Встреча

Размер шрифта: - +

Встреча

Меня разбудило солнце. Поднявшийся над горизонтом шар, теплый и желтый, точно яблоко, лежавшее на торпеде доджа, наполнил салон автомобиля янтарным светом, вязким, плотным, почти физически ощутимым.

С особой болезненной четкостью утро обрисовало контуры предметов - линялое угловатое здание дешевой закусочной посреди бескрайней степи, заправочную станцию, вытянувшиеся вдоль обочины спящие фуры дальнобойщиков, пять легковушек на небольшой парковке - обратив окружающие меня вещи в карикатурные нелепые декорации. Казалось, тронь ненароком одну - и вся сцена рассыплется, подобно костяшкам домино, превратится в руины. Порой вся моя жизнь представлялась мне просто набором пустых декораций.

Я приоткрыла дверцу, впустив в мягкое обволакивающее, словно одеяло, тепло салона освежающую утреннюю прохладу. Светловолосый парнишка лет пятнадцати, дремлющий на пассажирском сиденье, пошевелился, пытаясь целиком спрятаться под старенькой залатанной ветровкой, но глаза не открыл.

Подростка звали Феб, и мы познакомились только вчера. Сам себя он гордо именовал бардом. Своей неутолимой тягой к странствиям он и впрямь напоминал бродячих певцов средневековья. Эдакий менестрель двадцать первого века в залатанной на локтях куртке и разношенных кроссовках. И откуда он такой взялся? Феб весь вчерашний вечер охотно рассказывал о своих приключениях, о встреченных им в пути людях, но совершенно умалчивал о том, что было "до". Скорей всего, сбежал из приюта - для "домашнего" ребенка парень вел себя слишком самостоятельно, по-взрослому.

Стараясь не шуметь, я вылезла из машины, с наслаждением потянулась, достала из кармана пачку сигарет, закурила. Дым плыл в воздухе, лениво поднимался к тонким перьям облаков в далеком бесцветном небе.

Я не знала, где нахожусь: на ночлег мы остановились далеко за полночь, наугад выбрав одну из придорожных забегаловок, что словно опята после дождя гроздьями липнут к трассе, готовые предложить усталому путнику дешевый растворимый кофе, чай в пакетиках и пропитанные маслом хлебобулочные изделия, убивающие желудок и фигуру. Есть определенная романтика в затерянном в неизвестности где-то, которое сродни нигде.

Собственно, мне с самого начала было все равно, куда ехать. Кровь будоражил сам факт странствия, побега от рутины: без цели, без обязательств, наслаждаясь покорностью железного зверя, скоростью и сменой пейзажей-кинокадров. Иллюзия свободы в мире, где все - даже музыка, чувства и талант - измерено, оценено, куплено. В подобные авантюры я пускалась раза два-три в год. Устав от бессмысленной повседневности, я бросала дела, садилась в машину и, никого не предупредив, исчезала на пару дней, иногда на неделю. Коллеги злились, за спиной называли меня эксцентричной самодуркой, но вынужденно мирились.

Парковка по-прежнему пустовала - ни одного человека. На заднем сиденье под чехлом с гитарой лежала бутылка минералки и пакет белого налива - кто мог предположить, что неожиданный попутчик решит "расплатиться" парой килограмм с детства любимых мной яблок, - но мне внезапно захотелось горячего кофе.

Когда я вернулась с двумя пластиковыми стаканчиками, подросток уже проснулся. Задумчиво перебирая пальцами в воздухе, словно подыгрывая, Феб внимательно, напряженно слушал звучащий из колонок хит. Попсовую, бессмысленную, но цепляющую ритмом дешевку.

 

Убегай прочь! Убегай в ночь!

К горизонту уводит дорога.

Манит вдаль свет. Ты скажи нет

Той стране, что брошена Богом.

 

Поставив стаканчики на капот, я протянула руку и раздраженно выключила радио. Парень усмехнулся.

- Не любишь собственные песни?

Так лукаво усмехаться мог умудренный годами старец... или же подросток, самоуверенно полагающий, что ему известно все на свете. Я не спрашивала, откуда он узнал - догадался, хотя соотнести разукрашенную  лакированную диву с рекламных афиш и меня нынешнюю, в простом спортивном костюме, всклокоченную со сна, мог только очень внимательный человек.  

- Терпеть не могу, - призналась я, закуривая очередную сигарету. - Рейтинги, альбомы - не менее трех штук в год, иначе утратишь популярность, сгинешь в потоке. Фуршеты, фальшивые улыбки и поздравления, папарацци, стандартные ответы на глупые вопросы - сплошной спектакль! Больше всего надоели концерты - толпы потных размалеванных зомби без единого проблеска разума в одурманенных выпивкой и травкой глазах дергаются под три ноты фонограммы, словно наступили на оголенный электрический провод.  

- Почему не бросишь? - теперь Феб по-настоящему заинтересовался.

- Это деньги, малыш, и большие деньги, - я небрежно стряхнула пепел. - Мало ли людей, которые ненавидят свою работу. Когда подрастешь - поймешь: за все в этом мире приходится платить, в том числе совестью и детскими мечтами.

Я сама не до конца осознавала причины столь неожиданной утренней откровенности. Возможно, сработал так называемый "эффект поезда", когда случайному собеседнику выкладываешь всю подноготную, изливаешь душу. Или дело в том, что взъерошенный черноглазый мальчишка, путешествующий автостопом с гитарой за спиной, отчасти напоминал меня в его возрасте, лет десять назад, - уверенную в собственной правоте и беззаветно влюбленную в музыку.



Алена Сказкина

#3423 в Проза
#2170 в Современная проза
#10813 в Фэнтези

В тексте есть: реализм, сказка

Отредактировано: 14.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги