде невестка не рискнула, – вызвала ройха. К Лукреции приставили призраков, чтобы те просигнализировали, если патрицианка вздумает залечь в ванну с острым ножичком. Явную охрану Зигфаст попросил не ставить. Молодой женщине и так непросто жить в клане фон Фальке.

Папенька собрал нас в зале приёмов. Под леденящим взглядом Императора даже буйные фон Фальке становятся меньше ростом. Выслушав жалобы на моё самоуправство, Кассий Агриппа перевёл взгляд на меня. Возмутилась. Брать пример с Клавдия, и говорить «а что сразу я?» не стала. Напомнила о Евгенических законах.

– Евгенические законы касаются только Нового Вавилона, дочь.

Можно подумать, я не знаю! В Мирах Союза эти законы называются «законы сохранения Крови». Разница в названии, и в том, что в Союзе нет разводов, и не регламентировано количество жён.

– Если Зигфаст возьмёт себе женщину, она в семье и останется, отец. Таковы традиции Миров Союза.

Император драконов перевёл взгляд на барона Зигмунда. Вдавить Зигги в пол взглядом папеньке не удалось. Зигмунд фон Фальке, – это не Вителлий Север. Поиграв с Кассием Агриппой в гляделки, барон склонил голову в поклоне.

– Император мудр.

Продолжать не стал. Увёл своё семейство дорогой Тьмы. Вот и думай, какое решение примет глава клана фон Фальке.

Собрала у себя обеих куриц: Мейнхильд и Лукрецию.

– Ты знаешь, Лукреция, что по Евгеническим законам твой муж обязан взять себе чистокровную. – Дождалась утвердительного кивка невестки, и продолжила. – Но ты не знаешь того, что в Мирах Союза женщина, взятая в Семью, в ней и остаётся.

Лукреция молчит, каменея лицом, а Мейнхильд вежливо оскалилась.

– В нашей семье есть чистокровная, мама. Мы решим это сами.

– Лукреция займёт твоё место возле Траинна. Так будет честно. – Держу паузу, отсчитывая удары сердца невестки. Уловив изменение ритма, продолжила, предупреждая возмущение. – И безопасно.

Невестки почтительно склонили головы, и отбыли домой. Алек шипяще рассмеялся:

– С невестками ты управляешься мастерски, Воробышек. Патрицианка даже не вспомнила, что Евгенические законы её не касаются.

– Ошибаешься, муж мой. Как раз патрицианке-то прекрасно известно, что в древности Евгенические законы не делали исключения по половому признаку. Женщина, способная рожать, должна была рожать. Если патрицианка не могла родить от мужа, использовались чистокровные мужчины. Пара подбиралась генетиками, старающимися обеспечить наиболее жизнеспособное потомство. Спустя тысячу лет об этом помнят только представители древних родов, и чистокровные.

– А как на это смотрели патриции-мужья?

– Они, как правило, брали себе конкубин, не утруждаясь более исполнением этого пункта супружеских обязанностей.

– А дети?

Тяжело вздохнула. Барон, прожив около десяти тысячелетий, не способен понять тех, кто жил около тридцати лет.

– Алек, мы говорим о Новом Вавилоне. Ребёнок находится в семье до пятилетнего возраста. О детях заботятся все. Это будущее. Дети от чистокровных мужчин носили имя Спурий (Spurius – внебрачный), и принадлежали роду матери. Это единственное, что отмечало их происхождение.

– Я бы сказал, даже, «указывало» на их происхождение.

– Ну и что из этого? Новому Вавилону необходимо было удерживать рождаемость выше смертности.



Тигринья

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги