Воробышек. Истории «дорогой мамочки»

Размер шрифта: - +

История четвёртая: Принцесса. Глава двенадцатая.

О том, как дочь Вителлия Севера родилась без отца, и о новом графике жизни герцогской четы.

Близнецов проводить мы успели. Домики гордо маршировали рядом с детёнышами. Академия в шоке. Причём вся! В хранилище отдавать домики, как потребовал один из преподавателей, мы не стали. Они живые и должны быть рядом с детьми. Кое-как утрясли. Даже вмешательство Императора, да живёт он вечно! не понадобилось.
А потом у меня возникло ощущение, что Вителлий Север специально растянул своё время, чтобы его хватило. Потому, что после отбытия детей в Академию, муж приказал мне собираться.
- Кариссима, я обещал тебе портал к синеглазому. Марий проводит тебя.
- Я хочу побыть с тобой, муж мой. Я...
- Кариссима... Меня проводят мужчины. А ты отправляйся. К синеглазому. А то он женится и тебе придётся вызывать его жену на поединок.
- Ты издеваешься, Вителлий Север?!
- Иди, кариссима, иди.
Дежа вю... Точно так же говорил Зигги: «Иди, принцесса, иди.» Молча повернулась и ушла. Даже посуду не перебила. Хотя, может и следовало бы. Ага, звуковое сопровождение. Но нервничать нельзя. Марий провел меня на портальную площадку. Я сделала шаг, и Алонсо подхватил меня на руки. Вот и всё. Прощай, Вителлий Север. Твоего ребёнка будет воспитывать другой отец.
Первые дни я отчаянно цеплялась за Алонсо. Он у меня остался один. Потом, понемногу, пришла в себя, начала вредничать и с удовольствием скандалить. Алонсо вздохнул с облегчением:
- Наконец-то ты освоилась, Миранда. Я уже начал думать, что тебя подменили.
Кинула в мужа чашку. Увернулся. А блюдце поймал. Разозлилась и убежала в сад, свистнув звериков. Лечу по дорожке, не глядя по сторонам, и, естественно, налетела на вышедшего из за поворота офицера. Оцарапала щёку серебряным шитьём, возмущённо отпрянула, отбрасывая поддерживающие меня руки.
- Дона Миранда, счастлив увидеть тебя снова.
- Команданте Энрике...
Чёрные глаза обожгли мои бёдра, неторопливо прошлись выше, уделяя внимание всем выпуклостям и впадинам моего тела... Наконец остановились на моём лице. К этому моменту я, ощущая себя раздетой, уже кипела от ярости.
- Хотел сказать, что ты стала ещё красивее, дона, но ты не изменилась. Внешне. Та Миранда, что приходила в мои сны, была менее стервозной.
- Желаемое не всегда совпадает с действительным, команданте.
В голосе моём слышится шипение сатх. Появление Алонсо спасло обнаглевшего военного от царапин. Я уже нацелила маникюр в бесстыжие глаза. Мужчины радостно приветствовали друг друга, а я тихо слиняла. Волноваться мне вредно. Ага, и драться тоже. На обед команданте не остался. Он на «дежурстве». Исполняет воинскую повинность. Обещал заглянуть через три месяца, когда «сдаст пост».
- Нам угрожает нападение? Алонсо?
- Нет. Ничего такого нет...
Муж задумчив, отвечает односложно... Мне тоже есть о чём подумать. С черноглазыми высокородными у меня сложные отношения. Патриций Марий - яркий, но не единственный пример. Великий каган тоже был черноглазым. И команданте... Что это за «приходила в мои сны"? Нехорошо охмурять жену друга. А если это не охмурёж, тогда нам не нужно видеться. От греха подальше, как говорится. Команданте, это не патриций Марий. Он инициативный. Их так в Академии учат.
- У меня будет ребёнок, Алонсо.
- У тебя, Миранда? Не у нас?
- Ребёнок Вителлия Севера.
Глаза защипало... Слёзы покатились по щекам. Зашипела, когда солёная вода коснулась царапинки от парадного кителя команданте.
- Я не знаю, как воспитывают Вителлиев Северов, удивительная, но я обещаю тебе сделать всё возможное, чтобы Вителлию Северу не пришлось стыдиться своего потомка.
- Ему не придётся... Он...
- Миранда, ты носишь ребёнка. Держи себя в руках.
Злобно смотрю на единственного мужа. Успокаиваюсь. Он ничего не понимает в чистокровных. Все волнения проходят не затрагивая нашу внутреннюю суть. Так что никакого вреда для детёныша. Я этого не допущу! Но как просить мужа изолировать меня от команданте? Обидится ещё, скажет, что выдумываю...
Команданте навещал нас ещё дважды. С перерывом в три месяца. Опять всю ночь беседовали с Алонсо за бутылкой рома. Одной бутылкой дело явно не обошлось, если судить по виду моего мужа... Но это мужское общение, я в нём не разбираюсь. Может, так оно и надо. А через восемь с небольшим месяцев после возвращения, у меня родилась дочь Люцилла Вителлия Север де ла Модена-Новарро.
- Хорошо, что я не сказала Вителлию Северу о ребёнке. Он бы расстроился.
- Не думаю... Миранда, тебе придётся самой заниматься воспитанием дочери. Как только девочка начнёт взрослеть, я устраняюсь. Обратимся к чистокровным.
- К кому?! У Милагрос свои дети. Правда, дочерей ещё нет. И как быть с учёбой в Академии? После двенадцати её надо забирать оттуда. И я опасаюсь, что она, наблатыкавшись ("наблатыкаться» - выучиться, набраться опыта, напрактиковаться (жарг.)) там, начнёт сбегать, щёлкая охранные системы, как орешки.
- Женщины не учатся в Академии, удивительная. Для Ады было сделано исключение, потому что она - страж.
- А как у Ады прошло взросление?
- Без эксцессов. С Милагрос никакого сравнения. Беспокоишься о Бальде?
- Беспокоюсь. Ада с разбавленной кровью. А Бальда - на две трети чистокровная. И барона нет.
- А что с бароном?
- Алек ушёл... ушёл в Бездну. Потому что у него есть дети... А у других стражей детей нет...
Начинаю задыхаться, так и не смирившись с утратой. Включаю контроль дыхания. Вдох, выдох... Спокойно... Спокойно. Дочь, к счастью, не проснулась. Вовремя я успокоилась. Гримаса начинающегося плача разгладилась и ребёнок опять засопел...
- Алек просил сорок дней в году жить в Делоне. Я обещала, Алонсо. Если ты не сможешь открыть портал, меня проведут стражи.
- Можем отдыхать там два месяца в году. Или по три недели зимой, весной, летом и осенью. Что ты выберешь?
- По три недели, конечно, хорошо бы, но я забыла уточнить у барона... Может быть, важно непрерывное нахождение в зáмке в течение сорока дней. Так что лучше на два месяца. Можно менять времена года. В зáмке хорошо в любое время.
Испытываю горячую благодарность к мужу. Не стал выяснять подробности, не стал спорить, не запретил... не сказал, что там могут пожить дети-стражи. Через сорок дней после родов мы отправились в Делон. Алонсо, я, и крошка Люцилла.
-На обратном пути надо навестить папеньку, да живёт он вечно!
Муж странно посмотрел на меня.
- Миранда, я испросил аудиенцию. Сразу после перехода, нас ждёт твой отец, да живёт он вечно! Оттуда мы отправимся в Делон.



Тигринья

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги