Воробышек. Истории «дорогой мамочки»

Размер шрифта: - +

История четвёртая: Принцесса. Глава вторая.

О том, как Воробышек общалась с мужем на его территории, о визите Кассия Агриппы, а также о реакции консула на необычное предложение главы Академии.

Портал мягко подхватил консула и перенёс его на... наверное это называется «плац». Ровный кубик людей в форме. Равнение, для разнообразия, не на консула, а на знамя. Удивление вихрится вокруг застывшего по стойке смирно строя. Ещё бы им не удивляться! Консул продолжает держать меня на руках. Более того, я всё ещё закутана в консульский плащ вместо паллы. Форменное безобразие, нарушение Устава и всех норм внутреннего распорядка! Ага!
Вителлий Север сделал шаг вперёд.
- Я собрал вас, чтобы представить мою жену. Благородная Агриппина отныне ваша госпожа. От вас требуется обеспечить ей ненавязчивый комфорт и безопасность. Покинуть поместье госпожа может только и исключительно в моём сопровождении. Вопросы?
Вот сволочь памятливая! Столько лет назад, в каюте Императора, я высказалась по поводу комфорта и безопасности! Но, похоже, у кого-то вопросы появились. Надеюсь, мне не придётся запоминать весь персонал поместья. С моей памятью на имена, на это понадобится несколько лет.
- Мой консул... Нам следует позаботиться о возможности перемещения для госпожи Агриппины?
Это он о чём? Они что?! Решили, что я не могу ходить?! Пошевелилась, пытаясь вывернуться из мужниных рук. Безуспешно. Стараюсь тихо шипеть:
- Отпусти меня, Вителлий Север! Сейчас же!
Шипение моё усиливается, разносясь над плацем, и заставляя вспомнить сатх. Народ держит равнение, не реагируя. Или мне отсюда не видно реакции. А консулу хоть бы хны. Притянул меня к себе ближе, уткнулся в шею за ухом. И шёпот консула тоже слышат все.
- Кариссима... Не вырывайся. Иначе прямо отсюда отправимся в спальню.
- А что? Есть варианты?!
Разозлилась. Скоро дойду до рукоприкладства. Серенад жалко! От Вителлия Севера серенад не дождёшься. На марш-бросок не отправит в первый же день, и то хорошо... Консул рисует в воздухе символ, и перед ним открывается рамка портала. Как такое может быть?! На асиенде можно было перемещаться, рисуя знаки на стенах. Только после «инициации». Когда хозяин оповестит системы о «праве на перемещение» для своих детей. Дети ещё не доросли... Милагрос и Лопе - не в счёт. Они другой крови. А в мирах Нового Вавилона эти технологии забыты. Зáмки - другое дело. Они вообще сделаны стражами глубин. Нет! Выращены! Барон Алек сказал именно это слово.
- Откуда такие технологии?
- Кариссима, я тебе потом сделаю обзорную экскурсию. Обещаю.
Говоря это, консул одной рукой сдирает с меня остатки комбеза, торопясь добраться «к телу». Вторая рука сжимает мои запястья, не позволяя маникюру приблизиться к бесстыжим глазам. Извиваюсь, злобно шипя, но вырваться не получается.
- Кариссима...
Стон-рычанье резонирует внутри, пробуждая давно забытые реакции. И поцелуи... Жадные. Зубами впивается. Опять вся в синяках ходить буду! Когда он с меня берцы снял? Не заметила. Руки мои уже давно свободны, и обнимают мужа, вцепившись в широкую спину. Вителлий Север насыщается мной. Не отрываясь... Потолок спальни отражает наши стоны. Надеюсь, спальня звуконепроницаемая.
На вторые сутки секс-марафона кровать приказала долго жить. Морёное дерево, конечно, в полном порядке. А вот крепления... и ритмические колебания... ну и рухнуло сооружение... И в момент падения меня накрыло такой волной экстаза, что вся энергия материнства восстановилась практически мгновенно. Значит, через три года, я опять буду «в поре».
- С возвращением, кариссима. - Нежный поцелуй, и продолжение. - Если ты будешь так орать, звукоизоляция не выдержит.
Смеётся, наглец! Не стала отвечать, молча укусила за плечо. Глухое рычание, и мы продолжили праздновать возвращение. Ага, на матраце.
Когда через несколько часов, мы всё-таки спустились в столовую, консула заметно шатало. Я даже забеспокоилась, что он меня уронит. Но! Сама идти не рискнула. Потому что я смогу передвигаться только ползком. Полный офицерский обед - именно то, что нужно. Потом надо озаботиться составлением меню...
- Мой консул.
Хорошо, что мы уже поели. Я бы убила вестового. Или их иначе называют? Муж молча смотрит на бледнеющего офицера.
- Благородный Кассий Агриппа на связи. Консул ответит?
- Отвечу. - И, обращаясь ко мне. - Пойдём, кариссима. Поговоришь с отцом.
Вестовой поражённо смотрит на меня, потом, уловив бешеный взгляд консула, испаряется.
- Мне нужно зеркало. И горничную. Вителлий Север! Ты вообще меня слышишь?!
- Слышу... слышу... Что? Кариссима, ты прекрасно выглядишь!
- Зер-ка-ло. Сей-час.
Муж опять нарисовал какой-то символ и стена стала зеркальной. Тихий ужас. Отец будет в шоке. Косматая, под глазами тени... Чёрные. Губы вспухшие и запёкшиеся. Шея... ну шею можно под паллу спрятать. А вот остальное... Консул хватает меня в охапку и уносит в переговорную.
Отец по-прежнему ошеломляюще прекрасен и суров. Окинул меня недовольным взглядом, и повернулся к Вителлию Северу.
- Жду доклады. От тебя и от твоей жены.
- Рада видеть тебя отец.
Говорю искренне, потому что я действительно рада. Приятно, что в моём мире хотя бы что-то остаётся неизменным. Ну и на сумасшедше-красивого мужчину посмотреть... Надеюсь, что хотя бы один из моих будущих детей будет похож на папулю.
- Навестишь Юлию, дочь. Извинишься.
- Мне понадобится запись, отец. Я не знаю, за что...
Ледяной голос Вителлия Севера прервал меня, не позволив закончить фразу.
- Моя жена не покинет поместье. Это не обсуждается, Кассий Агриппа.
- Твоя жена девять лет прожила на территории нашего противника. Мне нужна информация.
- Ты забываешь, что она не офицер. Что могла запомнить чистокровная? Какие фасоны платьев носят в том мире?
Разозлилась до невозможности. Я уже отвыкла от такого отношения. Алонсо никогда так себя со мной не вёл. Отец внимательно смотрит на меня. Муж начинает беситься. Мне что? Уже и с отцом общаться запретят? Сделаю себе паранджу! И вообще! Сбегу при первой возможности!
- Мы с Юлией прибудем завтра.
- Космодром не готов.
- Ты уж постарайся, Вителлий Север. У вас был курс экстренной подготовки площадки.
Папуля говорит ласково и терпеливо. Как с норовистым животным. Консул в ярости. Он что? Хотел меня вообще изолировать?
- Как твои близнецы?
- Уже научились втягивать когти. И стараются говорить, а не шипеть. Хотя мы привыкли и понимаем их шипение.
Папуля задумчиво сощурился:
- Я имел в виду детей, рождённых тобой от чистокровного.
- У Лопе и Милагрос всё хорошо, спасибо, отец.
- Мальчишку не накажут?
- Твоего внука, отец, наказывать можно только за доверчивость. Но это свойственно детям. Его никогда не обманывали. Не думаю, что мой муж...
Увернулась от метнувшейся ко мне руки консула. Краем глаза заметила улыбку папули. Вылетая в коридор услышала:
- Завтра, Вителлий Север.
Кассий Агриппа развеселился. Воистину: язык мой - враг мой. Если меня не убьют до завтра, попрошу у папули политического убежища. А пока быстро-быстро бегу по коридору. Чтобы муж не догнал.
Забыла, что Вителлий Север у себя дома может ходить сквозь стены. Врезалась в него на повороте, была схвачена, переброшена через плечо и унесена в спальню. Возмущённо колочу его по спине - никакой реакции. Набрался сил после обеда...
Площадку подготовили. Всего-то и надо было снять защиту с одного поля. Начинаю задумываться о вызове ройха...
- Кариссима, пожалей птичек. Охрана за твой побег ответит головами, поэтому ройха расстреляют на подлёте.
- Откуда ты... То есть, с чего ты взял... Ройхов нельзя убивать! Они редкие!
- Кариссима, я уже говорил: твои мысли написаны у тебя на лице. Я не выпущу тебя отсюда. Ты моя жена. Мать моих детей.
- Ты вышел в отставку?
- К чему вопрос?
- Ты будешь где-то воевать, а я сидеть здесь? Одна? Под охраной?! И не смогу даже навестить отца и Юлию?!!
Повышаю голос по нарастающей, уцепив мужа за форменный китель, и пытаясь трясти. Ни разу не видела его в штатском... Только в форме, или голым. Подумала, как быстро испортились мои манеры. На Алонсо я никогда не кричала. Не было необходимости... А может, еженощные серенады благотворно действовали...
- Кариссима, - отцепил мои руки, и держит. - Империя не воюет сейчас. До открытия врат почти сорок шесть лет. Да и после открытия мы постараемся договориться. В конце концов, их Повелитель женат на внучке Кассия Агриппы.
- На моей дочери!
- Я так и сказал.
- Я тебе больше скажу: Маноло и Вителлий Флавиан троюродные братья.
- Маноло?
- Повелитель миров Союза, женатый на внучке Кассия Агриппы. А я, из за тебя, даже на свадьбе не была!
- Не говори об этом Кассию Агриппе, кариссима.
- Конечно не буду. Отец не поймёт мои жалобы. Он для этого слишком рационален.
- Ты в самом деле такая дура, кариссима? Или притворяешься?..
- В самом деле, притворяюсь. Пойду делать себе новое платье.
- Обижаешься? Зря. Смирись, кариссима. У тебя будет всё, что пожелаешь...
- Кроме свободы.
Молчит. Смотрит исподлобья и молчит. Сбегу. Разберусь с местными системами и сбегу. Конечно, из объяснений Лопе я ничего не поняла, но... тогда мне это было не нужно. А теперь буду применять его объяснения на практике. Память у меня хорошая.
- Кариссима, тебе противопоказаны карточные игры. У тебя всё написано на лице. Все твои мысли. Я ведь не шутил, когда сказал, что охрана ответит жизнями за твой побег.
- Не шантажируй меня, Вителлий Север!
К счастью пришёл запрос на посадку от папулиного фрегата. Не от фрегата, конечно. Никто не сажает на обжитые планеты космические корабли. Они висят на орбите. Планетарные двигатели занимают слишком много места. А космические выжгут площадку размером с небольшой город. Так что садятся катера. Большой десантный катер с гербом Кассия Агриппы сел точно в центре площадки. Мы с мужем на лёгком флаере отправились встречать гостей.
Юлия всё-таки сделала прививку. Значит ей остаётся... Двадцать семь лет. Второе поколение от чистокровной. Около девяноста лет без прививки, и шестьдесят - с прививкой. Зато она не расстаётся с папулей. И он привык к ней. Заботится... Так и не сказал за что я должна извиняться. Что такого мог сотворить клон, чтобы Юлия (!) обиделась?
Кассий Агриппа, как обычно, смотрит на меня с неудовольствием. Конечно. Я, только изображая вдовствующую императрицу, выглядела величественно. А при Вителлии Севере я всё время встрёпанная и очумелая, как будто только что из койки. Впрочем, «как будто» - излишне.
Юлия расцеловала меня в обе щеки, легонько обнимая. Поздравила с возвращением. На вопросительный взгляд консула папуля кивнул. Всё - молча. Понимают друг друга без слов. Ну и пускай! Я радуюсь, что мне не придётся подбирать слова, извиняясь за то, чего не делала и не говорила.
- Ты подготовила отчёт, дочь?
- Коротко о главном, отец. Времени не хватило.
Сияющие серебристо-зелёные глаза Кассия Агриппы обратились на консула. Вителлий Север выдержал папулин взгляд, потом протянул ему чип с докладом. Я тоже положила своё творение на руку начальника Академии. Папуля не глядя сунул чипы в карман кителя и обратил свой леденящий взор на непутёвую дочь. На меня, то есть...
- Правильно ли я понял, что в следующей войне на стороне противника будут как минимум двое стражей глубин, дочь? Или даже трое?
- Стражи - нейтральны, мой легат.
- Вителлий Север, не притворяйся более глупым, чем ты есть. Конечно, по-умолчанию стражи нейтральны. Но, воспитанные в семье противника, они наверняка не будут соблюдать нейтралитет. Если возникнет угроза для семьи. Я жду ответа, дочь.
Юлия пытается подавать мне какие-то знаки, которых я не понимаю. Папуля искоса смотрит на жену, потом начинает оборачиваться в её сторону. Юлия тут же скромно опускает глаза, теребя паллу. Папуля улыбается одними глазами, сохраняя суровый вид. Где я найду для него такую же?! Годы проходят быстро... Надо отвечать, пока отец не разозлился.
- Мои младшие близнецы Алан Габриэль Людвиг и Ада Долорес Эстрелла де ла Модена-Новарро-и-Делон, рождённые в мирах Союза, являются стражами глубин, отец.
- Барон Алек?
- Да, отец.
- Вителлий Север. Предложишь барону Алеку ночь гостеприимства. Империи нужны свои стражи глубин.
- Нет, мой легат. Я не буду делить свою жену.
- Я не сказал «делить», Вителлий Север.
- Она моя!!!
Рёв раненого зверя вывел меня из шокового состояния, а Юлию, наоборот, вогнал в шок. Взяла мачеху за руку, и, получив разрешающий кивок отца, тихо вывела из гостиной. Пошли гулять в саду... Не убил бы муж отца... хотя, папуля парой слов убьёт насмерть. Нам лучше подальше держаться. Юлия смотрит виновато
- Я пыталась предупредить, Агриппина. У нас был барон Алек... Благородный Кассий Агриппа знаком с бароном. Они долго говорили... Не знаю, о чём. Меня отправили на женскую половину. Я только рада была. Барон пугает. Не только своим совершенством... Не знаю, как сказать...
- Я понимаю, Юлия. И отец решил...
- Не знаю...
Пожимаю руку Юлии, чтобы она не продолжала. У Вителлия Севера все разговоры записываются. Он заставил меня показать мой доклад для папули. Впрочем, к этому я была готова, так что никакой крамолы консул в моём опусе не нашёл.
Вспомнив уроки Франциско, сняла с себя браслет дорогой мамочки, и надела его на Юлию, сняв с её руки точно такой же. Ловкость рук, и никакого мошенничества! Надеюсь, что мужу не придёт в голову просматривать нашу с Юлией прогулку в замедленном темпе. А папуля - всё предусмотрел. Ага, кроме того, как он с Юлией будет выбираться из родового гнезда Вителлиев Северов. Консул сейчас в ипостаси «Лютый»...
Детей отдам на воспитание Кассию Агриппе. Только отец сможет вложить им чувство долга. И, как пример для подражания, папуля консулу сто очков вперёд даст. В семье достаточно одного «Лютого».
Юлия повернулась к дому. Она чувствует отца, как полсолнух солнце. Возвращаемся. Старательно удерживаю мачеху от попыток бежать к мужу. Лично мне, бежать к мужу не хочется. Смотрю на каменное лицо, и вообще хочу куда угодно, хоть в ту же Бездну, лишь бы подальше.
Девочку-клона он убил даже не глядя на неё... Конечно, клоны считаются богомерзостью, но ведь она была живая! Любила Вителлия Севера. Старалась стать такой, какой он от неё требовал. А он гладя её по щеке пальцами правой руки, пальцами левой вырвал ей горло. А мне объявил, что это всего лишь «тело». Но это моё «тело». Точная моя копия, выращенная из моих клеток... Я под утро услышала, как хрустят её косточки, ломающиеся в «любящих» руках. И проснулась с криком, и отбивалась от мужа, пытающегося меня успокоить. Потому что спросонья мне показалось, что настала моя очередь. А Вителлий Север обиделся на меня. Ага, я его недоверием оскорбляю!
- Я пришлю тебе вопросы, на которые мне понадобится развёрнутый ответ, дочь.
- Да, отец.
- Иди в дом, кариссима.
Муж говорит сквозь зубы. Смотрю на отца, получаю утвердительный кивок. Хочу предупредить об опасности, но потом понимаю, что папуля знает Вителлия Севера намного лучше, чем я. Целуюсь с Юлией на прощанье, кланяюсь отцу, поворачиваюсь, и иду в дом. Флаер взлетает и движется в сторону космодрома, где дожидается десантный катер.
А меня обгоняет Вителлий Север, торопясь куда-то... Иду за мужем. Указаний было, - только идти в дом, а дальше - свобода выбора.
Командный пункт. Похоже на миры Союза. Консул садится в кресло, выдвигается консоль, и... мой муж, не задумываясь, набирает комбинацию символов. Пол ощутимо дрогнул. А Вителлий Север посмотрел на экран, залитый пламенем, и схватился за голову, глухо простонав. А я стала какой-то лёгкой... не ощущаю собственного тела, прижимающегося к стене.
- Кариссима, иди к себе... Пожалуйста. Уйди с глаз моих.
Повинуясь хриплой просьбе, молча, по стеночке, выхожу из помещения. Глаза не отрываются от экрана, онемевший, как от анестезии, мозг не воспринимает происходящее. Я спокойно смотрю, как десантники в чёрной форме занимают стратегические места, блокируют командный бункер, как к стене присосками цепляют дубликат управляющей консоли, как выводят связанных липкими нитями станнера слуг Вителлия Севера, и продолжаю медленно идти по стеночке. Меня не трогают.
Выхожу из дома. Спускаюсь по ступенькам и сажусь на предпоследнюю. И сижу... Пока над плацем не зависает десантный катер, из которого выскальзывает знакомая фигура. И тогда я бегу к плацу, ещё не зная, то ли бегу убивать, то ли обнять вновь обретённого отца. Конечно, папуля знает Вителлия Севера. Он его учил. Вот только провоцировать на убийство - не слишком хорошо. Кассий Агриппа вскидывает руку, останавливая мой бег. Медленно иду, на ходу закутываясь в паллу. За моей спиной звучит хриплый смех Вителлия Севера.
- Я опять не сдал зачёт, мой легат.
Поворачиваюсь, и вижу, как мужа уводят под конвоем. Иду за ним. Отец молчит. Всё правильно... Жена идёт за мужем.
Отец молчит, а консул молчать не желает. Гонит меня прочь. Не слушаю. Пусть болтает. Слова, конечно, мог бы подобрать и цензурные. А то легионеры с каменными лицами старательно смотрят мимо меня. Ну да... Я дочь действующего главы Регентского Совета и жена бывшего главы, который сейчас явно неадекватен.
Напрасно я беспокоилась, что меня не возьмут на корабль. Мы никуда не летим. Наконец-то я узнала, где находится гауптвахта. Муж сидит внутри, а я - снаружи. Вторые сутки сижу. Отхожу только, чтобы воспользоваться удобствами, и набрать воды. Меня, в отличие от консула, кормить никто не собирается. Офицер караула предположил, что я знаю, где в доме столовая, и смогу найти, если пожелаю. Мне вот совершенно не до еды. Думаю, какие сведения с браслета заинтересуют отца. Пришлось подредактировать запись моего убытия из миров Союза. Конечно, хорошо было бы поменять местами кадры. Чтобы сначала стреляли из револьверов, что вполне логично, после безвременной гибели дона Хосе, а уже потом был бы залп из импульсного оружия. К сожалению, всё произошло с точностью до наоборот. Пришлось сократить промежуток между стрельбой, сделав его минимальным. Залп и ответные выстрелы. Хорошо, что Алонсо учил меня подделывать документы...
Манлий, присланный отцом, проверить состояние здоровья консула, и моё заодно, смотрит с осуждением. По его мнению, я не должна была отдавать Кассию Агриппе браслет чистокровной. Ага. Что-то сам он не слишком возражал папуле. А отправился выполнять его поручение.
Они не понимают. Отец никогда не думал о себе. Даже когда служил Республике. Он всё делает с полной отдачей. В древних книгах был термин «истислах» (ИСТИСЛАХ - учёт интересов. В качестве синонима применяется термин “масалих мурсала» – “исключительные, абсолютные интересы”). Вот и отец живёт для блага. Только не своего, и не чистокровных, а всего нашего мира. Это звучит выспренно, но Кассий Агриппа, не задумываясь, умрёт, убьёт или отправит на смерть кого угодно, если это послужит благу государства. Я рада, что наш первенец воспитывался отцом. Вителлий Север живёт войной. В мирное время он дуреет от скуки. А отец всегда на передовой. Вот я и сижу, ожидая его решения. Вителлий Север пришёл в себя. Сразу, как только автоматика устроила «произвольное включение боевого режима». Может быть, отец ограничится этой встряской? Кто возглавит армию, если Империи всё-таки придётся воевать? Отец может, но он не может разорваться на две части. Обеспечивать надёжный тыл и, одновременно, командовать боевыми действиями, - это не для человека задача.
Явился караул. Мужа выводят. Иду за ними. Вителлий Север на меня не смотрит. Ну, хоть не ругается, уже хорошо. Что решит папуля?.. Скоро узнаем...
Кассий Агриппа занял кабинет консула. Меня не пустили. Сижу у дверей. Уже привыкла. Хорошо, что занимаюсь йогой. Села на пол в позе лотоса и сижу. Жду. Мыслей никаких. Ждать и догонять - проклятье. Твёрдо знаю одно: уйти, как подумывала раньше, не получится. После того, что он натворил, консул останется один. Если Кассий Агриппа не примет решение скрыть от армии этот инцидент. Не знаю...
Как Вителлий Север после такого будет общаться с отцом? Отцу, конечно, плевать. Он выбрал наиболее рациональный способ привести своего лучшего военачальника в чувство. А вот консул... Снова и снова я вижу ужас на лице мужа, когда он смотрит на обзорный экран и хватается со стоном за голову. Не знаю, сможет ли отец найти слова, чтобы Вителлий Север принял решение служить Империи, а не залечь в тёплую ванну с острым ножичком.
Дверь открылась. Меня приглашают в кабинет. Ага, так и сказали
- Благородная Агриппина... - и дверь пошире распахнули. А я что? Вошла...
- Отец смотрит с неудовольствием. Всё как обычно. Не совсем, конечно. Обычно мой муж не стоит, вытянувшись во фрунт, перед Кассием Агриппой. Равнение на голограмму Вителлия Флавиана. На отца не смотрит.
- Твой муж получил отпуск... несколько отпусков, - часть тех, что так и не использовал во время войны. Отправитесь в путешествие, дочь. Погостите на Альмейне, поохотитесь...
- Я уже сказал, мой легат. Я не буду делить свою жену. Ни с кем.
Молчание... Папуля что? Желает, чтобы я сама решила этот вопрос? Так результат не скроешь. Да и не моё это дело, - решать. У меня для этого муж есть, пусть он и думает.
Вителлий Север начинает впадать в ярость. Стараюсь не отодвигаться слишком заметно, но он замечает... Полыхнули ледяным пламенем глаза... Отец сощурился, ожидающе... Муж жёстко улыбнулся, отсалютовал Кассию Агриппе и, печатая шаг, вышел из кабинета, уцепив меня за локоть жёсткими пальцами. Чуть не взвыла от боли. Совсем оскотинился! Попыталась пнуть его ногой, но на бегу это сделать затруднительно. А вися вниз головой на плече - тем более. Легионеры улыбаются. Ага. Цирк уехал, клоуны остались. 



Тигринья

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги