Хозяин озера.

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая.

                                    Глава восемнадцатая.

 

   Вернулась Полина счастливая! Дверь в дом оказалась не заперта. Наверное, Вера Петровна ждала ее допоздна. А теперь спала. Полина поправила сползшее одеяло и ушла к себе в комнату. Переодевшись в ночную рубашку, она думала, что сразу уснет. Но голова, занятая мыслями о любимом, тело, еще помнившее поцелуи на своей коже, отказывались уноситься в мир снов. К тому же яркие солнечные лучи, осветившие всю деревню, пробрались в комнату, сделав ее светлой. И только покрутившись около часу, молодой организм расслабился и уснул.

   Полина не слышала, как вернулись Оля с Сашей, и даже не отреагировала на приход участкового. Где-то в глубине сознания, она чувствовала, что до нее пытаются добудиться. Но усталость крепко держала ее в своих объятиях и не выпускала из мира сновидений. Слишком долго она бодрствовала накануне, много нервничала.

   Проснулась Полина в полной тишине. Открыв глаза, она столкнулась с солнечным лучиком, игриво освещающим половину ее лица. Девушка зажмурилась от яркого света и села. Прислушалась. Где все? Полина натянула шорты, маечку и вышла на кухню. На столе в миске лежали блины, а рядом записка, в которой говорилось о том, что Оля и Саша дают показания в полиции, а Вера Петровна уехала с соседкой в Березки до вечера. Полина перевела взгляд на стену, там, где висели часы. Да, время обеда. Хорошо она поспала.

   Девушка позавтракала или пообедала, неважно. Задумавшись, она встала у окна, наблюдая за дракой воробьев на дереве. Интересно, что подумал Петр, проснувшись утром и не обнаружив Полину? Чем грозит ей побег? Возвращаться в обезьянник не хотелось. Она не преступница. Не смотря на ненависть к художнику, убивать его не собиралась. Надо явиться в полицейский участок, конечно, о монстре в татуировках говорить нельзя. Тогда как нож оказался в теле художника? Что расскажут Петру Оля и Саша? Полина заволновалась, выпила чашку чая и вышла на улицу.

   Спускаясь с крыльца, девушка услышала грохот со стороны озера. Она застыла, не зная, что делать. Но, заметив бегущих местных жителей в сторону грохота, последовала их примеру. На ногах у Полины были шлепанцы, которые без конца спадали с ног, то один, то другой. Рассердившись, девушка схватила обувь в руки и побежала босиком. Но у озера все равно оказалась последней.

   Гул, исходящий от тракторов, заглушал уши. На правом берегу во всю силу кипела стройка. По сравнению со вчерашним днем появились вбитые в землю на одинаковом расстоянии друг от друга столбы. Видимо, бизнесмен решил не ограничиваться одними лежаками, а построить что-то более грандиозное. Полине не понравилось, что затронули деревья по краю леса, три тонких ствола безжалостно вырваны из земли.

   - Ох, что творится, - качала головой местная жительница, Полина не знала ее имени, - зачем деревья-то трогать?

   - Совсем обнаглели, где Петр, пусть остановит безобразие, - кричали в толпе.

   - Да что он сделает? Кто ему позволит? Сама администрация нашего района дала добро на строительство.

   - Смотрите, а что с озером?

   Толпа обернулась к воде. Полина тоже. Вода приобрела какой-то темно-синий цвет. Девушка впервые видела такое преображение. Появились волны, самые настоящие, как на море. Полине показалось, что озеро живое, оно злится. Волн становилось все больше и больше. А высота выше. И вот волны уже выходят на берег, окатывают рабочих, снова возвращаются в озеро, чтобы через несколько секунд с новой силой обрушиться на стройку. Местным жителям тяжело верилось в происходящее. Волны удивительным образом выкатывались лишь на правый берег, а толпу зевак из Сосновки, не коим образом, не касались. Рабочие стали вскрикивать.

   - Что с ними? – удивился Савелий Петрович.

   - Может, вода слишком холодная, - предположил дед Степан.

   Гул затих, потому что моторы тракторов отключились. Рабочие бегом устремились прочь от берега. Вдогонку им послышались издевающиеся выкрики от местных жителей.

   - Бегите, бегите… Прочь от нашего озера… поделом вам… нечего строить дом отдыха…

   Рабочие уносились все дальше. А волны успокаивались. Высота снижалась, вода светлела. Полина завороженно наблюдала, как темно-синий цвет становился нежно-голубым как небо. А вскоре вода застыла. У Полины возникла ассоциация с гладким зеркалом без единой царапинки, которое отражало красоту неба.

   - Существуют же чудеса на свете, - вымолвила Маргарита Ивановна, вытирая слезы. – Сколько живу в Сосновке, а таких волн не видела.

   -  Это точно, неужто хозяин озера вышел на защиту своего дома… думаете, он существует… конечно. Он наш защитник… - со всех сторон слышалось в толпе.

   Полина, гордая за любимого, улыбнулась. Ей хотелось кричать, да Лучезар существует, он очень хороший, никого не топит, а уважает людей.

   Со стороны Сосновки приблизился Петр.

   - Что опять за собрание? - недовольно воскликнул он.

   Толпа наперебой кинулась рассказывать ему события, развернувшиеся на озере. Выслушав и проговорив свою любимую фразу «разберемся», он наказал местным жителям заняться собственными делами. А сам, заприметив Полину, направился к ней.

   - Здравствуй.

   - Добрый день, - улыбнулась Полина.

   - Как ты открыла дверь? – не ходя вокруг да около, спросил участковый.

   - Несколько раз подергала ручку, дверь и открылась. Вы спали на своем рабочем месте, - призналась Полина.



Алиса Янтарская

Отредактировано: 28.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги