Воробышек. Истории «дорогой мамочки»

Размер шрифта: - +

История четвёртая: Принцесса. Глава десятая.

О том, как воспитывают Вителлиев Северов

Журналисты так и рвутся в бой. Преторианцы консула с трудом (!) сдерживают напор. Ага «общество желает знать», в каких отношениях я состою с герцогом де ла Модено-Новарро и с бароном Алеком. Невероятное сходство маленьких стражей и Алонсо тоже углядели. Охотничий инстинкт!
Вителлий Север с улыбкой рассматривает ретивых корреспондентов. Начинает впадать в ипостась «Лютый»... Положила руку на локоть мужа. Он успокаивающе коснулся моих пальцев своими. Значит, стрельбы не будет. Аура барона хлестнула по периметру, защищаемому преторианцами. Журналисты откатились назад, продолжая выкрикивать свои вопросы. Безмятежно улыбаюсь. Близнецы раздражённо шипят. Не нравится им напор лучших представителей СМИ. Тито, моя радость, взял детей за руки. Правильно! Иначе за ними не уследишь.
- Прекрасная выправка у твоего сына, командор. И у чистокровного близнеца тоже.
- Строевая подготовка учит экономно расходовать силы.
Военные рассмеялись, включая подошедших к нам Мария, Маноло и Лопе. Это шутка для «своих». Понятна только военным. Милочка надменно-любезно улыбается Вителлию Северу и барону Алеку. В основном, конечно, барону. Не может забыть, как он её выставил из своей комнаты. Улыбка легата-прим приобрела крокодильесть, а барон Алек отвесил супруге Повелителя придворный поклон. Живая тьма взметнувшегося плаща заставила Милочку отпрыгнуть. Не удержавшись, рассмеялась. Выдержала возмущённый взгляд дочери и благожелательным кивком ответила на витиеватое приветствие зятя. 
Маноло и Милагрос отбыли в миры Союза сразу после бала, на котором Милочка утёрла носы всем патрицианкам. Её учителя не напрасно тратили своё время и силы. Из дочери вылепили настоящую гранд-даму, с успехом конкурирующую с императрицей Юлией. А я, на официальных мероприятиях, всегда нахожусь на шаг позади Вителлия Севера. Не рядом.
Алонсо с детьми задержался. Он не Повелитель, ему можно. Тем более, что Император, да живёт он вечно! пожелал познакомиться с внуками. Вителлий Север отправил меня в родовые владения, контроль над которыми был возвращён ему после нашего шокирующего прибытия в столицу Империи от барона Алека. Наверное, Кассий Агриппа, да живёт он вечно! решил обезопасить Новый Вавилон от нашего в нём пребывания. Палатка консула произвела глубочайшее впечатление. И теперь я ежедневно пользуюсь порталом. Утром с мужем, после построения и подъёма флага, переносимся в столицу, вечером - возвращаемся в казарму... кхм... домой. Но строевой подготовкой заниматься я по-прежнему отказываюсь. К такому извращению я не готова.
Сегодня отмечали день рождения близнецов. Алану и Аде исполнилось три года. Дед подарил детям небольшую звёздную систему. Подобрали специально с двумя почти одинаковыми планетами. Почти, - потому что расстояние от местного солнца всё же разное. Одна поближе, другая, соответственно, подальше. Но обе пригодны для жизни. Вителлий Север, естественно, подарил оружие. Впрочем, как и Алонсо, и прочие родственники. Ага, за вычетом барона Алека.
Барон сделал особый подарок. Объявив, что в три года страж уже может (и должен!) приступить к созданию собственного родового гнезда, он устроился с близнецами в императорских садах, запретив их беспокоить. Долго объяснял им что-то... Дети сосредоточенно слушали. Такие серьёзные личики, - сплошное умиление. А потом... потом дети добыли по нескольку капель крови, расцарапав себе ручки собственными когтями. Дёрнулась бежать к ним из комнаты наблюдения, была перехвачена Вителлием Севером, и усажена в кресло. Хорошо, хоть не на колени. Всё-таки мужей у меня в этой комнате двое присутствует... Сижу, наблюдаю. Точнее, сидим, наблюдаем.
Дети посеяли капли своей крови в песочек, и протянули над ним ладони, что-то шепча. Вероятно, формулу сосредоточения. А песок, ровный вначале, начал выращивать из себя... нууу... я теперь понимаю, откуда берутся сказки об избушках на курьих ножках. Домики, сформировавшись, шустро подпрыгнули, и побежали к детям, прятаться. У них когтистые лапки. Правда, не куриные, а как у звериков. Во всём остальном - избушки. Дети довольны. Запрятали домики в карманы, и щебечут радостно с бароном. В шоке переглянулась с мужьями. Интересно, чем питаются эти избушки? Сомнительно, что они вегетарианки. Надо поговорить с бароном.
Барон сообщил, что домики меняются и растут вместе с детьми. Каждый страж постепенно создаёт именно тот дом, который ему нужен. А питаются они только в момент роста. Ага, всем, что найдут поблизости.
- Значит Делон, - это твой дом?
- Когда мне было три года, Воробышек, Делон напоминал игрушечную голубятню. На ножках. Наши дети уже создали подобие жилья. Их зáмки вырастут быстрее.
Консул заинтересованно спросил:
- А остальные баронские зáмки? Ты их тоже выращивал?
- Их выращивал Делон. По своему образу и подобию. Зáмок сам определяет, какая линия обороны ему нужна. Прорыв на Альмейне - невозможен. Девятнадцать зáмков надёжно перекрывают разлом.
- То есть бароны исполняют обязанности...
- Я неточно выразился, благородный Вителлий. Бароны населяют зáмки. Чтобы зáмок жил, в нём должны быть живые разумные. Хотя бы сорок дней в году. Но предпочтительнее - постоянно.
Слушаю беседу барона с консулом, смотрю на своё отражение и вижу, как у меня медленно округляются и стекленеют глаза. Алонсо молча смеётся. Ему хорошо... А я...
- Кариссима, что с тобой?
- Представила маленькую казарму на когтистых лапках, которая будет постепенно превращаться в военную базу. Или ты думаешь, что твой ребёнок создаст что-нибудь пу́тное?
Вителлий Север предвкушающе зажмурился. Я озвучила мечту его детства? Он ещё успеет увидеть фортификационное сооружение, которое вырастит наш ребёнок. Или их опять будет двое?..
Алонсо напрасно смеялся. Расти избушки будут на Модене вместе с близнецами. И если они начнут питаться тем, что попадётся... Страшно подумать, что я увижу, вернувшись. Учитывая величину замка Делон... Это же сколько и чего надо слопать, чтобы вырасти в такую махину?! Интересно, где у Делона ноги. И какие они? Кассий Агриппа, да живёт он вечно! к избушкам относится индифферентно. Ну правильно, - до наших собственных пройдёт около четырнадцати лет. Незачем волноваться раньше времени. Папуля общается с Тито и с Лопе. Мотивируя тем, что встретиться с этими внуками удастся нескоро, ибо они отправятся в миры Союза. На самом деле, отец присматривает себе преёмника. Потомки Вителлия Севера его в этом плане не интересуют. Их дело воевать. Как жаль, что среди моих детей нет ни одного нашей линии. Хотя, от Вителлия Севера это будет кто-то типа Чингисхана. Возникает вопрос: а надо ли нам такое счастье? Ответа нет.
Через два месяца Алонсо вернулся к себе, повторив, что ожидает меня через четырнадцать с половиной лет. Как быстро бежит время! Поскольку теперь нет необходимости посещать столичный мир, мы с мужем практически не покидаем казарму. Родовое гнездо, то есть. Изредка нас навещает барон Алек. Общается он в основном с Вителлием Севером. Со мной барон около часа гуляет в парке. В своём чёрном плаще, сотканном из живой тьмы, он дико смотрится на аллеях, среди выровненных по линейке деревьев и подстриженных по одному уровню кустов. Впрочем, барон Алек везде у себя дома. В этом он похож на папулю и Алонсо.
Вот и пришло время пополнить клан Вителлиев Северов. Секунд Вителлий Север и четырьмя годами позже Терций Вителлий Север названы без фантазии. В семье мужа всегда было по одному ребёнку. Учитывая, что все Вителлии Северы были легатами-прим, утверждение, что война их любит - не преувеличение. Отнюдь. Вителлий сам занимается воспитанием второго сына. Муштрует, как муштровали его самого. Ребёнок на четвёртом году жизни пишет музыку. Плачет и импровизирует. Стихи у него странные. Но применять телесные наказания я мужу не позволила. Ага, устроила безобразный скандал, вогнав в шок всю обслугу. Не при ребёнке, конечно. Ребёнок оставлен без сладкого и отправлен собирать листья с дорожек. Учитывая, что на дворе осень... Погуляет подольше на свежем воздухе. Попросила барона Алека поискать какие-нибудь поэтические сборники. В библиотеке Вителлиев Северов ничего такого нет. Клаузевица читать малышу ещё рано.
Выразила возмущение. Многие военачальники стихами не брезговали. Особенно восточные. У самураев вообще невозможно быть воином, не умея писать стихи. Кстати, да! Пусть пишет хокку. Офицеру полезно уметь выразить свою мысль несколькими словами. Начала вспоминать... Написáла страничку по памяти. Как положено, тушью. Каллиграфическим письмом. Только не на древнем японском, а на всеобщем. Древних языков я не знаю. И значки, которыми они писали мне непонятны. Может быть барон Алек знает? Надо спросить при случае. Писáла готическими буквами. Отдала детёнышу, приказала выучить, и написать о каждом трёхстишии, как он его понял. Вителлий Север отобрал у ребёнка листок, прочёл, и предложил лучше его высечь. Это будет гуманнее. Топаю на мужа ногами. Мне вредно волноваться перед родами, и я распустилась. Потом-то не поскандалишь... Надо пользоваться случаем. Но Вителлий Север уже просёк, что я просто развлекаюсь, хватает меня в охапку и уносит в спальню. Наутро сошлись на том, что ребёнок будет три дня разбирать одно трёхстишие. А муж приказал найти все сборники хокку, которые только есть в Империи.
- Решил заняться стихосложением, муж мой?
- Не ехидничай, кариссима. Мне интересно. Жаль, что я раньше не наткнулся на эти... хо-к-ку.
Ну? Я хочу сказать, что? Муж не перестаёт удивлять.
Выбрала для первого раза трёхстишие об осени:



Тигринья

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги