Выбор в подарок

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

Когда пятилетнему ребенку больно, он поднимает шум на весь
свет. В десять лет он тихо всхлипывает. А когда вам
исполняется лет пятнадцать, вы привыкаете зажимать себе рот
руками, чтобы никто не слышал ни звука, и кричите безмолвно.

Вы истекаете кровью, но этого никто не видит. Вы привыкаете к 

отравленным плодам, растущим на дереве вашей боли.

Стивен Кинг
 

В какой-то момент боль ушла на второй план, а в теле разлилось обжигающие тепло. Гхлар державший меня за руки, куда-то исчез, а тот, который терзал мое тело, завалился на меня. Я не могла дышать под его тяжестью, а он все не двигался. В воздухе витал отвратительный запах горелого. Я почувствовала, как боль вернулась, а  мое сознание, начало, медленно покидать меня. Но тело с меня исчезло и меня обдало отрезвляющим холодом.

- Ещё жива? – услышала я. Сделала попытку открыть глаза, но получилось плохо. Тело отказывалось, подчинятся хозяйке. Не дождавшись ответа, обладатель мужского голоса, поднял меня и куда-то понес, но сознание уже покинуло меня.

Я уплыла на уже  знакомую поляну. Трава из живых изумрудов и шесть камней, одинакового размера, но все разной формы. Цветные шары, точнее духи стихий, как я сделала вывод, уже ждали меня. В этот раз они не говорили, а играли, как с маленькой девочкой.

Я бегала, а они ловили меня. Сидела, они танцевали вокруг. Когда я смеялась, то слышала смех в ответ, но смех этот был с какой-то капелькой грусти. Духи будто извинялись за что-то. Хотя, я их ни в чем не винила.

Я помнила, что со мной произошло, хоть вспоминать и не хотелось. Не смотря на то, что мне нужно было узнать, что духи хотели от меня, я тоже не разговаривала. Мне хотелось смеяться, хотелось играть, хотелось забыться. Поэтому я просто улыбалась и играла, как маленький щенок, которого обидели хулиганы со двора, но с которым согласился поиграть его хозяин.

Я хотела быть маленькой девочкой и не хотела встречаться с последствиями, но сон таял, а сознание начало прояснятся.

Я лежала в просторной светлой комнате. Огромная резная деревянная кровать на человек пять шесть, по бокам маленькие комоды, искусно вырезанные мастером, под стать им, с левой стороны огромный шкаф. За шкафом находилась дверь, скорее всего выход из комнаты. С правой стороны во всю стену книжный шкаф, из очень светлого дерева, под цвет стенам в комнате. В другом конце комнаты, напротив кровати, находился большой камин, мрамор цвета слоновой кости, по всему камину искусно вырезаны фигурки разных животных. Наверное, в темноте, когда горит  огонь, будет чувство, что фигурки живые и двигаются. Красиво. Напротив камина было два мягких кресла, оббитые шерстью под цвет камина, стен и книжного шкафа. Между креслами стоял маленький резной столик из темного дерева, на котором лежало несколько книг. На полу лежал темно коричневый ковер, с очень длинной ворсой. Комната мне очень понравилась, мягкая коричнево-бежевая цветовая гамма очень успокаивала.

Я сделала безуспешную попытку сесть. Тело ныло, но не болело, как должно было быть. Конечности не слушались, я не могла пошевелить ни руками, ни ногами. Тело не слушало, как ватное, устав от попыток сесть, я откинулась на мягкую перьевую подушку и расслабилась.

Сделала попытку позвать кого-то, тоже безуспешно, голоса не было. ВООБЩЕ. Паника мгновенно накрыла меня. Я изнасилованная лежу неизвестно где, не могу, пошевелится или даже закричать. При этом я понятия не имела, ни что с яйцом с дракончиком, ни что с моей лошадью. Так надо успокоится. Глубокий вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Главное узнать, кто меня сюда принес.

Я лежала, закрыла глаза и попробовала, сосредоточится на собственном дыхании. Главное выкинуть все мысли из головы. Но ничего не получалось, все произошедшее не хотело оставлять меня и лезло в голову тяжелыми, горькими мыслями.

Нанизаны звуки на тонкую нить
Ты можешь связать меня, можешь убить
Меня это вовсе не будет смущать
Я может быть даже не буду кричать

Разорвано сердце ночной тишиной
Я стать бы могла твоей мертвой женой
Не сопротивлялась, не сбросила пут
Ждала пока пальцы мне горло сожму…

Нет. Не то. Fleur – «Жертва». Эта песня точно не подходит. Надо что-то повеселее напеть. Мысли лихорадочно начали искать более подходящую песню, чтобы успокоится. Но в голову лезло только что-то жуткое или грустное.

- Ну что жива? – услышала мужской голос. Пока я лихорадочно думала о песенках, что бы не думать о худшем, в комнату зашел мужчина.

Высокий, около двух с половиной метра. Черные волосы ниже плеч и такие же черные бездонные глаза. Глаза жутковатые. Кожа нежного бежевого цвета, но была в ней какая-то странность. Под кожей у него были маленькие чешуйки, как у змеи. О Боги! У него змеиная кожа! Я дернула и громко закричала бы, если бы смогла.

- На выпей, и голос вернется, - протянули мне чашку с какой-то горячей, дымящейся жидкостью. Белая рубашка, одетая на мужчине была в пятнах крови, как и серые штаны. Я сжалась еще сильнее. Мужчина проследил за моим взглядом и усмехнулся. – Это кровь, твоей лошади. Не волнуйся, он еще жив, - добавил этот змей, увидев, как мои глаза округлились. Мне приподняли голову одной рукой, а второй поднесли чашку к губам. Горячая мятная слизь полилась мне в горло. Гадкая слизь, но приятная мята опалила горло.

- Кто ты? – спросила я, хриплым голосом, как только чашку поставили на один из комодов, который стоял у кровати.

- Я Дайсмонт, - ответил мужчина, присаживая на кровати рядом.



Алина Говорадло

Отредактировано: 02.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги