Воробышек. Истории «дорогой мамочки»

Размер шрифта: - +

История пятая. Замужем по графику. Глава седьмая.

О том, как Император установил мир в семье своей дочери.

Указом Императора Вителлию Северу запрещено приближаться ко мне до момента моего перехода в его руки. Дежавю. Император Марк Флавий уже издавал подобный указ. Но тогда мы жили на одной военной базе. Сейчас, - легче. Мы сидим в Делоне, а Вителлий Север в своём замке-казарме. Не знаю, есть ли там рояль... К Алонсо никаких санкций не применяется. Ко мне, слава Богу, тоже.
Сегодня дети сотворили себе избушки. Алан и Ада долго объясняли малышам, что и как надо делать, Вейгар и Вероника внимательно слушали. Мы с Алонсо наблюдали с верхней террасы. Домики, созданные этими близнецами на асиенды не похожи, что неудивительно. На асиенде наши дети чувствуют себя гостями. Хотя звериков за хвосты оттаскали. Не всё же собакам страдать! Но и с зáмком сходства в творениях Вейгара и Вероники мало. Ближе к казармам Бадварда и Бальды. То есть, будущие военные базы. Лапы ящеричные, а мембраны я не заметила. Но нет никаких гарантий, что она не вырастет. Уж очень эти избушки пластичны. Живность теперь вздохнёт свободнее, - у детей новые игрушки...
Вместо мембраны, эти хижины отращивают крылья, как у ската. В той стороне, где они нужны. Потом втягивают их. Чем младше стражи, тем страннее их жилища. Алек обалдеет, когда увидит. Пока что обалдеваем мы с Алонсо. Бадвард и Бальда сбежали из Академии не к отцу, а в Делон. И их казармы учили новорождённые домики маршировать. Дети заинтересовались строевой подготовкой. Теперь вышагивают ввосьмером. Две пары близнецов и две пары домиков. Крохотные домики пытаются маршировать вприпрыжку, но старшие пресекают это безобразие, хлопая их по крышам мембранами. Две недели беспрерывной шагистики. Третью неделю близнецы всё же решили побыть с Вителлием Севером.
- Удивительная... сказать, что я поражён, значит не сказать ничего...
- Что тебя поражает, муж мой? Интерес детей к строевой подготовке?
- Нет... Это для них разновидность игры. Удивляет, что будущие зáмки принимают живое участие в воспитательном процессе.
Вспомнила "воспитательный процесс", тихо хихикаю.
- Миранда... прекрати. Когда ты вот так смеёшься, я думаю только о том, как утащить тебя в постель.
- Утащи...
Пару часов спустя, расслабленно прижимая меня к груди, Алонсо спросил:
- Почему ты никогда не летаешь в гости вместе со мной? Многие бароны женаты, и ты вполне могла бы...
Положила ладонь на губы мужа, легонько касаясь...
- Я была женой барона Зигмунда. Брак заключался в зáмковом храме, согласно традициям. Я не знаю законы баронств, и не хочу рисковать. Зигги быстро принимает решения, и тут же воплощает их в жизнь. Пока нет Алека, я в гости летать не буду.
От Делона пошла волна одобрения. Даже Алонсо почувствовал.
- Сколько лет барону Зигмунду?
- Зачем тебе? - Ожидая ответа, лихорадочно подсчитываю...
- Просто ответь, Миранда.
- Он примерно на пять лет старше меня. Может меньше, чем на пять...
И тут до меня, наконец, дошло. Села на кровати, уставившись на мужа. Синеглазый змей насмешливо улыбается. Зигги больше семидесяти лет. Выглядит он сорокалетним. Матёрый хищник в полной силе. Как такое может быть?
- Барон Зигмунд не привит. И проживёт дольше меня. Лет до двухсот.
А я вспомнила нашу первую ночь. Когда вусмерть пьяный Зигги очистил кровь дыхательными техниками. Я ещё удивилась, где он учился... Но... Граница была закрыта. Получается, - предыдущая война? Нет! Тогда он был бы привит.
- Я не понимаю, Алонсо...
- Миранда, для этого не надо быть семи пядей во лбу. Зигмунд сын одного из отставших в предыдущую войну. Не все оседали в мире Эльзы. Некоторые продолжали воевать в одиночку. Особо удачливые воевали годами, успевая обзавестись детьми.
Задумалась. Один или несколько рейдеров вполне могли годами прятаться в Республике. Не воевать, - таких быстро вылавливали. А дожидаться открытия границ, готовя детей себе на смену. Да... это возможно.
- Как ты догадался? Зигги ничем не отличается от баронов. Среди них встречаются и более странные личности.
- Когда мы наносим официальный визит... Миранда, поставь вазу. - Забрал из моих рук вазу, которой я собиралась его стукнуть, переставил подальше. - Так вот... Когда мы наносим официальный визит, одним из обязательных пунктов программы приёма является посещение фамильной галереи. У меня хорошая зрительная память, а барон Зигмунд - копия своего пра-пра-деда Зигфрида фон Фальке. Его отец, командор Зигибранд фон Фальке пропал в предыдущую кампанию. Поскольку доказательств его смерти не было, Повелитель назначил управляющего, который должен хранить дом и следить, чтобы налоги в казну Союза перечислялись, как полагается.
В голове сумбур... Мысленно махнула рукой. У меня с двумя мужьями хлопот хватает. Ещё о Зигги думать. То есть, о Зигмунде фон Фальке. Но тогда получается, что Алек спас Вителлия Севера от смерти? Папуля-командор, наверняка, научил Зигги убивать. Вспомнила, как барон управляется с ножом... Вителлий Север отбил летящий нож, но... Но! Даже я, после полугодовой тренировки с Зигги, со своими короткими слабыми ручонками смогла порезать мужа. Конечно, он не собирался причинять мне физического вреда. Только унизить до уровня шлюхи. Но Зигги бьётся ножами лучше, чем мечом, или без оружия. И приёмами открытой руки владеет, всяко, не хуже консула. Поймала себя на сожалении, что этой схватки не случилось. Такое зрелище!.. Но, может, ещё увижу... Устыдилась. Какой-то бред в голову лезет... Разозлилась на Алонсо. Морочит голову, змей!
- Я хочу увидеть вашу беседу с Вителлием Севером.
- Удивительная, почему ты решила, что существует запись?
- Потому.
- Содержательный ответ...
- Я посмотрю запись в архиве Вителлия Севера. Если ты не записывал, в чём я сомневаюсь, то консул пишет всё. Абсолютно. Потом анализирует, при необходимости. Если я обращусь с подобной просьбой сейчас, Вителлий Север с радостью предоставит мне возможность посетить свой архив. Записи навынос он не даёт.
- Миранда, это называется шантаж.
Алонсо возмущённо выпрямился, потом вообще вылез из кровати и начал одеваться, собирая разбросанную, как попало, одежду. Я сижу, обняв колени, улыбаюсь, и не делаю лишних телодвижений.
- Одевайся, удивительная. Запись существует. В архиве Императора, да живёт он вечно! Алан тоже вёл съёмку. Для архива на Модене. Но задействовать портал по такому поводу мы не будем. Проще запросить твоего отца...
- У папеньки допросишься...
- Твои проблемы. Или жди два года. К Вителлию Северу ты не подойдёшь, пока не придёт срок. - И, сделав небольшую паузу, заглянул мне в глаза, взяв за плечи. - Это жестоко, удивительная. После прямого приказа императора...
Только собрались запрашивать аудиенцию, пришёл вызов из имперской канцелярии: Марий представляет Императору, да живёт он вечно! своего первенца. Я, как бабушка, должна присутствовать. Алонсо, соответственно, входит в сопровождение. Опять собираемся в малом поместье. Близнецов беру с собой. Пусть поиграют с Бадвардом и Бальдой.
Прошли союзным порталом. Я отказалась от корабля. Не знаю, почему... Точнее, знаю, но не стала озвучивать причину. Пусть считают это капризом дорогой мамочки. Марий рядом с женой и сыном. Кто поведёт корабль, и куда, - я не знаю, и не хочу выяснять. Алонсо, смеясь, целует меня в макушку, шепча: паранойя... Ну и пусть!
Гай Марий здоров, горласт и всё время голоден. У Эльзы получаются хорошие дети. Подарила ей диковинное колье из сундуков Алека. Барон вручил мне символические ключи, ещё когда мы гостили в Делоне с Вителлием Севером, приходя в себя после пребывания у стража Ральфа. Три громадных сундука с "подарками" и несколько кованых ларцов с украшениями, отобранными Алеком для меня. Ларцы я не трогала, а один из сундуков открыла. И сразу нашла то, что нужно. Крупные камни, похожие на янтарь, но цвет... Они собрали в себе все оттенки бирюзового - от светлого голубовато-зелёного, до насыщенного ярко-синего оттенка тропического неба, но в глубине их - цвет расплавленного серебра; сверкающие серебряные звёзды мерцают внутри, подрагивая, как будто отражаются в толще воды. После того, как я подержала колье в руках, камни начали испускать тонкий аромат... Эльзе не понадобятся духи, когда она наденет это украшение. Близнецы курлычут: "дай-дай-дай", и требовательно тянут когтистые ручки... Давать не стала, - разберут ведь по камешку... Так, обиженные, и явились в малый зал приёмов. Слава Богу, увидев Императора, да живёт он вечно! Вейгар и Вероника обрадовались, забыв обиды. Старательно промаршировали к деду вместе со своими домиками. Домики забавно подпрыгивают, отбивая пятками ритм. Казармы Бадварда и Бальды не выдержали такого издевательства над идеей строевой подготовки и кинулись выправлять шаг "новобранцев". Лили, забравшись на малый трон с ногами веселится как дитя. Интересно, какой у мачехи перерыв между родами? Впрочем, они с отцом разберутся без меня.
Вителлий Север, стоящий рядом со своими детьми, посмотрел сквозь меня. Расстроилась ли я? Отнюдь! Улыбнулась Секунду и Терцию, "не увидев" их отца и Тита. Бадвард и Бальда уже возле меня. Как и страж Хальзе. Отец запретил ранний брак Бальды, пока она не отработает обязательный пятилетний контракт после Академии. Ну, поскольку, женщины-стражи лишены синдрома мартовской кошки, то ничего страшного в этом нет. Хальзе недоволен, конечно, но благоразумно помалкивает.
Хальзе пояснил Марию с Эльзой, происхождение камней, подаренного мною колье. Марий забеспокоился, поэтому Хальзе, оказавшись рядом, поспешил развеять его страхи. Я никогда не привыкну к мгновенным перемещениям стражей. Когда такая глыба, как Хальзе, в мгновение ока оказывается в другом конце немаленького зала... Так вот: камни эти, - действительно разновидность янтаря. То есть являются окаменевшей смолой одного из видов деревьев, растущих в мирах, соединяемых Бездной. Эта самая смола, окаменевала в местных морях, и приобрела достаточную твёрдость (янтарь мягче). Аромат появляется от живого тепла. При обычном нагреве камни "молчат". С координатами мира Хальзе затруднился. Сказал, что не может соотнести дорогу стражей с нашими координатами. Бальда ехидно улыбается. Наверное, вскоре отправится на прогулку за камешками...
Папуля милостиво кивнул Марию и Эльзе. Крохотный патриций утверждён наследником рода Мариев. Эльза с сыном на руках подошла к Лили. Они забавно смотрятся: зеленоволосая супруга Императора и огненно-рыжая жена адмирала. Подружились за время беременности Эльзы. Вот и хорошо. Близнецы, ласково шипя, здороваются с Эльзой и Лили. Посмотрели на племянника. Не впечатлились. Отправилась забирать их, пока не заскучали. А то начнут развлекаться... Хальзе, опередив меня, подхватил малышей на руки. Счастливый визг детёнышей разбудил патриция Гая Мария, и возмущённый вопль его послужил сигналом к окончанию официальной части.
Повернулась к трону. Отец уже встал, собираясь покинуть нас.
- Мой Император. Будет ли мне позволено обратиться с просьбой?
- Говори, дочь.
Папуля досадливо поморщился. Мы в семейном кругу, а он не любит тратить время, выслушивая, полагающееся по этикету, бла-бла-бла.
- Я прошу разрешения посмотреть запись поединка моих мужей.
- Тебе нечем себя занять, Агриппина?
Не говоря более ни слова, смотрю в глаза Кассия Агриппы. Пытаюсь объясняться с Императором, как недавно с сатх. Выдержать взгляд сатх было проще.
- Завтра. Здесь. В моём кабинете. С мужем.
- Благодарю, отец.
Поклонившись, делаю шаг назад и налетаю на Тита. Похоже, это судьба. Мы не можем разойтись в одном помещении... Включила "дорогую мамочку", заморозила первенца Вителлия Севера взглядом, и отошла к мужу. Папуля холодно улыбается своему воспитаннику. О чём они говорят, я не слышу. И мне это не интересно. Алонсо подзывает близнецов и мы уходим порталом, оставив Императора с семьёй. Этот праздник жизни не для нас. Союзную сторону на него не приглашали.



Тигринья

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги