Выбор

Размер шрифта: - +

Выбор

В детской комнате царил полумрак. Игрушечные машинки, солдатики и пластмассовая железная дорога хаотично лежали на полу там, где их оставили. На тумбочке в углу стоял ночник, освещавший пространство скудным светом.

      На небольшой кровати под синим одеялом  с ракетами безмятежно спал мальчик лет десяти. Он был бледен, детские розовые губы высохли и слегка потрескались, заметно выпирали скулы, под глазами виднелись синяки. Сам мальчик был худой, хотя несколько месяцев назад бабушка умилялась от пухленького розовощекого внука. Но болезнь сделала свое, истощив маленькое тело.

      Чуть качнулась штора, когда мимо нее неслышно прошла фигура женщины и осторожно присела на край кровати. Почувствовав чье-то присутствие, мальчик открыл глаза и несколько секунд смотрел на женщину рядом с ним. В его глазах не было страха, лишь детский здоровый интерес.

      - Мам? - тихо произнес он ослабевшим голосом.

      - Что, сынок?

      - Ты умерла? - спокойно спросил мальчик. Женщина смотрела на него, чуть наклонив голову на бок.

      - Да.

      - Значит, я тоже умер? 

      - Пока нет. 

      Повисло молчание, нарушаемое мерным стуком одного сердца.

      - А когда я умру? 

      Женщина встала с кровати, подошла к окну и немного отодвинула штору. 

      - Я не знаю, сынок. 

      Мальчик посмотрел на нее задумчиво. Его мама умерла, когда он еще не успел появиться на свет. Его растили бабушка  и папа, последний умер, когда сыну было пять лет. Скончался от рака легких. 

      - Это больно - умирать? - спросил наконец мальчик.

      - Нет, - мама обернулась и нежно улыьнулась ему. - Ты словно засыпаешь.

      - А куда я попаду потом?

      Женщина подошла к кровати сына, присела на край и взяла его за руку. 

      - А куда ты хочешь? 

      Мальчик задумался.

      - В домик хочу. Чтобы стоял в лесу. А рядом озеро, в котором плавают лебеди. А еще чтобы жила в доме собака большая. И чтобы было много-много книг.

      - Значит, туда и попадешь, - улыбнулась мама.

      - А как же рай и ад? 

      - Их нет, - просто ответила женщина. - Понимаешь, человек с самого своего рождения делает выбор сам. Он решает, есть ему кашу, которая приготовила мама, или не есть, ходить в школу или не ходить, дружить или не дружить. На протяжении всей жизни мы принимаем решения, а смерть - это новый этап жизни, и тут мы тоже решаем, каким он будет.

      - Но ведь умираем мы не по своей воле, - возразил мальчик. 

      Его мама задумчиво посмотрела в окно.

      - Да, не по своей. Как и не по своей воле взрослеем. И это единственное, на что человек не может повлиять. 

      - Получается, мы сами выбираем, где окажемся после смерти? - подвел итог мальчик.

      - Да.

      - А если не смог выбрать?

      - Тогда ты оказываешься в пустоте. 

      Снова повисло молчание. На стене тикали часы, в ночнике неспеша перекатывалась жидкость.

      - Когда я окажусь в своем месте, я встречусь с тобой? - задал мальчик интересующий его вопрос. Мама грустно посмотрела на него, а затем покачала головой. 

      - Я лишь покажу тебе дорогу, а затем мы расстанемся. Ты будешь жить в месте, в котором хотел бы жить всегда, и рядом будут те, кого бы ты хотел видеть.

      Малыш огорченно посмотрел в сторону. 

      - Мам.

      - Да, родной?

      - Почему я умираю? 

      Мама посмотрела на сына, пытаясь найти слова. 

      - Смотри, - наконец произнесла она. - Когда ты мастеришь кормушку для птиц, ты ведь делаешь ее с какой-то целью?

      Мальчик кивнул. 

      - А когда в ней уже нет надобности или она сломалась, ты её выбрасываешь, так?

      Мальчик снова кивнул.

      - Так и с душой. Мы живем, пока мы нужны здесь. Когда же мы перестаем быть нужными, мы уходим, а на наше место приходят другие. 

      - Но что же я такого нужного сделал? - воскликнул мальчик, хоть и слабо, но с явным интересом. 

      - Например, ты когда-то на физкультуре случайно повредил однокласснику ногу. Он потом не мог больше играть в футбол, не попал в сборную школы, а затем в сборную города и страны. Его не бросила жена, он не спился и не умер от передоза наркотика. Зато он станет великолепным художником и будет ездить по  миру, рисуя потрясающие пейзажи. 

      Мальчик удивленно смотрел на маму, не зная,  что сказать. Все таки какими масштабными могут быть последствия от одного, казалось бы, незначительного действия.

      - Что ж, уже пора, - тихо произнесла женщина. - Закрывай глаза и засыпай, родной. Я люблю тебя, - она наклонилась и коснулась губами  лба сына. 

      Он закрыл глаза и, как ему показалось, через мгновение снова открыл их. 

      Мир стал совсем иным: теперь в нем не было красок, все было тусклым и безжизненным. Пропали звуки, ощущения. Наверное, это и есть истиное обличье мира.

      Мальчик свободно встал с кровати и почувствал легкость, даже невесомость. Казалось, он мог взлететь, словно шарик. Оглянувшись, малыш увидел себя, спокойно лежавшего на кровати. И ему стало грустно, и в то же время он почувствовал облегчение. Словно он освободился из заточения, и он был этому рад.

      Мама подошла к нему, ободряюще улыбнулась, взяла за руку, и они оба очутились на улице. 

      Дул прохладный предутренний ветерок, перебирая листья на деревьях и асфальте, но мальчик ничего не чувствовал и не слышал. Это было странно и необычно, но он понимал, что так и должно быть.

      Вдвоем они неспеша пошли по дороге. Мимо проехала машина, но водитель их не заметил. Он и не мог их заметить, ведь они были теперь бесплотными душами, безропотно идущими туда, куда им положено. 

      Вскоре они дошли до перекрестка. Мама выпустила руку сына и присела перед ним на корточки.

      - Здесь нам нужно разойтись.

      - И куда ты пойдешь? - дрожащим голосом спросил мальчик. Женщина указала себе за спину. Дорога, ведущая влево, освещалась светом одного фонаря, а дальше утопала в темноте.

      - А куда идти мне?

      - А это решай сам. Куда бы ты ни пошел, ты выйдешь либо в пустоту, либо к своей мечте. 

      - А я могу пойти с тобой? - с надеждой спросил мальчик.

      - Нет. Думаю, что нет, - грустно улыбнулась мама. Сын прижался к ней. По щекам у обоих потекли слезы.

      - Я тебя люблю, мам, - прошептал он.

      - Я тоже тебя люблю, милый. 

      Прошло несколько минут, которые показались секундами, и женщина встала. Пора.

      Они подошли к центру перекрестка, и мама в последний раз прижала сына к себе. 

      - Иди, - сказала она. - И ничего не бойся. 

      Мальчик серьезно кивнул и, сжав кулаки, уверенно пошел направо. Пройдя несколько метров, он оглянулся. Его мама стояла все на том же месте и смотрела ему вслед. Он махнул ей рукой и продолжил свой путь. Он шел и не оборачивался, чувствуя, что ее там уже нет. 

      Прошли несколько часов, а, может, целые века, когда в конце темного туннеля забрезжил свет. Мальчик ускорил шаг и вскоре очутился перед приоткрытой дверью. Заглянув внутрь, он ахнул. За ней была большая поляна с озером, в котором плавали белоснежные лебеди, грациозно скользя по водной глади. На берегу водоема стоял небольшой домик с верандой, а вокруг самой поляны был красивый лес, который мальчик не встречал ни на одной картине.

      Вдруг дверь дома открылась, и на крыльцо вышли двое, мужчина и женщина. Заметив мальчика, они замахали ему и позвали к себе. 

      Это были его мама и папа.



Лидия Гончарова

#3807 в Проза
#2466 в Современная проза

В тексте есть: психология

Отредактировано: 15.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться