Воробышек. Истории «дорогой мамочки»

Размер шрифта: - +

История четвёртая: Принцесса. Глава девятая.

О том, как праздновали коронацию Императора Кассия Агриппы, да живёт он вечно!

Не стала отвечать. Укусила мужа за горло. Попутно задумалась: что если барон Алек вздумает обучать меня как стража? Так... на всякий случай... Вручит фламберг, или ещё какой-нибудь биденхандер с рунами, и вперёд! Вспомнила, как Зигги пытался научить меня приёмам владения длинным клинком. К счастью, барон Алек успел перехватить меч, прежде чем я отрубила себе полголовы... В мирах Союза диверсионной работе меня Алонсо учил, и Лопе пояснял то, что было непонятно. Конечно, самостоятельно я охранные системы не адаптировала под себя, но принцип действия выучила. Мысли перескочили с учёбы на семью: Лопе через четыре года закончит Академию... Надо подбирать невесту. В кандидатурах недостатка нет. Черноглазые сеньориты из лучших семейств вьются рядом с ребёнком как осы. Будет решать Император, да живёт он вечно! и Алонсо, как опекун ребёнка. Кстати, о детях!
- Я хочу увидеть нашего сына, Вителлий Север.
- Ты его недавно видела. И даже женила.
- Дурака из себя не строй. И так не особенно умный!
Посмотрела на мужа, скатилась с кровати, и быстро заползла под неё. И попробуйте меня оттуда вытащить! Муж пробовать не стал, аккуратно поставил кровать на другое место. Взял меня за шею, поднял... В его музыкальной лапище моя шея тоненькая, как у цыплёнка. А Вителлий Север смотрит на меня с нежностью:
- Кариссима, что тебе неймётся? Ты с синеглазым так нагло не разговариваешь.
- Повода не было. И ты уводишь разговор в сторону.
- У ребёнка плотный график, кариссима. Как и у тебя. Наш Император Кассий Агриппа, да живёт он вечно! пожелал видеть внука на коронации. Поэтому экзамены Тит сдаёт досрочно. Вот на коронации и увидитесь.
- Только одного внука? А остальные его не интересуют?
Испытываю странное ощущение... Волна ярости, поднимающаяся во мне плавит внутренности.
- Марий присутствует в силу должностных обязанностей. Вителлий Флавиан... Ему пока лучше держаться в тени.
- Чтобы наши соседи видели к кому обращаться в поисках недовольных? Они же не знают, что ребёнок не пойдёт против деда! А потом его убьют, чтобы сохранить тайну.
- Кариссима, ты смотришь исторические сериалы? Или это отголосок твоего пребывания в мирах Союза?
- Это поверхностный анализ ситуации, Вителлий Север.
- Решает Император, да живёт он вечно! Я прослежу за тем, чтобы Юлия получила полные списки. Если ты думаешь, что она в состоянии забыть о наличии у Императора, да живёт он вечно! внуков помимо Тита...
- И...
Запнулась, не зная как сказать о детях, находящихся в мирах Союза... Вителлий Север против ожиданий не взбесился. Наверное уже охладевает ко мне.
- Полные списки, кариссима. Это будет интересно.
Представила себе встречу с Алонсо и детьми на коронации... Начала икать... Муж отпаивал меня холодной минералкой, а когда это не помогло, собственноручно (!) заварил чай с корицей.

        ***

Квалификационные экзамены я сдала. За вычетом идеологии. Когда мне начали рассказывать о мирах Союза, я объявила преподавателя лжецом. Поскольку занятия индивидуальные, то последствий это не имело. Вителлий Север отменил этот экзамен для меня. Лучше бы учебную программу поменяли! Если папуля, да живёт он вечно! собирается налаживать мирные отношения, то не надо представлять жителей миров Союза людоедами. Не столь примитивно, конечно, но смысл примерно таков: они в массе своей отсталые, безмозглые и вообще, неполноценные с преступными наклонностями. Забыли основное требование: уважай врага! Да что говорить?! Вителлий Север мне сказал об Алонсо, что он командует смертниками из штрафных батальонов. Но ведь это только в некоторых операциях! Понятие легат-прим в мирах Союза имеет несколько другую трактовку. Но это я сейчас знаю, прожив девять лет с мужем. Восемь, точнее. Если откинуть год патрулирования. Я, помнится, высказала мужу, что Вителлий Север нашёл бы возможность меня навестить. Алонсо ответил, что именно это и сделало меня мишенью номер один. А потом Вителлий Север сполна рассчитался с командором за моё похищение, представленное побегом. Увёз меня, оставив растерзанный труп клона... 
Стою буфером между мужьями, перекатывая в пустой голове эти мысли. Алонсо прибыл с близнецами-стражами. Тито не смог сбежать с занятий. Он ещё двух лет не пробыл в Академии... Близнецы радуются встрече. Я почему-то опасалась, что они меня забыли... Напрасно. Барон Алек следит, чтобы наши дети не сбежали знакомиться с местностью. Они воспринимают только меня, барона и Алонсо. Ну и Тито ещё, но Тито, как я уже сказала, здесь нет. А вот старшие близнецы - есть. Милагрос с мужем и Лопе тоже прибыли на коронацию Императора Кассия Агриппы, да живёт он вечно. Милочка держится как настоящая гранд-дама. Утёрла нос всем патрицианкам. Знай наших! На Лопе засматриваются юные и не очень гражданки и жительницы Империи. Но если он и возьмёт себе жену из какого-нибудь патрицианского клана, то по примеру деда - бесплодную. А лучше поискать для ребёнка чистокровную. Или... в мирах Союза достаточно невест для обоих старших сыновей. И для Мария, и для Лопе. Марий стоит рядом с Вителлием Флавианом и Катаржиной. Держит равнение на Императора, да живёт он вечно! а на самом деле не сводит глаз с Юлии. Отец коронует и свою жену. Так что Юлия будет настоящей императрицей. Не то, что я.
Я не завидую. Зачем? Мне хватает и других проблем. Мой сын Тит Вителлий Север объявил меня шлюхой и предательницей и отказался со мной разговаривать. Ага, так и сказал:
- Шлюха, ты предала отца! Не смей разговаривать со мной!
Кто его в одиннадцать лет таким словам учит? А когда оба моих мужа рыкнули: «немедленно извинись перед матерью», оскалился, как волчонок, и извиняться отказался. Это счастье, что мы встретились до церемонии! Лопе за ухо отвёл брата к маленьким детям, объявив, что среди взрослых ему пока делать нечего. Потому что ребёнок за свои слова не отвечает. Тит обиделся страшно, но молчит. Как бы до братоубийства не дошло... А Вителлий Север извинился за сына, сказав во всеуслышание:
- Не расстраивайся, кариссима, я тебе ещё детей сделаю.
Алонсо молча улыбается, я тоже, не выдержав, рассмеялась. А тут как раз прибыл барон Алек. С подарками. Три детёныша сатх в корзине. А в другой корзине: дюжина щенков от баронских гончих. Алонсо тоже привёз папуле шесть детёнышей звериков. В общем, учитывая взаимоотношения звериков и баронских гончих, псарям императора будет весело. А кого назначат следить за сатх? Я не знаю. Змеёныши любопытные, выглядывают из корзины и злобно-радостно шипят. Как у них получается? Именно злобная радость. Вителлий Север в шоке рассматривает Алана и Аду. Ну да, они, когда увлекаются, перестают следить за когтями и клыками. И шипят не хуже сатх. Подобрались к корзине и тянут когтистые ручки. Змеи спрятались. Хоть и маленькие, а инстинкт самосохранения имеется!
Ну вот, церемония подходит к концу. Через неделю, присяга владетелей вассальных территорий. Представители миров Союза уже отбудут восвояси. А сегодня празднуем коронацию. Нас допустили к высоким персонам; Кассий Агриппа, да живёт он вечно! и Юлия благосклонно выслушали поздравления и пожелания. Приняли подарки. Ну не сами, конечно же. Папуля только милостиво кивнул. Выслушал доклад офицера своей службы безопасности, и приказал привести к нему Тита. О чём он говорил с детёнышем, я не знаю, но отошёл сын от Императора, да живёт он вечно! будучи пунцовым и со следами слёз на щеках. Ребёнок! Правильно его Лопе к детям отправил. Странно, Марий и Вителлий Флавиан в этом возрасте уже были личностями. А Тит... ещё ребёнок. Папуля подавляет. Наверное буду отдавать детей мужьям на воспитание. Ага. Детей от Вителлия Севера пусть воспитывает Алонсо, а детей Алонсо - Вителлий Север. Барон Алек будет контролировать процесс. Чтобы не расслаблялись. Надо папуле высказать эту идею. Ему понравится...
Вселенная раскололась и соединилась. Охрана Императора взяла их с Юлией в кольцо, приготовившись стрелять во всё, что шевелится. А на площади в вихрях схлопывающегося портала стоит мой Тито. То есть дон Алберто Гарсия Мигель де ла Модена-Новарро. В парадной форме Академии. С церемониальным оружием (!). Вытянувшись в струнку, держа равнение на Императора. Темноволосый, синеглазый, - копия Алонсо.
Шаг вперёд, щелчок каблуками, чёткий поклон... У детёныша врождённая элегантность движений, как у отца и деда. А сейчас ещё и отточенность, привитая муштрой. На первом курсе основное внимание уделяется строевой подготовке и подтягиванию курсантов до определённого уровня знаний. До пяти лет их к поступлению в Академию готовят дома. Просто где-то их муштруют, где-то обучают азам работы с системами безопасности, где-то учат навыкам общения... В общем, в каждой семье свои приоритеты. А первый курс Академии - выравнивает детёнышей для прохождения дальнейшего обучения. Учить их начинают уже со второго. Тито в системах безопасности разбирается. Поэтому его комната в Академии и была закрыта на уровне третьего курса на первом и четвёртого - на втором. Таки ребёнок всё же расщёлкал и этот орешек! А вот работе с порталами его никто не обучал.
Так... Зять и сын делают ребёнку страшные глаза... Понятно... Малыш говорит стандартно вежливые фразы поздравления и приветствия, округло слетающие с языка... Язык ребёнку хорошо «подвесили». Ага, язык без костей... Император, да живёт он вечно! пристально смотрит на внука. От такого взгляда Вителлий Север начинает запинаться и злиться. А Тито хоть бы хны! Закончил с Императором, да живёт он вечно! переключился на Императрицу. Юлия расцветает, внимая внуку. Я, в который раз, поражаюсь уровню её воспитания. Поддержать говорящего даже не улыбкой, а взглядом... Хотя Тито достаётся и улыбка. Папуля, да живёт он вечно! задумался. Наследника ищет? Самому лень делать? Или уже... нет, вроде бы ещё не слишком поздно...
А вот я напрасно решила передоверять воспитание детей мужьям. Детей Вителлия Севера можно отдать Алонсо. А детей Алонсо будет воспитывать Алонсо. Потому что Вителлия Севера уже не будет. Сердце резануло болью... Сморгнула слёзы. Ещё почти семнадцать лет... И сегодня праздник... Близнецы ласково шипят, прижимаясь ко мне. Когда они успели подобраться?.. Взъерошила мягкие волосики... Смеются...
- Мама...
Ребёнок шепчет, тревожно глядя на меня. Я не буду ругаться, сын... Это хорошо, что тебе удалось поздравить деда в такой праздник. Протягиваю руку, Тито цепляется за неё, притягиваю его к себе. Почти семь лет. Сын Алонсо более самостоятелен, чем одиннадцатилетний сын Вителлия Севера.
Вителлий Север рассматривает Тито с нейтрально-любезным выражением лица. Малыш спокойно выдерживает взгляд легата-прим.
- Как тебе удалось добраться до сквозного портала, сын?
- Просмотрел график перемещений моего брата Лопе, и определил координаты. А потом просто прошёл через контур.
- Просто прошёл? Там возрастное ограничение.
- Я его слегка подрегулировал... мой альмиранте.
Тяжёлый вздох Алонсо... А я, не удержавшись, улыбаюсь. Вспомнила, как Вителлий Флавиан примерно в этом возрасте лихо вскрывал дверные замки и сигнализацию дедовского флаера. Тито чуть старше и уже находит общий язык с охранными системами. Наша порода! Смотрю на Императора, да живёт он вечно! и вижу одобрительную улыбку. Не улыбку, - у папули не дождёшься; но тень улыбки присутствует. Вителлий Флавиан деда разочаровал. Мáрия Кассий Агриппа, да живёт он вечно! в качестве преёмника не рассматривает. Тит... Вителлии Северы созданы, чтобы командовать армией. Государство им не потянуть. Обычные люди не любят ходить строевым шагом и жить по уставу. Дед смотрит на Лопе и теперь ещё на Тито.
Площадь дружно ахнула. Пока я размышляла, близнецы добрались до Императора, да живёт он вечно! Преподнесли ему обмусоленные сладости. Поняли, что все подарки дарят, и оторвали от сердца... по половине конфеты. Вскарабкались на колени к Императору, да живёт он вечно! и сидят, довольные. Шипят ласково. Взволнованы. Когда они спокойны, - стараются говорить, как все. А дед их очаровал. Отрицательно качнул головой на вопросительный взгляд барона Алека. Решил пообщаться с внуками?..
Алонсо в шоке. Вопиющее нарушение дипломатического протокола. Конечно, Алан и Ада - внуки Императора, да живёт он вечно! но... Но!
- Почему у них конфеты? Алонсо?
Вспомнила, что Тито никогда не получал сладостей, выйдя из за стола... Да и за столом детёныша особо не баловали. Несмотря на то, что конфеты у нас исключительно домашнего приготовления.
Алонсо покосился на барона Алека. Дымные змеи нежатся на дне изумрудных омутов, щупальца ледяной ауры ласкают мои бёдра... Начинаю злиться. Вителлий Север смеётся. Нет, он конечно держит равнение на Императора, да живёт он вечно! но уголок рта подрагивает... Наконец-то послышался шелестящий звук голоса барона:
- Дети учатся быть незаметными, Воробышек. Как раз в этом возрасте они осваивают необходимые навыки в процессе игры.
- Я поняла. Стащить сладости из буфета - это такая игра. А слово «нельзя» к ним не применяется?
Барон в абсолютном шоке смотрит на меня. Чувствую себя матерью-ехидной. Конечно! Если это первые дети за несколько сот (или тысяч?!!) лет, им позволяется всё. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Но куда Алонсо смотрит?! С возмущением поворачиваюсь к мужу.
- Удивительная, держи себя в руках.
- Кариссима, сейчас не время...
Смотрю на барона Алека, ожидая что ещё и он меня одёргивать будет. Чего уж там? Мужья объединились, в стремлении «соблюсти приличия». Барон мечтательно улыбнулся мне. Кольца ауры жарким обручем впились в бёдра, поползли выше... Убью! Дымные змеи начинают насмешливый танец... Ну ничего!.. Рожу ещё двоих стражей и отправлю их в Делон! Пусть барон воспитывает. Посмотрю, как ему будет весело! Или Вителлий Север? Как раз до трёхлетнего возраста он ещё успеет пообщаться с детьми... Опять расстроилась. Старательно смаргиваю слёзы. Носом не шмыгаю, чтобы нос не покраснел. Отвернулась от мужей к старшим детям. Что-то мне показалось, когда я смотрела на Вителлия Флавиана с женой. Разглядываю Катаржину, светящуюся тихой радостью и удивлением... Не показалось. Интересно, знает ли сын, что через семь с небольшим месяцев станет отцом? А я - бабушкой. Смотрю на отца, да живёт он вечно! Получаю разрешающий взгляд, и иду забирать распоясавшихся детёнышей. Парадный мундир Императора их привёл в восторг. Все эти пряжки, висюльки, балтеус...
Кассий Агриппа передаёт мне возмущённых близнецов, и удивлённо поднимает брови. Ну да, пытаясь говорить, я нарушаю церемониал. Но мои дети и так уже его нарушили.
- Ты станешь прадедом, отец. Катаржина носит ребёнка.
- Я ничего об этом не знаю...
- Я не ошибаюсь, мой император.
- Не сомневаюсь. Хорошо. Можешь идти к мужьям. Твоими детьми от герцога де ла Модена-Новарро я доволен.
- Спасибо, отец.
Низко склоняюсь, и, покрепче уцепив выворачивающихся из рук детёнышей, отхожу к мужьям.
Дети, предупреждающе зашипев на Вителлия Севера, радостно лепечут, рассказывая Тито о своих подвигах. Старший брат внимательно слушает. А я уже отвыкла от их произношения. Они выучили много новых слов, но я их не вполне понимаю. Тито в их возрасте говорил более чётко. Хотя, у него, конечно, не было клыков...
Церемония закончена. А меня с Вителлием Севером пригласили на короткую аудиенцию. Погладила близнецов по головёнкам, улыбнулась Тито и Алонсо, и пошла на шаг позади мужа.
Кассий Агриппа, да живёт он вечно! решил сразу разобраться с семейными отношениями. Тит вызван на ковёр вместе с нами. Бледный до синевы начальник службы имперской безопасности, так и не пришедший в себя после выходки близнецов-стражей, включил запись нашей встречи. И опять я вынуждена слушать нелепые обвинения от нашего ребёнка. А отца интересует кто подсказал Титу такие сведения о личности матери. А Вителлий Север тяжёлым взглядом смотрит на сына. Раскол в семье императора. Да ещё и при посланниках сторонних государств! Положим, никто не слышал его выступления, но одиннадцатилетнего наследника Вителлия Севера стоящего среди детей, отдельно от семьи, - увидели все. Ну за это детёныш уже получил от деда.
- Вероятно, у тебя много свободного времени, сын.
Голос легата-прим тих и спокоен. Очень спокоен. Мне страшно. Тит изо всех сил старается не расплакаться. Вот надо так давить на ребёнка? Вырастет, переосмыслит ситуацию. То, что при посторонних семья должна быть едина, он уже понял. А это самое главное.
И вообще, всё не так страшно. Ребёнок инициативный, расколупал защитный контур дедовой базы данных. А там, в числе прочего, для него неинтересного, оказалась выборка из браслета дорогой мамочки, надетого мной на Юлию. Мать ему была интересна. И детёнышу страшно не понравились некоторые сцены из миров Союза. Всё цензурно, папуле не нужны интимные подробности. Но... Но! Я не должна была улыбаться чужому мужчине. Ага, и рожать от него детей...
Заступаться не стала. Зная Вителлия Севера, - только хуже сделала бы! А перед папулей, да живёт он вечно! заступаться бесполезно.
- Как тебе вообще пришло в голову лезть в архив Императора?!
- Мне сказали, что будут представители наших врагов. Я хотел подготовиться. Узнать о них побольше...
- Молодец. Подготовился?
- Ты сказал, что маму украли, что ты её вернёшь! А она... она...
- Напомни мне первый Евгенический закон сын. Или вас не учат Евгеническим законам?
Насупился, смотрит исподлобья... по-волчьи... Вылитый отец. Вителлий Север, в смысле. А консул с весёлой издёвкой спросил:
- Нам с Императором, да живёт он вечно! ждать пока ты вспомнишь, курсант?
Папуля, поморщившись, объявил:
- Когда мы в семейном кругу, не надо употреблять ритуальные фразы. Мне есть чем заняться помимо выслушивания всякой ерунды от ближайших родственников.
И уставился на любимого внука. Пристально. Так же, как незадолго до этого рассматривал Тито. Тит поёжился, стараясь, чтобы никто этого не заметил. Наивный ребёнок. Можно подумать мы не общались с Кассием Агриппой, да живёт он вечно! Мне, после такого пристального взгляда, всегда хотелось быть сиротой...
- Безопасность дающей миру жизнь превыше всего.
- Продолжай, курсант. Расскажи об исключениях к этому закону. Поправки к нему перечисли.
Заинтересованно смотрю на мужа и отца. Это, пока меня не было, уже законы поменять успели? Ребёнок хлопает сияющими ледяным светом глазами и краснеет. Потом выдавливает из себя:
- Первый Евгенический закон обязателен для всех, во всех без исключения, случаях. Поправок к нему нет.
- Молодец! Вызубрил.
- Я не зубрил! Я учил!
Папуле надоело слушать, он хлопнул ладонью по столу, сказав:
- Довольно. Возвращайся в Академию, курсант.
- Мой Император отдай мне курсанта на три недели...
- Не сегодня, Вителлий Север. Ознакомишься с планом его обучения, дашь рекомендации... Потом посмотрим.
Вернулись с мужем к семье. Одновременно с нами вышла патрицианка из клана Юлиев: Вителлия Флавиана и Катаржину пригласили на чай к императрице. Значит, отец нашёл время сообщить жене о грядущих изменениях в составе семьи. Вот и славно. Юлия тактична. Общаться с папулей на ранних сроках беременности я бы не рекомендовала даже тренированной дорогой мамочке. Меня прикрывал Вителлий Север, а у Вителлия Флавиана так не получится. Он просто не поймёт, как иногда важно для женщины быть «за» мужем. За себя я спокойна. Давить на меня, в присутствии Вителлия Севера не будет никто. Впрочем, при Алонсо мне тоже только комплименты доставались. За барона Алека не говорю. В его присутствии люди дышать боятся. Повезло мне с мужьями, короче!



Тигринья

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги