Восхождение: да минуют тебя снежные драконы

Размер шрифта: - +

Глава 24

Глава 24

 

Нико спал очень беспокойно. Странные ему снились сны….

 

Посреди заснеженного склона лежал большой черный камень, который отливал алым, как раскаленный уголь. А вокруг него кружились снежные вихри. А среди вихрей были голоса….

-Кто это?

-Он твердый как камень, но горячий как пламя….

-Он поднимается выше облаков, но в его груди бьется сердце….

-Он извергает огонь, но должен утолять жажду….

-Он ломает снег и лед, но оберегает маленьких людей….

И тут голоса смолкли, а снежные мухи разлетелись в стороны, как стая перепуганных птиц. Все отпрянули от горячего камня, потому что….

-Аааахххх…..

Холодное дуновение попыталось коснуться камня, но никак не могло это сделать: с какой бы стороны оно не подлетало, тот был слишком горячим, раскаленным.

Наконец, оно проговорило:

-Приведите его ко мне….

 

Нико проснулся. В палатке кроме него никого не было. А снаружи свистел ветер.

И тут он услышал голос:

-Жарко…. Как же мне жарко….

 

***

 

Пора.

Ками поднялся с лежанки и глубоко вдохнул.

Он отправляется в свой первый обход!

Так, сначала нужно проверить шипы на ботинках, возможно, подточить….

Что?!

Оказалось, что шипы уже кто-то проверил, наточил, отполировал, да еще и заново затянул тесемки!

И Ками знал, кто этот «кто-то».

Он обернулся на перебирающего в углу палатки крупу Тенцинга и строго проговорил:

-Дедушка! Ну, зачем?

Тот поднял голову, явно сразу понял, о чем речь, и немедленно притворился, что не понимает:

-Что ты там ворчишь? Не понимаю. Молодой, а все время ворчишь….

Юный работник насупился и принялся одеваться. Он – полноправный работник лорда Вэйлера! И он знает….

-Огниво возьми. – перебил его мысли Тенцинг. – Фонарь зажигать.

-Дедушка!!! – снова возмутился Ками. – Я сам все знаю!

Тот снова опустил голову к своей крупе и сделал вид, что ничего такого не произошло. А обиженный юноша покинул палатку.

Чтобы немедленно наткнуться на Лапсанга, держащего в руках фонарь:

-Ками, держи! И капюшон накинь, холодно!

Тут у полноправного работника просто дар речи пропал, он смог только сухо кивнуть. Ну, сколько еще они будут с ним нянчиться как с маленьким?

Но стоило Ками отойти буквально на десяток шагов, как он понял, что недооценил своих собратьев в их коварстве: на той стороне лагеря кто-то уже ходил с фонарем! Пемба, конечно. Не может доверить ему даже вокруг лагеря самому пройтись….

Обиженный работник нарочно развернулся в другую сторону, чтобы не встретиться со старшим, и двинулся в обход южной части плато.

Тихо. Темно. Ветер треплет палатки. В этой части спят носильщики. Завтра они будут спускаться вниз….

Тут полог одной из палаток распахнулся, и оттуда вылезла женщина – одна из «пришлых», как говорит юный хозяин. Она немедленно опознала Ками и заулыбалась:

-Заходи к нам, погрейся! У нас чай!

Тот снова обиделся: неужто не видно, что он на службе?

Но вежливо ответил:

-Спасибо. Не могу. Обход.

Она закивала:

-Аааа…. Сейчас! – и нырнула в палатку, а оттуда вернулась с узкой чашкой, от которой поднимался пар:

-Вот! Пей, чтоб не замерзнуть!

Вообще-то, во время обхода работникам не полагалось разгуливать с чашками, но еще хуже было оскорбить женщину, годящуюся ему в матери – таков закон, старших нужно уважать! Поэтому юноша склонил голову в знак благодарности:

-Спасибо. – и взял чашку толстой рукавицей.

А женщина еще и ворот рубахи ему поправила:

-Закрыть надо. Ветер какой! Надует.

Ками честно сдержался и снова поблагодарил. А потом постарался как можно быстрее покинуть собеседницу, пока она еще чего-нибудь не удумала. Ходить с чашкой было неудобно, но вылить угощение нельзя – дурной знак, Царица не даст удачи тому, кто разбрасывается дарами. Пришлось пить маленькими глоточками. Только бы на Пембу не наткнуться….

Нет, вместо старшего работника он встретил еще одного из пришлых, самого молодого из троицы. Тот медленно шел, держась за середину туловища. Потом заметил юношу и что-то спросил у него хрипло. Увы, Ками ничего не понял, он плохо разбирал речь неместных, когда они говорили тихо, сбивчиво или быстро…. Но, вроде, тот спросил про Нила.

-Нил? – уточнил работник.

Человек помотал головой и сказал другое слово, тоже непонятное. А потом третье. И вот тут юноша обрадовался – это слово он знал! Его говорил Чхонгба, когда рассказывал, что на Царицу пришли два совершенно одинаковых человека. Вообще-то, для самого Ками все люди с белой кожей были достаточно одинаковыми (и он регулярно их путал), но эти были ну ВООБЩЕ одинаковые. И Чхонгба сказал, это потому что БЛИЗНЕЦ. Правда, Ками постеснялся уточнить: это болезнь или имя злого духа, который их так проклял? Но, так или иначе, человек сейчас спрашивал про одного из них, видимо, того, что остался в лагере. И работник с готовность показал:

-Там! В палатке.

Но вопрошающий с сожалением покачал головой:

-Там нет.

-А…. Ушел?

-Ушел. – вздохнул тот и двинулся в сторону своей палатки.

А юноша расстроился, ведь он хотел помочь! А не вышло. Но, на всякий случай, Ками сам отправился к предоставленной братьям палатке и удостоверился, что там никого нет. Потом прикинул, где тот может быть и понял, что где угодно. Но решил проверить одно место, единственное, куда ходить было нежелательно – к краю плато. Там скользко и в темноте можно оступиться. Надо проверить, не туда ли ушел близнец?



Ольга Гуцева

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги