Хранитель Порядка.И каждому воздастся

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Королевская воля не знает границ.

Не ведает страха и боли.

И ей всегда мало склонившихся ниц,

Ей дай насладиться кровью.

 

Тебе, мой Король, дозволено все:

Ты властвуешь и разделяешь.

Улыбка твоя – словно смерти оскал,

Ты знаешь, что не проиграешь.

 

Увы, мой Король, не вечно тебе,

Тиранить страну деспотизмом.

Ты телом владеешь, но не душой,

И когда-нибудь будешь изгнан.  

 

«— Дед, ты точно уверен, что Король не в курсе моих поисков?»

Связываться с наставником и дедом в одном лице в этот раз мне было еще страшнее, чем обычно, и я с затаенным дыханием слушала его ответы. Пусть и раньше, когда мы связывались с ним по ментальной связи, дед уверял меня, что в Ворцигене никто и знать не знает о моих поисках, но все же, возвращаться сюда было очень опасно, а теперь, перед балом – и подавно.

«— Еще раз тебе повторяю — нет. Не знаю, как, но Семертрилл проделал все без лишнего шума и о том, кто ты сейчас по-прежнему мало кто знает».

«— А поиски?»

 «— Свернул. Не знаю, на время или нет, но пока руки у тебя относительно развязаны. Огонек… все будет хорошо. Вы все продумали, не волнуйся».

 Я лишь вздохнула. Верить, конечно, хотелосьНо только с чего бы Семертриллу вот так оставить меня в покое? Не затишье ли это перед бурей? Или, может, он придумал какой-то особый план, как заманить меня в ловушку?

«— Деда, ты так и не расскажешь, где ты и кто тебе помогает в поисках артефактов?»

В каждом нашем разговоре Нортред упоминал о своей команде и о том, чем они занимаются, но всегда отказывался назвать свое место локации.

«— Могу лишь сказать, огонек, что, возможно, мы скоро увидимся».

Дед был предельно короток. Видимо, времени на разговор у него было совсем мало.

«— У меня к тебе просьба.. Мне очень нужна информация по роду Элла. А конкретно – кто из Асловиэттов имел внебрачную связь. Я понимаю, что это практически невозможно выяснить – эльфы слишком хорошо подчищают за собой подобного рода нарушения. Но у кого-то из них остался от этой связи ребенок. И мне нужно знать, у кого. Это очень важно».

«— Хм… Что-то мне подсказывает, что ты нашла этого ребенка… иначе бы не спрашивала».

«— В общем, ты прав. Но я прошу тебя держать это в секрете пока что. Особенно перед км-то из лесного народа. Для ребенка они либо не опасны, либо опасны чрезвычайно. И мне нужно разобраться».

«— Хорошо. Я попробую тебе с этим помочь».

«— Спасибо. Для нас есть еще какая-нибудь информация?»

«— Пока нет. Но будь предельно осторожна и держи своих демонов при себе. Нельзя, чтобы кто-то их заметил раньше времени. До встречи, огонек».

«— До связи, наставник».

На этом контакт разорвался, и я устало откинулась на спинку кресла.

— Ну, что?— не терпелось узнать Нору.

— Вам двоим не высовываться,— имела ввиду демонов, находившихся во время «переговоров» с родственником в спальне, а, открыв глаза, увидела и притаившуюся у входа Аллайю.— Тебе, в общем-то, тоже, малышка. Ну, и, самое главное – путь по-прежнему свободен.

— И чего ты тогда прохлаждаешься? – поднялся со своего места Данталион.

— А что я должна делать? – не поняла я вопроса.

— У тебя бал через несколько часов, а ты не знаешь, что нужно делать?— сама не заметила, как демон потащил меня в свою комнату. Интересно, зачем?— Не думал, что из тебя такая никудышная леди выросла.

— Что? – еще больше недоумевала я, окончательно запутавшись.

А тем временем, мы пришли. Аллайя и Нор заинтересованно семенили следом, причем, демон гаденько подхихикивал. Что-то знает и предпочитает молча наслаждаться представлением? Вот она, сила дружбы.

Комната, которую занимали друзья из Хаоса, оказалась точной копией наших с Али «апартаментов» — две кровати по обе стенки, небольшой стол, тумба для вещей, небольшое зеркало на ножках, маленькое окно.

Я не понимала, зачем меня сюда привели и что происходит ровно до тех пор, пока демон не стал доставать и раскладывать на столе различные «пыточные», как я их называю, принадлежности, которыми обычно пользуются мастера преображения. Конечно, я никогда не чуралась ухаживать за собой, но те ребята, с которыми меня свела судьба в столице во дворце Короля, на всю жизнь отбили мне охоту к подобного рода процедурам.

Все дело в том, что мастера преображения — люди слишком рьяные. Та парочка, что была приставлена ко мне Его Величеством во время моего последнего визита в столицу, непроизвольно заставляла вздрагивать при каждом их появлении. Каждая их процедура начиналась с помывки «пыльной гусеницы», как говорили мои экзекуторы. Меня натирали жесткими щетками, втирали в кожу разные смеси, настои, мази, масла так, что мне казалось, сдирают кожу живьем. Дальше обязательным пунктом шел массаж, подобный выламыванию костей, но «пыльной гусенице» приходилось, молча, скрипя зубами, все это терпеть и не показывать своих слабостей.



Наталия Кельт

Отредактировано: 01.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться