Вторая война

Размер шрифта: - +

Глава 27

   Очнулась я оттого, что на лицо капали мелкие капельки дождя. Легкие, но безумно настырные. Распахнув глаза, заметила, что уже вечерело. Слуха касался шум журчания реки, и я окончательно растерялась, не понимая, что происходит.
   Приподнявшись, почувствовала во всем теле отголоски исступленной боли и поморщилась, стараясь их тут же отогнать. Передо мной простирался широкий безлюдный берег, и водная гладь исчезала в сумрачной темноте. Сентель?
   Совсем запутавшись, огляделась по сторонам и пришла в неописуемый ужас: чуть поодаль без сознания лежал Морак, и на рубашке проступали кровавые пятна.
   - Нет! - в испуге вскрикнула я и бросилась к молодому человеку, совершенно забывая про собственную боль. 
   Воспоминания о встрече с Первым некромантом проснулись молниеносно. Должно быть, Морак все-таки использовал магию перемещения, чтобы скрыть нас, а вкупе с тяжелой раной, оставленной на прощание Драмдором, это могло лишить его не только сил, но и жизни.
   - Морак, - чуть не плача, простонала я, дотрагиваясь до груди блондина и трясущимися руками стараясь стянуть с него испорченную кольчугу и разорвать рубашку. - Пожалуйста...
   Совершенно не приспособленная к подобным жизненным поворотам, прожившая в столице длительное время, сейчас я отчаянно сетовала на себя за то, что совершенно не интересовалась целебным делом. Лишь урывками сталкивалась с придворными лекарями, и это не давало ровным счетом ничего.
   Сын Райдера тяжело дышал. Его грудь вздымалась, хоть и еле-еле, но уже это меня несказанно радовало. Нужно было хотя бы восстановить запас его сил, а уже потом заниматься раной, иначе, мне казалось, молодой человек долго не протянет.
   - Что же делать... - шептала я, кусая губы. Где Анамон, когда он так нужен?
   Не придумав ничего гениальней, крепко сдавила ладонь Морака, пытаясь ощутить его энергию. Слабую, чуть живую. Пытаясь отследить ее, прочувствовать и как-то вмешаться. Так же, как это было в лесу. Ведь если для заклинаний все волшебники использовали артефакты, то почему бы мне не попытаться стать таким для него? Чтобы Морак воспользовался моими силами для восстановления своих?
   Тонкими волнами я позволила магии утекать сквозь пальцы, передавая ее бессознательному блондину. Не совсем была уверена, что сработает, но, если верить логике, вполне могло. Ведь артефакты и посохи подпитывали именно так же. Дарили часть своей силы, заключая ее в них. И мощность и срок действия зависел лишь от силы того, кто их зарядил.
   Неожиданно Морак вцепился пальцами свободной руки в мою. Глаза распахнулись, и молодой человек резко притянул меня к себе. Взгляд был каким-то пустым, пугающим, злобным.
   - Не вмешивайся... - прохрипел он с угрожающим предупреждением, и я испугалась, но хватки не ослабила. 
   На тело накатила безумная усталость. Смешиваясь с болью, не покидавшей меня, она заставила вскрикнуть, и в следующий миг перед глазами вспыхнуло яркое свечение. В голове пронеслись какие-то воспоминания. Далекие, чужие. Словно вспышки молний, они сменяли друг друга, не позволяя полностью за них уцепиться, только за отрывки: свадьба с Дориесом, которой никогда не было, но которая казалась безумно реальной, лица головорезов в лесу, которые безжалостно перерезали горло Одере, затем по-голодному взглянув на меня, Гортиана, которую пронзил меч в моих руках, окропляя пальцы теплой жидкостью.
   Мне стало дурно. Не в силах выдержать подобного сумбура, сотканного из видений и не осуществившихся снов, всей той агонии, что прошла через мое тело, я не устояла. Не справилась. 
   Ощутив, как кружится голова, как меня подташнивает, как исчезает энергия, будто ее выкачали полностью, я застонала и, ослабив пальцы, рухнула вниз прямо на грудь Мораку.

 

  Я очнулась неподалеку от костра. Языки пламени, извиваясь подобно змеям, отбрасывали на округу оранжевые блики. На дворе царила глубокая, темная ночь.
   Попытавшись подняться, ощутила в теле новую усталость и ломку в костях и, издав тихий стон, лишенный эмоций, откинулась обратно.
   - Доброй ночи, - отозвался слева голос Морака, сухой и какой-то надломленный, и я повернула голову.
   Сидел он неподалеку, совсем рядом, угрюмо глядя на потрескивавший огонь.
   - Ты в порядке? - тут же спохватилась я, вспоминая, как предательски отключилась. Целитель из меня никакой!
   - Благодаря твоей энергии - да, - подтвердил сын Темного Рыцаря. Казалось, я его чем-то обидела. Впрочем, даже догадывалась, чем.
   - Как твоя рана? - решила продолжить диалог. Не хотелось ощущать эту вину за то, что вторглась в чужое пространство, но разве у меня был выбор?
   - Тебе не следовало...
   - Что? - возмутилась и вопреки всякой усталости поднялась, рассматривая Морака внимательно. - Спасать тебе жизнь?
   Я начинала злиться. Дурацкие видения не стоили того, чтобы за их тайны умирать!
   Сын Райдера тоже поднялся, становясь напротив и с жесткостью в черных глазах всматриваясь в мое лицо. Мне стало неуютно, но я не намеревалась сдаваться. Пойду до самого конца!
   - Дело не в этом, - произнес Морак озлобленно. Бледное лицо выглядело усталым и измученным, но очень злым, и сейчас молодой человек как никогда напоминал мне своего отца. Грозного, опасного. Того, кому лучше вообще не перечить. Но если Райдера я поистине боялась, то в случае с его сыном знала: он не сумеет сделать мне больно.
   - А в чем? - вступила в конфронтацию. - В свадьбе с Дориесом?
   По мимолетным искоркам упрямой злости, которая промелькнула в его глазах при звуке имени моего жениха, поняла, что попала в точку. Морак ничего не ответил.
   - Ты ревнуешь меня к тому, чего так и не случилось! - всплеснула руками, а у самой дикая обида заплескалась в груди. К горлу подступал предательский ком. - Дурак!
   Я не знала, что еще вообще могла сказать. Хотелось кричать на него, доказать всю неправоту, рассказать, как больно мне от того, что, поддаваясь каким-то видениям, которые всегда можно изменить, он с завидным рвением отталкивал меня от себя, но я прекрасно знала, что в его сердце тоже есть эта боль. Что он тоже ее испытывает, и тем сложнее давались ему эти решения.
   - Откуда ты знаешь, что этого никогда не произойдет? - тихо спросил Морак. Злость пропала, осталось лишь тягучее сожаление и грусть.
   - Я ведь сбежала из-под венца, помнишь? - сердце запрыгало в груди еще сильнее. - Сама изменила эту судьбу. Но почему ты упорно ее боишься? Ты сам спас меня от смерти, исправив будущее своих же собственных видения. Мы с Одере живы благодаря тебе, - внутри все инстинктивно сжалось при воспоминании картинок о нашей потенциальной гибели в том лесу от рук разбойников, за которыми мы сами и отправились. - Тому, что ты пошел видениям наперекор, - мой голос перешел на сухой шепот, но я продолжала, приблизившись к Мораку. - Пойди им наперекор и сейчас.
   Блондин измученно и горько улыбнулся, но ничего не ответил. Так, словно продолжал верить в непоправимость нашего брака с Дориесом. Почувствовав, что опустошена, что не способна переубедить его, что он все равно в итоге меня оттолкнет, сделала неровный шаг назад. По щеке прокатилась слезинка, и я поскорее ее смахнула, быстро отворачиваясь.
   - Прости, - прошептала я. - Видимо, я все неверно истолковала.
   Хотела было уйти, но Морак схватил меня под руку, развернул к себе и поцеловал. Резко, требовательно и настойчиво, и я на секунду замерла, теряясь и тая в теплоте его прикосновений. Растворяясь в приятном касании его губ.
   - Я видел тебя во снах задолго до того, как ты появилась на свет, - прошептал он, отрываясь на меня ненадолго, чтобы сделать вдох, и я лишь сильнее прижалась к его торсу. - Знаешь ли ты, каково это: любить человека, которого не существует в природе?
   Мое сердце запрыгало быстрее при звуке его слов, и я вновь припала к его губам, сама желая продолжения. Одна рука Морака обхватила мою талию, а вторая коснулась скулы, плавно двигаясь вниз по шее и сдергивая небольшой кожаный жилет, в который перед выходом нарядила меня Одере.
   - Варианты твоих смертей, тысячи свадеб, - сын Темного Рыцаря вновь посмотрел на меня. - Каждое твое решение, которое ты могла предпринять. И как бы мне ни хотелось быть на месте всех тех, с кем ты могла связать свою жизнь, приходилось мириться. Я не хотел привязываться к тебе еще сильнее. Потому что судьба крайне непредсказуема.
   - Но я здесь, - прошептала я, и Морак, перестав наконец слушать свои многовековые предубеждения, снова меня поцеловал. Руки скользнули к груди, расстегивая пуговицы на моей рубахе, и прохладный ночной воздух коснулся оголенных плеч, как только моя одежда оказалась на земле.
   Молодой человек прижал меня к себе, продолжая поцелуй. В груди бурлил жар. Хотелось принадлежать ему целиком. Без остатка. Позволить делать со мной все, что ему хочется. Раствориться в эйфории, чувствуя на коже прикосновения его пальцев, его тела.
   И пусть наши пути, преследуя общую цель, вскоре вынуждены будут разойтись, эту ночь мы запомним оба. Когда никакие преграды больше не стояли между нами.



Марина Симочкина

Отредактировано: 31.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги