Воробышек. Истории «дорогой мамочки»

Размер шрифта: - +

История четвёртая: Принцесса. Глава седьмая.

О том, как Вителлий Флавиан обменял Империю на невесту.

Ужин прошёл, как пишут политические обозреватели в тёплой дружественной обстановке. Говорили исключительно о погоде. «Погоды нынче стоят замечательные». Не знаю, кто и когда сказал это впервые... А когда я уже совсем собралась потренироваться в меткости метания столовых приборов, барон, неожиданно, спросил Вителлия Севера:
- Твой старший сын, Вителлий Флавиан, до сих пор навещает барона Казимежа. Что ты собираешься предпринять? Девушка выросла, и негоже играть её судьбой.
Открыла рот спросить «какая ещё девушка», потом вспомнила о юной Катаржине. Но разве она не замужем за бароном Витольдом младшим? Их вроде-бы обручили. И, в любом случае, жену Вителлию Флавиану подберут из миров Союза. Папуля позаботится. Если бы брак моего сына с дочерью барона был желателен, то Кассий Агриппа давно бы их «окрутил». Расстроилась за сына. Вспомнила какими глазами он смотрел на девочку. Но в Империи нет закона о моногамии. Вителлий Флавиан может взять Катаржину младшей женой. Надо обсудить это с отцом. Политика - страшная вещь! Дорогим мамочкам привыкнуть легче. А гордой дочери барона... Наложницей она не будет, а Императрицей ей не бывать. Муж, понаблюдав за мной несколько секунд, ответил:
- Решать будет Кассий Агриппа. Он глава Регентского Совета. Надеюсь, мой сын не нарушил каких-нибудь традиций?
- Я бы сказал.
Встали из за стола, прошли в гостиную. Мужчины беседуют, я осматриваю резные панели, закрывающие камень (?) стен. Интересные существа изображены... Если смотреть прямо, то видны цветы и листья, а если под углом, то видны хищники, готовые к прыжку... или броску... на некоторых панелях - огромные змеи. Поёжилась.
- Баронесса Воробышек, что тебя беспокоит?
- Странные картины для гостиной, барон Алек. Или это комната для сбора охотничьих трофеев?
Муж мой, осмотревшись, пожал плечами. А барон Алек с новым интересом взглянул на меня:
- Значит ты увидела, баронесса Воробышек...
Дымные змеи в глазах заиграли, разворачивая кольца... Сейчас атакуют! Приготовилась нырнуть под стол. Потом опомнилась. А барон, вежливо улыбнувшись, протянул мне руку.
- Уже поздно... Завтра ты захочешь навестить барона Казимежа...
Киваю согласно. И мы втроём идём по коридорам. Возле гостевого этажа барон передаёт меня Вителлию Северу, улыбается, отвешивая поклон, и уходит. Уходит? Исчезает! Только чёрные крылья тьмы взметнулись в коридоре... и уже никого нет. Вителлий Север притянул меня к себе. Но ещё целых полминуты мы смотрим вслед барону.
А потом мы любили друг друга. И оттого, что эта ночь была как бы подарена нам бароном, чувства заиграли новыми красками. Или, для Вителлия Севера будет правильнее сказать: «зазвучали по-новому"? Не знаю... Знаю только, что ночь была чудесной. Нежной и страстной одновременно... Наутро же муж сообщил, что отбывает в армию, - необходимо разобраться с покушением. А меня он заберёт позже. Сам, или пришлёт кого-нибудь. Мне следует ждать здесь, не высовываясь даже к Кассию Агриппе. А так же, вовсе необязательно ограничивать близкое общение с бароном Алеком одной ночью. Раз уж я его жена.
И я расплакалась от обиды. Утешение и компенсация морального ущерба заняли время до обеда. Потом Вителлий Север всё-таки сбежал от меня, воспользовавшись визитом барона Алека. Я, в быстро сделанных патрицианских тряпках, прикрывшая паллой нечёсанные космы, и безупречно элегантный барон Алек, в неизменном чёрном плаще, проводили дорогого гостя до площадки ройхов.
- Не расстраивайся, баронесса Воробышек. Твой муж желает быть уверенным в твоей безопасности. Жду тебя через час в малой столовой.
За час меня привели в порядок. Я успела помедитировать, пока меня причёсывали... Надела очередной маскарадный костюм, придуманный Альфией, и отправилась в малую столовую. С тремя собаками, появившимися из ниоткуда. Барон Алек встал, приветствуя меня. Не ограничившись этим, подошёл ко мне, поцеловал руку и подвёл к небольшому круглому столу, поставленному явно недавно. Не более ста лет назад.
- Баронесса Воробышек... Прости мою вольность. Пока есть возможность, хочу быть ближе к тебе.
В шелестящем голосе слышится улыбка, дымные змеи лениво клубятся в невероятных глазах, кольца ауры охватывают жёстким корсетом. Он что? Собирается уложить меня в койку среди бела дня?! Шелестящий смех...
- Ты такая забавная, маленькая храбрая птичка... Ешь. После обеда мы отправимся навестить барона Казимежа.
Отправились на двух ройхах. Молчу, ничего не спрашиваю. Барон Алек объявил себя моим мужем только перед стражами, моими мужьями и отцом? Впрочем, барону виднее... В баронствах меня знают как жену Вителлия Севера. Наверное, барон избрал правильную линию поведения...
Как чудесно летать на ройхе! Выше гор! К солнцу! И пикировать вниз, к крошечному зáмку, подобному детской игрушке. Зáмок стремительно растёт, и вот мы приземляемся на площадке, где нас встречают барон Казимеж с супругой. Баронесса Моника за эти девять лет не сказать, чтобы не постарела, но, глядя на неё, понимаешь смысл поговорки: «зрелый плод слаще». Если Катаржина пошла в мать, то... всё равно решать будет Кассий Агриппа. Расстроилась, но стараюсь не показывать вида.
Обменялись приветствиями. Меня рассматривают с удивлением. Ну да... они же не знают о дорогих мамочках. Но барон Алек, например, тоже не стареет. Ага, уже несколько тысячелетий не стареет. И никого это не удивляет! Хотя, барон, - не человек. Ну и что! А я, - чистокровная!
- Принимай гостью, Моника. Алек, ты прибыл как нельзя кстати! Я только что снял пробу с бочонка, закопанного в день рождения первенца. Исключительно удачное вино! Нежное, как детская щёчка, и пьяное, как весенний воздух.
- Ты поэт, Казимеж!
Барон Алек тонко улыбается, а я в панике думаю, что такое вино достают по-поводу. А мы без подарка! Барон Алек, успокаивающе, говорит:
- Баронесса Воробышек, не пугайся. До свадьбы наследника барона Казимежа ещё три недели.
Произнесено слово «свадьба», и в воздухе возникло напряжение. И что мне делать? Не знаю... Вот чего мне точно не надо делать, так это обнадёживать семью барона Казимежа. Надеюсь, что у молодёжи хватило ума не заходить далеко в своих отношениях... Если бы Вителлий Флавиан был герцогом Империи, то детей бы уже обручили. Но, к сожалению, мой сын - Император. И принадлежит не себе. А Империи. Имея перед глазами пример обоих отцов и деда, устроивших личную жизнь по своему усмотрению, сложно следовать политическим требованиям. Но придётся. У Кассия Агриппы не забалуешь.
Вежливо улыбаюсь, молчу. Проходим в зáмок, где нас встречают слегка испуганная Катаржина, и готовая к битве за свою внучку Ядвига. Было бы забавно встретиться здесь с сыном...
Пока обмениваемся приветствиями, рассматриваю девочку. Ей сейчас около двадцати. Они почти ровесники с Вителлием Флавианом. Вот только Вителлий Флавиан при любом раскладе будет жить минимум сто лет. Это если сделает прививку. А он сделает, потому что у военных это - традиция. А Катаржина, если и доживёт до ста лет, то... что говорить об этом! Но дети не думают, у них чувства! А девочка красивая... Фигура хорошая, - рожать будет легко. Жаль! Но каково будет ей стареть рядом с молодым мужем? Вот то-то! А прививку делать женщине, способной рожать, - нельзя. Всё равно меня не послушают. Молодые считают, что будут жить вечно. И любить, - тоже вечно. Но мы-то знаем, что даже самая горячая любовь заканчивается через пятьдесят-шестьдесят лет. Если не делать перерыв. Оптимальный срок совместной жизни для чистокровных - тридцать лет. Для тех, кто стареет вместе, это не столь актуально. А вот чистокровные, не подпадающие под эталон, создают временные семьи. Перерыв на отдых, или жизнь с другим партнёром, и возможно возобновление брака. Нет такой любви, которая длилась бы триста-четыреста лет. Генетики продлили молодость, но не смогли ничего сделать с чувствами. Вителлий Север уйдёт как раз, когда его любовь ко мне уйдёт тоже... Кощунственно подумала, что с этим мне повезло...
Шаги... торопливые, но по-военному чёткие. Ах, эти дети... Никакого терпения!
- Мама! Что ты здесь... Мы с Марием беспокоились!..
- Ерунда! Тебя другое беспокоит, сын мой!
Картину с них писáть! Ага! Вителлий Флавиан держит ручку Катаржины, заслоняя её собой от... меня? Смешно! Девочка смущается, но не сдаётся. Подбородок высоко держит. Молодец! Хорошая аббатиса получится! Потому что, если мне не удастся их убедить наступить на горло своей песне, стареть Катаржина отправится в монастырь. Гордость ей не позволит остаться рядом с мужем. Юлия, возможно, нашла бы слова... А я... Нет во мне способности убеждать.
- Я говорил с благородным Кассием Агриппой, мама. Тебе нет необходимости подбирать слова, я уже их все слышал.
- И?
Недоумённое молчание.
- Продолжай, сын мой. Что ты решил?
Мой мальчик оставляет Катаржину, и, подойдя ко мне протягивает свёрнутый в трубку гербовый документ. При переходе из рук в руки над ним вспыхивает герб Империи. Изменение цвета доказывает подлинность и мой допуск к содержанию. Читаю и перечитываю... В голове не укладывается! Хотя, исторический прецедент, вроде бы, имеется. В древнейшей истории Земли.
- Твой отец?
- Сказал, что я уже взрослый. Мама... пожалуйста, пойми...
- Не проси меня о понимании, Вителлий Флавиан. Я не мужчина. Ты всё равно остаёшься моим сыном. Кстати, раз уж ты отказался от Империи, тебе должны вернуть лен Флавиев.
- Мне ничего не надо, мама! Моего жалования хватит для нас обоих!
- Бла-бла-бла! Ты принял взрослое решение, Вителлий Флавиан. Начинай рассуждать как взрослый! Семья создаётся не на день. И у вас будут дети. Ты собираешься таскать жену с детьми по гарнизонам? А если с тобой что-нибудь случится? Ты не в штабе сидеть будешь, сын! Твоя вдова должна растить детей на военную пенсию? Так? Или ты заодно отказался и от службы?!!
- Мама!!! Как ты можешь! Я...
- От Империи?..
Баронесса Ядвига пришла в себя. И, в шоке от услышанного, чуть не села на пол. Катаржина успела подхватить бабулю. Где бароны?!!
- Забудь, благородная Ядвига. Он уже отказался. Официальное отречение. Надеюсь только, что гражданской войны не будет.
- Не будет. Я передал власть благородному Кассию Агриппе.
- Ннда? Тогда поторопись со свадьбой, сын мой. Пока дед не нашёл тебе невесту. С Кассием Агриппой и раньше было невозможно спорить, а сейчас тем более.
- Что случилось? Баронесса Ядвига? Тебе нездоровится?
Барон Алек на меня не смотрит, но его аура тяжёлым обручем легла на мои бёдра. Стараюсь сдерживаться. Не хватало ещё закатить безобразный скандал.
- Барон Алек, будет ли мне позволено обратиться к тебе с просьбой?
Дымные змеи из глаз барона покружили по залу, и свернулись кольцами в сузившихся глазах. Плащ чёрным водопадом стекает с плеч... Нечеловеческая красота...
- Обратиться, - позволено. Слушаю тебя, Вителлий Флавиан.
- Я прошу тебя заменить моего отца.
- Вителлию Северу это вряд ли понравится.
- Я не могу отвлекать сейчас легата-прим, барон Алек.
- Жди, когда отец найдёт для тебя время.
- Он не хочет ждать, барон Алек. У него чувства!
Растерянность и обида в глазах сына больно резанули по сердцу... Но что делать? Я же хочу, чтобы ребёнок был счастлив, а не мучился через десять-пятнадцать лет, глядя, как мучается жена. Тридцать пять лет для мужчины и для женщины - две большие разницы, как сказал бы Франциско. Даже если Кася, родив два-три раза, сделает прививку... Она умрёт раньше. Лет на сорок раньше... Не смогу объяснить!
- Мама, не надо плакать. Я всё понимаю, Юлия говорила со мной. Но мы... это наша жизнь...
- Ты прав, Вителлий Флавиан, конечно, прав... Барон Алек... Я не знаю что предписывают традиции, но я неплохо изучила своего отца. Не пройдёт и суток, как Вителлия Флавиана отзовут отсюда приказом Императора. И вернуться он сможет оччень нескоро. Поэтому, если девушка и её родители согласны на брак, то он должен быть заключён и завершён сегодня. Катаржина отбудет с мужем к новому месту службы.
- Что значит «завершён"?
Барон Алек улыбается, змеи в его глазах танцуют, свиваясь кольцами. Аура поползла вверх. Придётся заняться рукоприкладством!
- Это значит, что брак должен быть реальным, барон Алек.
Вспомнила гонку за вчерашним днём, устроенную Алонсо примерно по той же причине, невольно улыбнулась. Может быть Катаржину ещё и не отдадут? Посмотрела на детей, - ничего не поделаешь. Готовы в огонь и в воду. Придётся выколачивать из папули лен Флавиев. А может он сам расщедрится?.. Похоже, баронства обзавелись ещё одной легендой. Баронесса Ядвига встала с кресла и хлопнула в ладоши.
- Времени мало. Приготовьте капеллу. Кася, живо переодеваться!
Вот так, смотрины перешли в свадьбу. Я ошиблась ненамного. Отец всё-таки сжалился над внуком, и прислал за ним катер через час после рассвета. Вителлий Флавиан, вынес на руках свою молодую жену, пунцовую от смущения, и с покрасневшими от слёз глазами. Детёныш был груб? От неопытности? Или... Вспомнила, что говорил Алонсо о первой ночи Милагрос и Маноло. Всё-таки хорошо, что меня миновала чаша сия. Впрочем, патриций Марий не был груб. Наоборот...
А о подарках мы не позаботились! Ладно, это дело наживное. У меня всё равно здесь ничего нет. Только то, что получено от барона Алека. Голова кругом идёт до сих пор! Теперь мы с Вителлием Севером в родстве с бароном Казимежем и баронессой Моникой. Как это называется? Сваты! А Юлия - Императрица! Уже по-простому не заглянешь чайку попить... Мне никаких предписаний от отца не поступило. И хорошо. Муж сказал сидеть тихо и не отсвечивать. Вот и буду тихо сидеть... в замке Делон. Ага, сатх по коридорам гонять.
- О чём ты думаешь, баронесса Воробышек?
- О сатх.
- Тебе не надо бояться сатх, маленькая птичка. Теперь они будут тебя защищать.
Представила себе эту картину... Поёжилась. Шелестящий смех закружился вокруг меня, отражаясь от стен малой гостиной. Баронесса Ядвига с интересом посмотрела в нашу сторону. Ждём известия о благополучном прибытии Вителлия Флавиана к месту прохождения службы. Или он сначала к деду отправится? Как бы объяснить барону Казимежу, что меня здесь нет?
- Казимеж, Вителлий Север прибудет за своей женой сам. Или пришлёт её старшего сына. Благородному Кассию Агриппе, да живёт он вечно! ни к чему знать о местопребывании своей прекрасной дочери.
- Я помню Кассия Агриппу, Алек. И понимаю, о чём ты...
Но прежде чем сказать это, барон Казимеж посмотрел на свою мать. Баронесса Ядвига согласно прикрыла веки... Матриархат! Вот, как это называется! Задумалась, удастся ли мне погладить сатх... Псы барона покорно терпят поглаживание... Но и только. А к Алонсо они лезли, требуя внимания... ну да, он добрый! А я, - ехидна! Не нашла ни одного слова для Катаржины, говорила только с сыном. Я вообще не представляю, что можно сказать жене моего ребёнка! Юлия нашла бы нужные слова, чтобы девочка не чувствовала себя брошенной. А я, - ехидна. Даже подарка не сделала!
Экран дальней связи, оставленный Касе Вителлием Флавианом (где он его взял?!!), засветился. Проверила, правильно ли я сижу, чтобы не попасть в область обзора... Вроде бы всё нормально... Барон Алек шевельнул тонкими пальцами... Чёрный плащ с глубоким капюшоном окутал меня облаком... Прохладные сумерки... Теперь меня точно не увидят!
Вителлия Флавиана не наблюдается. А наблюдается какой-то офицер в парадной форме. Сердце кольнула тревога. Аура барона успокаивающим ужасом сдавила горло. Когда с трудом получаешь каждый глоток воздуха, беспокойство отходит на задний план... Офицер внимательно рассмотрел собравшихся в малой гостиной: бароны Казимеж и Алек, баронессы Ядвига и Моника, скользнул взглядом по мне (интересно, как я выгляжу? Или меня вообще не видно? На всякий случай, не шевелюсь...) и сделал жест, переключающий каналы связи, объявив:
- Его Императорское Величество, Кассий Агриппа.
На экране отразился кабинет в Императорской резиденции. И сам Император, и Юлия, и (слава Богу!) Вителлий Флавиан с ошеломлённой Катаржиной. Дети держатся за руки, вероятно им досталось на орехи... Отец, ой! прав Алонсо! Император выглядит так, что мы все встали, приветствуя. Папуля посмотрел в мою сторону... Вот, я - курица безголовая! Хотела же не шевелиться! А как?! Если даже барон Алек изволил встать, приветствуя Императора.
- Барон Казимеж, я благодарю тебя и прекрасных Ядвигу и Монику за доверие, оказанное моему внуку. Как только они с прекрасной Катаржиной прибудут к месту дислокации, центурион Вителлий Флавиан свяжется с вами.
Ещё один взгляд в мою сторону (видит?!!), и продолжение:
- Благородному Вителлию Флавиану переданы родовые владения Флавиев.
Короткий военный поклон, переключение каналов связи, и уже знакомый офицер объявил:
- Аудиенция окончена.
Очередной военный поклон, и экран погас. Папуля недоволен... Опять поёжилась. Это тебе не сатх! Может ему змеёныша к коронации подарить? Или пару пёсиков?.. Собаки и змеи барона выглядят очень импозантно. Как раз для императорского двора! И прокормить их недорого. Можно провинившихся скармливать...
Какая-то дурь в голову лезет! Голова разболелась... Барон выпутал меня из плаща, и плащ исчез. Новые родственники мои притихли. Даже баронесса Ядвига. Папуля подавляет... К счастью, Катаржина - девочка с характером. Надеюсь, её учили обращаться с автоматикой, и у молодой жены центуриона не будет проблем с одеждой, обувью и питанием. Ах нет, с питанием будут! В зáмках готовят на кухне. Кулинарных автоматов нет. А девочка должна хорошо питаться. Дети упорно работают над обеспечением Императора правнуками. И это правильно! Ладно, расспрошу баронессу Монику, чему и как учили юную Катаржину. С хозяйством она упрáвится. Предполагалось, что ей придётся командовать в зáмке. Так что должна быть обучена не хуже патрицианок. Во всяком случае, - лучше меня. Меня учили только детей рожать. И свою драгоценную персону беречь. Всё остальное осваивалось исключительно в психотерапевтических целях. Люди, которые получают контракт с дорогой мамочкой, должны о ней заботиться! Это аксиома. Это даже в мирах Союза знают. Вспомнила, как Алонсо неукоснительно выполнял все мои прихоти, утащив меня из дома в маленькую бухточку на побережье... Опустила глаза, стараюсь сдержать улыбку. Аура барона обжигает. Он что? С ума сошёл? Обращаюсь к баронессам:
- У нас примерно четыре часа до следующего сеанса связи... Не знаю, куда Император, да живёт он вечно! законопатит моего сына. Благородная Катаржина сможет управиться с поместьем? Ей придётся контролировать не только усадьбу. Конечно, у неё будут управляющие и тому подобное, но без хозяйского глаза...
Баронесса Ядвига задумчиво кивает. А я пытаюсь вспомнить что из себя представляют владения Флавиев... Три звёздных системы, и в каждой пара пригодных для проживания планет, плюс ещё те, на которых добывается и перерабатывается сырьё для промышленности, плюс сама промышленность... Опять голова заболела! И почему я должна об этом думать?! Пусть Катаржина думает! Мужчины занимаются войной и политикой, а женщины - хозяйством. Ага, и ещё детьми. Вителлию Флавиану помогать будут только когда Кася объявит об ожидании наследника. А спрашивать будут строго. И налоги... Бароны налогов не платят. Кася не имеет о них понятия. Или имеет? Подданные барона должны пополнять его казну всякими податями... Бррр... Хочу в замок Делон. Сатх погладить. По лабиринту побегать с собаками наперегонки...
- Меня здесь долго не было. Я упустила момент расторжения помолвки Катаржины с бароном Витольдом-младшим.
Растерянное молчание. Аура барона сжимает кольца, становясь жёстким корсетом. Что я сказала?..
- Я не сказал тебе... Прошло много лет, баронесса Воробышек. Барон Витольд-младший умер и забыт.
Расстроилась из-за Зоси. Как она пережила это? Боюсь спрашивать. Потом вытряхну всё из барона Алека. 
Дождавшись сообщения от детей о прибытии на базу, и посоветовав Вителлию Флавиану помочь Касе освоиться с оборудованием в их каюте, мы с бароном Алеком отбыли каждый на своём ройхе. Баронесса Ядвига предложила мне дождаться Вителлия Севера у них. Она права, конечно, это было бы «прилично», но... Но! Вителлий Север оставил меня в замке Делон. И туда же прибудет меня забирать. И ему вряд ли понравится перспектива лететь за мной ещё куда-то. Это то, что я могла сказать, не нарушая правил приличия. Не говорить же им, что Вителлий Север желает обзавестись потомством среди стражей. Совершенно незачем им это обсуждать. Впрочем, опасение вызвать неудовольствие мужа, явилось вполне достойной причиной моего отказа погостить у новообретённых родственников.



Тигринья

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги