Хадар. Начало

Размер шрифта: - +

Часть 18

Как же божественно иметь свое тело! Пусть оно на жалких десять процентов из синтетики, а на остальные девяносто из различных сплавов, но оно мое! Можно почесать нос, который по правде сказать, никогда не зачешется так, как не имеет нервных окончаний, самое главное, что я могу ходить. Теперь нет трудностей состоящих в отсутствии движения, согласитесь тяжеловато переставить себя в другое место когда ты коробка.
И только воплотив этот несомненный пункт моих планов, я смог начать раздумывать о том куда попал. Что я имел? Да ничего, сколько я пробыл в криостазе? Сколько времени сознание было отключено? Какой отрезок времени по Земным меркам сейчас идет? Возможно, на планете беспечно гуляют динозавры, а я тут с киборгов играю. И опять же где моя планета? Хотя последний вопрос не такой уж и сложный, с моими то ресурсами. Но находясь запертым в коробке, стоящей на столе, я никак не мог заставить себя думать более конкретно о доме, о последствиях, сознание будто блокировало эти разделы, не позволяя страху разрушить тонкую нить адекватности. Получив тело, пусть и такое, я снова чувствовал себя человеком. Шевеля железными пальцами слегка жужжащими приводами, радовался как ребенок. Самым веселым была отладка взаимодействий. И проходила она на яйцах каких-то птиц, я не прочь потренироваться был и на профессоре, но после гибели своего прямого начальника старик почему-то распереживался сильно и помер от приступа. Первые пару десятков попыток, безжалостно давил  разные предметы, яйца выступали как наиболее хрупкие предметы, дальше шли фрукты наподобие яблок и слив. Мне совершенно не хотелось сломать, случайно, кому-то руку или другую часть тела при касании. Прыгать в помещении я поостерегся, и правильно – первый прыжок был около трех метров в высоту. Вся настройка и отладка заняла около трех часов.

Первым делом, как привел себя в порядок, еще до отлета из лаборатории - была тщательно собрана из всех задворок памяти, вся информация о моей родной звездной системе и ближайших ориентиров. Все что было услышано, увидено – даже мельком, имело свою ценность, раскопал даже виды звезд ночного неба, мельком увиденные на вечерних или ночных прогулках. Под анализ и поиск был подключен целый планетарный кластер. Откуда он у меня? Так ведь доступ был ко всем искинам планеты, вот и нашелся один склад НЗ, на случай сбоя работы основных исикнов запускался резервный. Да он был слабее на два поколения, но для моих нужд подходил отлично и должен был справиться с задачей в ближайший год, а если повезет то и быстрее. Шансы на то были.

Знаете, наблюдать за жизнью города через систему видео-слежения это совсем не то, тогда казалось все более приземистым, мелким, ограниченным объективом камеры с которой шла трансляция. Сейчас же двигаясь в флаере, в сторону космодрома, была возможность насладиться видом мегаполиса. Вот флаер выезжает из гаража лаборатории, вначале пустырь, за которым сразу тянется свалка. Огромные кучи мусора и шевелящиеся на них человечки, желающие найти что-то ценное – вон парочка даже сцепилась за кусок какого-то пластика. Флаер двигался не быстро и была возможность рассмотреть как один из дерущихся вытащил из рукава длинный прут и без замаха насадил своего противника на него, видимо железка была острой так как прошила беднягу на сквозь. Вот тебе и просвещенная цивилизация вышедшая в космос. За развалинами свалки, был опять пустырь, тянущийся на пару десятков километров, унылое зрелище полей, мало кого могло заинтересовать – я точно не входил в этот список. Сам же город в основном состоял из высотных зданий, и магистралей железной дороги, наподобие надземного метро. По факту это был второй инопланетный город который я видел за свою жизнь. Если первый больше был похож на деревню или давно запущенный небольшой городок рабочих, то это явно намекал, что еще недавно тут было весело. Множество рекламных вывесок, уже слегка обветшалых но еще красочных, предлагали развлечения на любой вкус. А сами здания и улицы не превратились окончательно в помойки, и кое-где даже были чистые участки. Космодром я также ранее наблюдал с записей и фото со спутников, но своими глазами это выглядело потрясающе. Представьте вы видите на картинке орбитальный лифт – это такая штука которая доставляет людей и грузы на орбиту планеты, значительно упрощая процесс и уменьшая затраты на это. Огромная в сотни метров конструкция раскинувшая линии связи как паутину, внушала страх и уважение. Уважение к тем, кто смог разработать такую огромную конструкцию и материалы для нее, и страх что если кто то сделал свою работу халатно вся эта махина при падении разрушит большую часть города. Посадка космолетов на планеты была запрещена уже давно, так что особо можно было не опасаться аварии или разрушения орбитального лифта.
Предстояло пройти таможню и оплату билета на доставку груза на орбиту. И если оплата билета и погрузка багажа, прошли нормально то на таможне ко мне придрался бдительный служащий.
- Стойте! Здесь запрещено находиться в тяжелом боевом скафандре! Предъявите свою карту гражданина – разъярённо орал тот,
- Уважаемый, на планете запрещено находиться в тяжелом боевом скафандре в боевом режиме и полностью экипированным – пришлось спокойно отвечать этому недорослю – у меня же, как видите не закрыт шлем, и нет перчаток, про вооружение даже говорить ничего не буду, вы и сами прекрасно видите, что кроме станера ничего нет. А согласно все тем же законам: «не полностью оснащенные скафандры, не имеющие либо не закрывающие защитой жизненно важные органы, не считаются приведенными в боевую готовность и допускаются к свободному ношению.» – и слегка улыбнувшись добавляю - Как думаете голова жизненно важный для меня орган?

Тот скривившись, будто съел лимонов пачку, невнятно кивнул головой в сторону и махнул рукой пропуская меня на посадку. Подъем наверх был двух типов, первый это грузовой лифт, что либо тут пояснять не стоит, а второй пассажирский, который, в свою очередь, делился на эконом, бизнес и стандарт классы. В экономе пришлось бы стоять, в принципе мне все равно – усталости не чувствую, но успев посмотреть на тех кто туда идет, и в каком состоянии платформа, мне резко перехотелось там находиться. Было ощущение что, на свалке которую недавно проехал и то чище и состав воздуха насыщеннее. Не представляю, что надо делать чтоб так загадить орбитальный лифт. И главное где они там умудряются работать в таком виде. В стандартном же меня ждали стальные стулья без намеков на мягкость, мне то ладно - и сам не плюшевый, а вот как скажите сидеть на них нормальным людям? Вибрация чувствовалась отчетливо, и тот кто рискнул присесть на такой стул, очень рисковал набить синяков. Была здесь галопанель – аналог наших телевизоров, вещающая какие то местные новости с бегущей строкой по отбывающим рейсам кораблей.. Лифт поднимался двадцать минут, вместе со мной ожидали подъема два техника и один инженер, которые оказались явно опытнее и умнее меня, ведь каждый из них сидел на мягкой подушке благоразумно прихваченной с собой. Из за нечастых перестуков, каких то механизмов, у меня сложилась ассоциация с поездом но, курицу никто не распаковывал, яйца не ел и наваждение спало.  

Станция встретила длинными коридорами, по бокам которых кучковались небольшие группки разных людей о чем то разговаривающих или ожидающих своих кораблей и челноков. Были здесь и скамейки, на некоторых даже кто то спал. Общая картина складывалась в один из московских вокзалов, с той разницей что вместо поездов были космические корабли. Пройдя очередной поворот, оказался в большом зале заполненным рядами стульев и множеством людей, на первый взгляд здесь было около тысячи человек, шум стоял соответствующий. Быстро найдя окно нужной мне диспетчерской, направился туда.
- Скажите у вас тут всегда там людно? – задал вопрос, сидящему вразвалку и недобро поглядывавшему в зал охраннику
- Нет, как же достал меня этот сброд – сквозь зубы процедил тот – последние три дня идет набор колонизаторов, вот и прет всякое отребье, загадили уже все что можно. Сволочи, даже ручки с дверей скручивают! Вот скажите, на кой им дверные ручки на космическом корабле? Молчите? Вот и я не знаю! Там же шлюзовые створки везде! Уроды…
- Дааа, не завидую я вам, убирать все это будет сложно. Скажите, а где находится посадка на внутрисистемные челноки?
- Я вам не справочная, вон бабы сидят у них спроси, сейчас все меняется каждые две минуты, пока этих долбанных, колонизаторов грузят. Чтоб им спокойно жилось!

Последние слова охранник произнес с таким выражением, что ни о каком пожелании спокойствия и речи быть не могло. Я лишь задорно хмыкнув отправился выяснять где и когда моя посадка, можно, конечно, было дождаться очереди на ответ искина, но число в сорок три человека впереди меня и толпа неопрятного народа, не располагали к этому.

Челнок был заказан персонально на мое имя, и проходил по разряду вип персон. Проверяющий от корпорации, заплатившей несколько миллиардов, не мог прилететь на обычном челноке перевозящим работяг. А потому под погрузку был выделен отдельный шлюз, где скажу я вам, было очень даже чисто. В пути предстояло провести двенадцать с половиной часов, все это время и продолжал разработку нового вида защиты и вооружения. Согласно контракту верфи делали только обшивку и стандартное вооружение. Но значительно измененные корабли могли нести еще очень много разного оборудования. Благодаря значительной экономии в системах жизнедеятельности и уменьшении объема жилых модулей, можно было усилить не только броню, но и поставить много интересного. На авианосце, например, есть целый парк, только на его содержание тратится восемь процентов мощностей, а на каюты экипажей, системы освещения, кислорода, гравитации, еще порядка тридцати. Моему флоту это было не нужно.
Однако вспоминая про пиратов, которые таскали людей с Земли я не мог исключать, что могут найтись и земляки, так что возможность для жилых модулей оставили по минимуму.

Прошло уже больше года, с момента прибытия на верфи, не сказал бы что у меня тут появились друзья, но роль обычного человека приходилось отыгрывать. В целом за мной закрепилась репутация сноба и дотошного хозяйственника. Сам же я занимался по большей части разработкой кораблей нового поколения, полностью управляемых искусственным интеллектом.  Я отчетливо понимал, что те корабли которые сейчас оплатил и которые через год будут готовы, совершенно точно уступали тем, что за это время мне удалось разработать с нуля. Если нынешние были скорее переделкой на скорую руку, то новые могли нести гораздо более высокие перегрузки, были лучше защищены и бронированы, а это значит большую маневренность и выживаемость в бою.  По расчетам, новый фрегат управляемый кластером искинов, где каждый отвечал за свое направление в технике и вооружении, показывал уровень легкого крейсера, что было просто фантастическим результатом. Но никто никогда не даст мне построить такие корабли на верфях в Содружестве. И потому я уже заказал несколько промышленных принтеров, и по пять шахтерских и инженерных кораблей, хоть один тяжелый корабль за год успею построить. Само строительство корабля, будет проходить в трех системах отсюда, там есть еще залежи руд в низкой концентрации, ни шахтеров, ни корпорации они не интересуют так как не рентабельно добывать в трех системах такие руды, а вот для моих нужд будет в самый раз. К тому же астероидные поля скроют, не только добычу но и строительство самого корабля.
За это время мне все чаще стали приходить отчеты по уничтожению информации о поддельных личностях с носителей искинов. Это означало, что кто то явно встал на кукольный след. В принципе это и не удивительно столько разных махинаций было проведено. Но пока все было тихо, программы шпионы загруженные в искины полиции и службы безопасности стабильно присылали отчеты.

Патрульный корабль ВКС Содружества. Фронтир

Обычное патрулирование вылилось в двухнедельное преследование м капитан как и команда корабля испытывающие азарт охотника в первые дни уже порядком поуспокоились. Если в первые часы погони, экипаж был бодр и весел, то сейчас шла монотонная и рутинная работа навигаторов, которые раз за разом прокладывали путь за неожиданно юрким и быстрым кораблем контрабандистов. По идее они могли бы уже на третьем прыжке отказаться от погони, но приказ сверху был однозначно четким: «Преследовать нарушителей до точки невозврата». Это означало, что корабль должен был двигаться ровно до тех пор, пока для возвращения обратно хватало топлива и провианта. Естественно, большой военный корабль мог находиться в космосе месяцами, а такие рейдеры, как их, по полгода без захода в док. Капитан тяжело вздохнул и поудобнее уселся в своем кресле. Конечно, у них есть еще целых тридцать суток это не так и много, но он надеялся, что у более мелкого корабля топливо закончится еще раньше. Тот прыгал из системы в систему, все удаляясь от линии фронтира вглубь неисследованного космоса. Команда еще не знала почему тот корабль так ценен для командования, а вот капитану ясно сказали, без корабля и документов находящихся на нем он смело может подавать рапорт на увольнение. Перспектива так себе, и потому он последнее время ходил смурной и раздраженный.
Это был уже тридцать восьмой их прыжок, все порядком устали. Одно дело когда выход из гиперпрыжка происходит раз в несколько недель, команда приходит в полную боевую готовность и после выхода еще две недели идет сканирование и патрулирование системы. И совсем другое дело когда гипрепереходы идут один за другим, со сроком в пару дней, команда не успевает нормально отдохнуть, а постоянный вой тревоги действует на нервы даже самым спокойным членам команды. Конечно, они были воинским подразделением и привыкли к разным трудностям, но капитану даже думать не хотелось, что сделает досмотровая группа с экипажем преследуемого корабля.  На сороковом переходе, капитан начал заметно нервничать, этот мелкий корабль не должен был двигаться на такие расстояния, да и попытка уходя в дальний космос… На что рассчитывает экипаж, а главное, как планирует вернуться? Или у них там есть своя база, в таком случае их может ожидать горячий прием. Капитан особо не волновался, ведь военный рейдер был последнего, девятого поколения, и нес на себе вооружение которое могло разнести в клочья с десяток пиратских кораблей. Они, как правило, всегда были сущим старьем и хламом, способным нападать сворой на толстопузые транспортники и плохо защищенные караваны шахтеров, а уж на таком расстоянии от жилых систем и второстепенных трасс, даже можно и не мечтать встретить достойного противника.
После выхода из очередного гиперпрыжка, по судну раздалась всем надоевшая тревога, однако судно было военным и никакой вольницы не подразумевало. Экипаж уже был на своих местах в полной боевой готовности. Все инструкции гласили: «За десять минут до выхода из гиперпрыжка, экипаж приводится в боевую готовность и занимает свои штатные места». Что и было сделано. Когда пришло подтверждение, о нахождении в системе цели, по рубке раздались довольные возгласы и облегченные вздохи. Корабль находился практически на другом конце системы и предстояло пройти еще около шести часов, прежде чем можно будет начать штурм.

Абордажная команда погрузилась в десантные боты, а звено истребителей уже были готовы погасить вооружение противника при малейшем движении турелей. Однако, чем ближе подходили корабли, тем отчетливее приходили данные со сканеров, корабль казался мертвым, сопла двигателей были давно остывшими, а экипажа на судне не было.  За шесть часов, даже заглушив все системы, невозможно полностью убрать тепловой след, но его не было. И тогда капитан понял, что они наткнулись на действительно мертвый корабль. Что там произошло узнавать времени не было. Приказ был однозначным и требовал действовать. Однако законы Содружества никто не отменял, и капитан просто был обязан проверить странное судно. К тому моменту абордажная команда уже взломала переборку и проникла внутрь корабля. Судно было аграфской империи, и представляло собой скорее личный катер, чем боевое судно. Выживших на борту по первым признакам не было, картинка передаваемая скафандром командира штурмовиков, ясно показывала тела экипажа. Это действительно были аграфы. Уже поняв что отделаться не получиться капитан приказал, обыскать корабль на предмет криокапсул. Ему все больше не нравилось то, во что они вляпались. Ведь все, что связано с ушастыми - это явно не его уровень и всегда плохо пахло. Как бы потом, вообще, не только погоны но и жизнь не потерять. В мед отсеке нашлось восемь тел, все они были погружены в десантный бот, и отправлены на корабль, а за штурмовиками уже вылетел еще один челнок. Нельзя терять время, ведь гипервозмущения не будут ждать вечно, а без их сканирования невозможно будет поймать и беглецов.
Еще через два прыжка корабль военных вышел в ста километрах от преследуемого судна. С первого же вызова, как ни странно, последовал ответ. Видимо, беглецы поняли, что загнали себя в тупик. С экрана на сурового но довольного капитана, холодно смотрел представитель Аратанцев. Древние и постоянно воюющие соседи Содружества, отличались жестокостью и рабовладельческим строем. Капитан понял, что цель просто так не сдастся и скорее приведет системы самоуничтожения когда штурмовая группа будет атаковать корабль. А потому имея приказ: «любой ценой и методами – задержать!» использовал прототип секретного оружия. Новейшая система «СтанКС-00» была разработана и проходила обкатку в боевых действиях. Ее суть мало чем отличалась от обычного гражданского станера, разве что размеры и принципы работы были другими. Разогнанный до невероятной мощности и скорости импульс устремился к кораблю противнику. Не найдя препятствия в защитном поле луч достиг корабля и растекся по обшивке. Согласно характеристикам и инструкциям, еще два часа сорок минут все биологически активные существа будут без сознания.

Когда рейдер вернулся в порт приписки, пленных аратанцев сдали контрразведке, тем так и не посчастливилось прийти в себя, ведь их сразу погрузили в криокапсулы, где они и проспали весь путь. А вот аграфов наоборот сдали бережно на руки медикам. По данным сканирования их крио-сон длился около двух лет. Из-за чего могли быть проблемы, медики провели предварительные анализы, и не найдя никаких патологий, приступили к процессу перевозки. К сожалению, узнать личности без разморозки было невозможно, а потому командование решило просто передать их в ближайшее представительство Империи Аграф, не влезая в проблемы этой могущественной махины.
Через месяц капсулы были еще раз тщательно проверены и уже началась работа по приведению в чувства пострадавших. Начать было решено с самой дорогой капсулы, явно принадлежавшей владельцу или капитану судна. Крышка открылась, в капсуле еще витал сизый дым, а приводимый в чувства аграф уже вцепился в край капсулы и пытался подняться.
- Не торопитесь, вы долго провели в криосне, ваши мышцы еще не пришли в себя. – обеспокоенно заговорил врач
- Сколько – просипел железом голос аграфа
- Около двух лет, если верить данным капсулы, к сожалению электроника выгорела, но нам удалось взять пробы криогеля. – врач сделал паузу, а затем учтиво поинтересовался – Господин помнит как его зовут?
- Силас Крогх  – просипел железом тот же голос.
 



Артем Дем

Отредактировано: 15.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги