Восхождение: да минуют тебя снежные драконы

Размер шрифта: - +

Глава 37

Глава 37

 

Лорд Морис негромко молился, стоя на коленях, и, время от времени, отбивал поклоны, касаясь закутанными в рукавицы ладонями заснеженной земли. Эдмунд и Бэл, нахохлившись как птицы в зимнем лесу, сидели на заплечных сумках, разложенных на земле. Лапсанг и Ками, по привычке местных обхватив себя руками, медленно нарезали круги по крохотному пятачку горы, возвышающемуся над облаками.

Нил нервничал. Время на исходе, запас корешков тоже. Но Эдмунд отказывался спускаться, только шипел и отмахивался: разве можно нарушать молитвы лорда Вэйлера? Он ждал этого момента всю сознательную жизнь!

Невеселые мысли проводника прервал громогласный приступ кашля, в очередной раз поразивший лорда Райнхольда. Тот буквально пополам согнулся, и Нил не выдержал:

-Вам пора выдвигаться вниз.

Тот немедленно запротестовал:

-Куда торопиться, друг мой? Мы прекрасно проводим…

-Корни на исходе. – отрезал проводник, - остаток лежит в кладовой. Нам всем пора начинать спуск…

Эдмунд бросил на мужчину яростный взгляд, и тот миролюбиво продолжил:

-Но желоб и балкон слишком узкие, нам нужно выдвигаться по очереди. Если вы позволите Эдмунду и Бэлу задержаться здесь подольше, и пойдете вперед…

Оба родственника Мориса в позволении Райнхольда совершенно не нуждались, но тот немедленно добродушно проговорил:

-Конечно, о чем разговор? Я, как-никак, покоряю вершину уже во второй раз, вот так!

И тут он снова согнулся в приступе надсадного кашля, а собеседник кивнул Ками:

-Иди с ним. Помнишь, где кладовая?

Тот неуверенно кивнул и тут же обвязал подопечного веревкой – по узкому желобу они с Лапсангом спустили мужчину, подвешенного на страховке, вниз, на балкон. Лапсанг продолжал страховать (двигался лорд по балкону как-то очень неловко, видимо, совсем замерз наверху), а Ками поторопился спуститься по желобу сам.

Пока он преодолевал ледяной спуск, пользуясь только выдолбленными ступеньками, лорд Райнхольд все-таки одолел узкий балкон, помахал бывшим спутникам рукой и завернул за скалу. Там его снова настиг приступ, и мужчина уже себя не сдерживал – увы, в этот раз вершина далась ему нелегко. Ками еще не показывался, поэтому лорд Райнхольд немного прошелся, с сожалением осознавая, что и идти стало тяжеловато. А ведь это уже спуск, должно стать легче…

О, трость!

Из снега торчала длинная палка – трость, видимо, кто-то из восходителей оставил ее здесь. И мужчина тут же с сожалением вспомнил, что его-то осталась наверху! А Ками ее не прихватил… Да-да, он спускался по желобу налегке. Эх…

Или?

Вроде бы, когда они поднимались, то трости здесь не было. Значит, ее оставил Энди. А сам уже давно ушел вниз и наверняка уже в лагере. Надо полагать, что она ему уже не понадобится?

Пару минут усталый восходитель боролся с искушением, а потом все-таки вытащил опору из снега. Вот, другое дело! Он немедленно начал спускаться по довольно крутому склону, но с опорой двигаться было одно удовольствие! Вот чего ему не хватало. Как забавно, такая мелочь, а…

Тут он услышал за спиной голос Ками и обернулся – паренек быстро спускался к нему. Райнхольд помахал свободной рукой:

-Я здесь, друг мой! Немного ушел вперед, если ты не возражаешь. Захотелось слегка поразмяться, так сказать…

Юноша быстро нагнал его и посмотрел прямо на трость. Лорд смутился:

-Вот, захватил… Кажется, это Энди оставил…

Ками кивнул:

-Энди, - он указал на снег у них под ногами. – Здесь была?

-Да, - все еще смущенно ответил мужчина, - я подумал, он за ней уже не вернется, так что…

Собеседник не ответил: отчего-то нахмурившись, он закрутил головой, оглядываясь по сторонам. А вот его спутника снова настиг приступ. Откашлявшись, лорд Райнхольд как можно бодрее спросил:

-Ну что, пора и в лагерь? – и он указал на уходящий вниз склон.

Юноша снова, почему-то, обернулся назад, а потом неуверенно кивнул:

-Да…

 

***

Распогодилось. Да как! Царица выглядела восхитительно: вся залитая солнечный светом, она сияла как граненый алмаз, а окаймлявшее ее небо было такого пронзительно-синего цвета, что все вокруг казалось каким-то нереальным видением художника, нарочно усилившего краски на своем холсте.

Энди меланхолично заметил:

-Царица принарядилась – быть беде.

Они с Пембой неторопливо рубили снег, а Нико просто сидел рядом, закутавшись в одеяло прямо поверх плаща. Лекарь печально заметил, глядя вдаль:

-Никто пока не спускается…

-Не смотри долго на гору – ослепнешь. – предупредил проводник.

Пемба закивал:

-Снежная слепота.

Юноша послушно перевел взгляд на горстку золы, на фоне ослепительного снега она казалась еще чернее:

-Но, кажется, буря прошла мимо?

-К ночи будет здесь. – повторил свой зловещий прогноз мужчина.

-А они успеют до темноты?

-Если поторопятся.

-А откуда будут спускаться Тони с Куртом? С какой стороны?

Энди усмехнулся уголком губ:

-Этих можешь не ждать. Ну, разве что, брат твой их на себе принесет…

Нико пропустил замечание о близнеце (где же он?) и спросил о другом:

-Может, они сами поймут, что подъем невозможен, и повернут назад?

-Поймут-то поймут, да поздно уже будет. Видал, какое солнце? Царица их заметит.

-И что?

-А! – вспомнил проводник, - ты не знаешь… Местная легенда.

-О Царице много легенд. – тоскливо заметил собеседник.

-И у всех них печальный финал. Для людей, конечно.



Ольга Гуцева

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги