Хорошие дни

Размер шрифта: - +

Хорошие дни

Обычно облаву начинали на рассвете, когда отщепенцы ещё спят по своим норам. В это время они заторможены и не отличаются прыткостью. Но сегодня охота стартовала после полудня, и отряду пришлось побегать. Ловили на прикормленном месте в порту. Чумазые постоянно тянутся сюда в надежде поживиться чем-нибудь съестным из контейнеров. Раз в неделю отряд зачищает это место.

Сурганов в ловле не участвовал. После того как пригрели Молодого, он решил полностью посвятить себя обязанностям командира, а радость гоняться за добычей оставил подчинённым. Он остался у грузовика, наблюдая как его бойцы шныряют по контейнерному лабиринту.

Сегодня случился удачный улов - пара подростков и старик. С бабами опять не повезло. Передохли все что ли? В пацанов пришлось стрельнуть «паутинкой» и до машины их тащили волоком Бача и Лимон, старик брёл за ними сам.

 

- Эти гады с каждым днём всё тупее и тупее. Весь интерес пропадает, - пыхтя от ноши, бурчал Бача.

 

- Другое дело, если бы они засаду устроили и отстреливались, да? - поддел его Лимон.

 

- Нет. Но так тоже неспортивно.

 

- Естественный отбор - это спорт без правил. А мы действующие чемпионы, - с усмешкой заметил Сурганов. - Я прав, железяка? - обернулся он к стоящему у открытого кузова роботу.

 

Бача и Лимон смущённо улыбнулись и, опустив глаза, потащили свою добычу к машине. Они до сих пор побаивались робота-надсмотрщика, хотя тоже за глаза называли его и «железякой», и «узурпатором». Сурганов же с самого начала считал, что их новых хозяев не волнуют никакие прозвища, лишь бы они «сдавали мясо». Он отослал Молодого ещё раз прочесать территорию. Но в этом уже не было никакого командирского расчёта - просто на удачу.

Сурганов подошёл к старику. Его усадили на землю рядом со скрючившимися в вязкой пластиковой паутине подростками.

 

- Здоров, отец, как жизнь? Угощайся, - он протянул старику, недоеденный, шоколадный батончик.

 

Старик молча отвернулся. Сурганов, не смутившись, продолжал держать свою руку у его лица.

 

- Очень питательная штука. Бери. У нас такого добра много, а ты оголодал, я же вижу. Вас только трое или ещё есть?

 

Вопрос Сурганова прозвучал весело и непринуждённо, но старик продолжал смотреть в землю. Рядом заворочались, стянутые сетью, мальчишки. Они оба, не отрываясь, следили за рукой Сурганова, держащей еду. Старик заметил их голодные взгляды и тихо бессильно заплакал.

А Сурганов вдруг вспомнил и этого угрюмого старика и двух его молчаливых внуков. Год назад, когда всё началось, он был у него дома.

***

В тот день Сурганов работал «на выезде», - они с напарником описывали имущество неплательщика по месту жительства. Тем неплательщиком и был старик. Он растил двух внуков, оставшихся на его иждивении после смерти сына и невестки. Пенсии им хватало только на еду и с неизбежностью наступил день, когда долги за коммуналку выросли настолько, что встал вопрос о выселении. Этот долгий пыточный процесс должен был осуществлять младший судебный пристав-исполнитель Сурганов. Сегодня ему предстояло всего лишь описать всё мало-мальски ценное в квартире, что-нибудь забрать, выписать ворох повесток и в течение полугода совершать сюда внезапные набеги на тот случай, если у должника появиться ещё что-нибудь, чем может поживиться государственная машина. И только после долгих месяцев мытарств, официального грабежа и унижений, старик с внуками подлежал списанию в барак на краю города.

Но в тот день «клиенту» неожиданно повезло, - в городе вырубился свет. Прождав полчаса Сурганов с напарником составили протокол, официально пообещали пенсионеру вернуться и собрались обратно в службу. Тут выяснилось, что чудесным образом разрядился не только аккумулятор в служебном автомобиле, но и батареи сотовых телефонов.

Так странно началось вторжение. Внезапно человечеству запретили пользоваться электричеством. Словно какой-то более высокопоставленный пристав дёрнул главный рубильник и отключил всю планету за неуплату. Электричество кончилось тотально и во всём. Его нельзя было добыть из батареек и аккумуляторов. Генераторы впустую жгли солярку, не давая ток в провода. Солнечные батареи бесполезно ловили дневной свет. А свечи в моторах позабыли про искру.

Ещё несколько дней оставалась надежда, что проблемы носят временный характер. Сурганов, как многие, продолжал приходить в отдел. В первый день их пытались заставить работать без компьютеров по бумажным протоколам. На второй день те, кто пришёл, просто стояли и курили в коридоре в ожидании новостей. На третий день пропало начальство. К обеду самые активные взломали оружейку и разобрали штатные стволы. Сурганову достался ПМ и девять патронов. В своём кабинете он переоделся в гражданское, сунул пистолет за пояс и вышел на улицу выживать. О старике он больше не вспоминал.

***

В конце концов Сурганов обосновался в здании районной больницы их небольшого города, отбросив идею двинуться пешком в краевой центр, как поступило полуорганизованное большинство. Он предпочёл остаться и методично обшаривать опустевшие многоэтажки, чем нелепо надеяться, что в большом городе их зачем-то ждут. Мародёрство очень походило на его прежний род занятий – шаришь по квартирам в поисках ценного имущества, но только без ксивы.



Филипп Ли

Отредактировано: 09.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги