Вторая война

Размер шрифта: - +

Пролог

  Пламя кострищ беспощадно пожирало постройки вокруг, услужливо топя их в собственном пепле – сером прахе, рассыпающемся с легким и ненавязчивым дуновением ветра. Крики и стоны людей – все это в момент прекратилось с последним перерезанным горлом. Староста Джулус, так, кажется, звали этого человека. Он до победного конца молил своих захватчиков остановиться, оставить эту деревню в покое и убираться ко всем чертям, но предводитель королевского отряда отнюдь не собирался его слушать. Взмахнув палашом, он завершил биение сердца тучного мужичка, после чего, обтерев клинок о грязную траву, пожухлую от присутствия осени, двинулся в нашем направлении.

  Рука, что сжимала мое ноющее плечо, лишь сильнее впилась в него пальцами, доставляя неприятную боль. Мужчина, который стоял за спиной и неустанно следил за каждым движением, заставил меня опуститься на колени, как какую-то рабыню.

  - Как тебя зовут, девочка? — неприятный, надменный голос предводителя королевского отряда раздался где-то над головой. Я же боялась поднять глаза.

  Слез не было. Так же, как не было и чувств. С тех пор, как началась Вторая война, каждый третий человек терял родителей, братьев, сестер, любимых…

  - Вивьена, — робко и надрывно призналась я, продолжая упорно смотреть вперед себя и боясь пошевелиться.

  Где-то сверху раздалось неприветливое хмыканье. Звон брони заставил вздрогнуть, но лишь на мгновение. Спустя секунду искривленное самодовольной улыбкой лицо широкоплечего мужчины оказалось прямо напротив моего – он присел.

  - Кажется, ты не из этих, — он презрительно мотнул головой в сторону полыхающей деревни.

  Рука небрежно прикоснулась к моему лицу, хватая за подбородок и поднимая голову кверху, так, чтобы я смотрела прямо на этого мерзкого человека. Вторая рука с какой-то противной, неестественной нежностью коснулась моих серебристых волос. Мужчина вдохнул их аромат и блаженно закатил глаза. Мне стало откровенно не по себе.

  - Они ни в чем не виноваты, - промямлила я растерянно, стараясь подавить приступ отвращения.

  Предводитель королевского отряда гулко расхохотался, после чего с презрением плюнул в сторону.

  - Жалкие отродья, укрывающие магов, — бросил он, вновь уставившись на меня своим тяжелым и ледяным взглядом. - Они сами выбрали свою судьбу.

  Робко сжав руку в кулак, я почувствовала, как мной начинает овладевать злоба, но выразить ее мне бы все равно не удалось.

  - Скажи, девочка, — заискивающе посмотрел на меня мужчина и усмехнулся, — а ты, часом, не волшебница? Уж очень ты… Необычна.

  Он с интересом осмотрел меня с ног до головы, задержав внимание на неестественном цвете моих волос. Они не были седыми, но и назвать их ординарными язык не поворачивался. Словно серебро луны когда-то коснулось структуры, навсегда отпечатавшись в них.

  - Это всего лишь наследственность, — робко выдавила из себя слова, желая одного - чтобы все это поскорее закончилось. — Моя мать рано поседела.

  Если он собирался убить меня, как остальных - пожалуйста, только пусть все кончится. Я больше не могла терпеть этих странных прикосновений и вожделенных взглядов, словно человек передо мной увидал редчайший артефакт, который непременно должен прибрать к своим рукам.

  - Сколько тебе лет, Вивьена? — обветренных губ касалась все та же противная улыбка.

  - Восемь, — отозвалась я, и предводитель королевского отряда удовлетворенно хмыкнул.

  Пальцы разжали свою хватку, и я, пользуясь возможностью не смотреть в эти карие, бесчувственные и невыразительные глаза, уперла взгляд в землю под ногами. Все тело пробивала нервная дрожь, колени замерзли, а плачевность положения заставляла понять, что этого дня я не переживу, однако слезы упорно не хотели катиться по щекам. Словно их попросту не было. Рассудок оставался трезв, и это пугало.

  - Скажи, Вивьена, знаешь ли ты что-либо о трофеях? — как бы невзначай спросил мужчина, возраст которого, как я предположила, составлял не более тридцати пяти лет. — Об их предназначении.

  Еле-еле отрицательно мотнула головой. Не хотелось отвечать. Не хотелось слушать его речей. Не хотелось что-либо вообще делать и находиться здесь.

  - Они напоминают человеку о его достижениях и победах, — словно ожидав от меня подобного ответа, заявил предводитель королевской армии. Его голос так и источал надменность и самодовольство. Мужчина явно упивался этими своими «победами».

  - О том, насколько храбрым он был на поле сражения, — продолжал он.

  - Если сражением Вы называете беспощадное вырезание простых крестьян, то да, наверное, — я сама удивилась тому, насколько сухим и безжизненным оказался мой голос.

  Сильная ладонь без зазрения совести ударила меня по щеке, и я безвольно упала на холодную землю, однако даже сейчас не была способна заплакать. Все чувства, все эмоции будто выкачали из меня, из моего сознания, оставляя лишь пустую оболочку.

  Над ухом раздался неприятный смех. В следующее мгновение крепкая рука схватила меня за предплечье и вновь поставила на колени. Хищный карий взгляд вцепился в растерянный мой, на этот раз с редкостным остервенением.

  - У тебя острый язык, — произнес предводитель королевского отряда. — Для своего-то возраста. Молись, чтобы я тебе его не отрезал.

  Я ничего не ответила.

  - Рад сообщить тебе радостную новость, Вивьена, — торжественно произнес темноволосый мужчина наконец, после чего поднялся с колена и жестом приказал своему помощнику поднять с земли и мое безвольное тело.

  Тяжелая рука схватила меня за волосы и потянула вверх. Негромко застонав, я подалась напору и спустя мгновение стояла на ногах, все так же безвольно рассматривая полыхающие пожарища впереди.



Марина Симочкина

Отредактировано: 31.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги