Встретимся в темноте

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3. КВАРТИРА МОРОЗОВОЙ

Мяч упал в корзину. С глухим стуком он ударился о деревянный пол школьного спортзала и отскочил в руки защитнику команды красных.

Красные проигрывали шесть — один. Они так неловко забили единственный мяч, что учитель физкультуры сначала решил не засчитывать его, но потом подумал, что одно очко лучше, чем ничего. Шесть забитых голов в команде синих принадлежали двоим: капитану команды Антону, на чьем счету было два мяча, и Игорю, чья неутомимая энергия позволяла школе третий год подряд быть чемпионами города по волейболу и баскетболу.

Тем временем Игорь забил еще один мяч. А красные ничего не могли с ним поделать, лишь толпились возле кольца, стараясь уберечь его от нападающего синих. Но даже пять мальчишек в защите не могли спасти их от сокрушительного поражения.

Лиза вытянула ноги и зевнула. В другой части спортзала девчонки крутили обруч, а она никогда не была любительницей спорта. За исключением бега. Но сегодняшнее занятие было внутри школы, поэтому ей оставалось лишь тоскливо смотреть в сторону стадиона, залитого дождем, и наблюдать за монстром-Игорем, прорывавшим оборону красных раз за разом.

Седьмой мяч залетел в корзину, и парни расслабились. Обычно они играют четверо на четверо, но сегодня тренер дал фору противникам Игоря Бровина. В его команде было лишь трое. Последним должен был стать Бобровский, но его сегодня не было в школе.

Не было еще старосты. Танька Морозова, недавно расплакавшаяся на перемене из-за того, что не поделила обязанности на классном часе со своей заместительницей Сашкой Скопинцевой. Дело дошло до метания воняющих тряпок, и Ольге Алексеевне, классной руководительнице, пришлось разнимать двух сцепившихся отличниц с помощью Игоря и Пашки.

Бровин и Бобровский — два лучших друга. Очень странное сочетание — сын известного в городе театрального режиссера и будущий великий спортсмен. Что их объединяло? Страсть к компьютерным играм? Явно не спорт. Пузатый Бобровский даже на велосипед косился с сомнением. И не театр. Бровин мог, конечно, таскать декорации для школьных спектаклей, но как только он выходил на сцену, Игоря впадал в ступор. Он замирал и моргал глазами.

Лиза могла бы уже давно уйти переодеваться, но ей надо было выяснить, когда Бровин видел Бобровского в последний раз, и связывался ли он с ним со вчерашнего вечера.

— Нет, не связывался, — сказал Игорь двадцатью минутами позже, выходя из раздевалки. Девушка последовала за ним.

— Вы же постоянно переписываетесь, неужели ни одного сообщения со вчерашнего дня?

— Ни одного, — ответил спортсмен.

— И тебя это нисколько не волнует? — спросила Лиза с подозрением.

— Слушай, Комор. У меня скоро соревнования, поэтому времени на интернет реально нет, — нахмурился Игорь, останавливаясь рядом со ней. — Я писал ему вчера что-то, но он мне до сих пор не ответил. Заболел, может. Или заигрался во что-нибудь. Почему бы тебе самой ему не позвонить?

— Он не отвечает. С тех пор как мы вчера были с ним в театре…

— Ты была с Бобровским в театре? — послышался ехидный голос позади Лизы. Скопинцева с улыбкой прошла мимо них. — Вчера что, Дракулу показывали, или Франкенштейна? Подумать только, охотница за привидениями и местный Гамлет. Та еще парочка!

Пока Лиза Комор думала, что бы такое поселить в ее зеркале, чтобы она, встав поутру, поседела, Игорь ушел. Лиза махнула вслед рукой.

— Если позвонит, дай мне знать!

Юный баскетболист пожал плечами, но не обернулся.

 

Ольга Алексеевна покачала головой, оглядев свой класс. Из четырнадцати человек на уроке литературы отсутствовало трое. Вечно болевшая Аня Совина позвонила ей сегодня утром и сообщила, что серьезно больна и не иначе, как прямо сейчас, направляется в больницу на всестороннее обследование. Это было в порядке вещей, и классный руководитель не стала заострять на этом внимание. Она придерживалась мнения, что детям необходима свобода, чтобы научиться отвечать за свои поступки. Не принесет справку — ответит перед директором. Бобровский наверняка спит, эта творческая натура часто не спит до утра. Может прийти и на третий урок, а может прогулять день вовсе. Тогда прибежит его отец, зацелует Ольгу Алексеевну, и рассыплется в извинениях. Учительница недолюбливала Бобровского-старшего за такой липкий характер, однако в обходительности ему нельзя было отказать. Быть может поэтому 11А так часто ходил всем скопом в театр, несмотря на усиленную подготовку к выпускным экзаменам.

А вот отсутствие старосты класса, Морозовой, ее настораживало. За год случалось не более трех дней, когда Морозовой не было в школе. Даже с температурой она приходила в класс и отчаянно чихала на первой парте, выбегая иногда, чтобы прочистить горло. Наверное, сейчас один из этих трех дней.



Denis Starostin

Отредактировано: 11.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться