Хранитель Порядка.И каждому воздастся

Размер шрифта: - +

Глава 14.

В лучах милосердия стоять не привыкли.

А власти и славы – пожалуй,

Ведь в этом и суть. От «спасибо» отвыкли,

Все близим свой век к финалу.

 

Пороки, пороки и грех. И паденье

Нас ждет. Но мы уже здесь, мы внизу.

На дне своих мелочных грез вожделенных -

За это гореть в Аду.

(Прод.-гл.15) 

 

— Таким образом, осмелюсь предположить, что именно эта раса является зачинщиком и виновницей наших сегодняшних недоразумений,— завершил свой доклад герцог Онесский - глава одного из влиятельных Родов Ворцигена, утер абсолютно лысую макушку шелковым платочком и поспешил на свое место в уютное кресло за столом.

— ТО есть для Вас, милейший, угроза существования всех разумных рас является

лишь «недоразумением»?— задала насущный вопрос леди Бьетта.

Леди Бьетта — не столь родовитая в сословной иерархии, как остальные, ныне присутствующие на Совете, но мужественно державшая в нежных женских руках самый опережающий по своей многочисленности Род. Милейшая женщина, надо сказать, когда дело не касается ее личных интересов. А таких, которые леди с легкой руки вносит в круг «своих личных», как оказалось, огромное множество…

— Позвольте, не все разумные расы находятся под угрозой в данный момент. Насколько известно, люди до сих пор нападениям не подвергались…

— И как, позвольте узнать, вы можете наверняка утверждать это?— не выдержала я и поднялась со своего места.

Совет длился без малого несколько часов, и голова моя в скором времени грозилась разорваться . Главной темой сегодня, конечно же, стала одна из моих многомесячных проблем. А именно — кто организовывает эти чертовы нападения и как уличить в этом злодея. Сначала мне было даже весело наблюдать за нелепыми предложениями и гипотезами этих, с позволения сказать, советников Короля. Нет, были, безусловно, и достойные люди, с которыми вести спор или обсуждать предложения было только в удовольствие, но некоторые… Как, например, этот герцог Онесский, который половину часа расписывал свою идею и пытался всем присутствующим доказать, что в нападениях и «злом умысле против светлых разумных рас» замешаны именно демоны. Первое время я еще пыталась терпеть и дослушать речь, но к концу этой нелепицы пришлось неслабо сдерживаться, дабы не трансформироваться, или, еще хуже, не выпустить Дар на волю.

— Люди, как всем известно — самая многочисленная раса на сей день,— продолжила я.— А, значит, что, если и были нападения, то отследить их с вами мы никак не можем. Так как, Вы, уважаемый герцог, можете утверждать, что и наша раса не под угрозой? А если так, то не навело ли это Вас на какие-нибудь подозрения? Почему бы кому–то из людей не быть замешанным в этом грязном деле? К примеру. И заметьте, я дела эти выводы исключительно из вашей же логики. А что демоны? Мне просто интересно, почему из всех других рас – многие из которых также остались нетронутыми,— вы выбрали жертвами своих теорий именно расу, существующую в другом мире и совершенно противоположную Порядку? Демонам нет дела до нас, я вас уверяю, и если бы вдруг, когда-нибудь, им захотелось как-то расправиться с живущими на Виории народами, то навряд ли они для этих целей выбрали столь странный и сложный способ. Это не говоря уже о том, что Врата Хаоса закрыты. Так что вы нелогичны, дорогой мой герцог. На этом у меня все.

— Присоединяюсь,— не стройный хором поддержали мою речь несколько членов Совета – именно те, кого я заприметила в качестве действительно стоящих советчиков.

— Вам нужны доказательства?— вскричал, вскакивая со своего кресла Онесский.— Будут вам доказательства! С Вашего позволения, Ваше Величество.

На просьбу герцога Радмир благосклонно склонил голову, и в тот же момент двери Зала для Совещаний Совета открылись, и внутрь внесли две огромные клетки, а в них…


Я перестала дышать, как только отворились двери и стражники, натужно пыхтя, внесли в зал клетки. Я сразу почувствовала в них «своих». Не знаю, как, но почувствовала. Демоны… Как они попали к одному из советников Короля? Эти мысли пронеслись в одно мгновение, пока я не поняла, что в клетках не просто демоны, а мои демоны. Дальше разум затопила жгучая ярость. КАК они посмели?!

Еле живые, в неглубоких, но многочисленных ранах и ссадинах, Олейонор и Данталион находились глубоко без сознания.

— Они подвергались пыткам?— не своим голосом спросила я, вставая с места.

— Пыткам? О нет, что вы, моя дорогая. Пытки только впереди. А это…— герцог указал, очевидно, на внешние видимые повреждения на телах,— Мы только разминались.

— Разминались, значит,— прошипела я и в одно мгновение оказалась рядом с клеткой Нора. Прикоснулась к солнечному сплетению, даря свою энергию и исцеление.

— ЧТО Вы… Что…Что это вы делаете? Безумная! – завизжал Онесский, видя, что его пленник приходит в себя, а раны очень быстро заживают. И почему, интересно мне, регенерация не сделала свое дело раньше?— Ваше Величество! Охрана! Уберите ее, уберите!

Но никто ничего сделать не успел — набежавшая толпа стражников один за одним осыпалась на пол, словно игрушечные солдатики, опрокинутые навзничь одним мановением моей руки. Несчастный герцог замолчал, видимо, под впечатлением от моей неслыханной наглости или демонстрации силы, что более вероятно. Даже Радмир, пораженный, снова занял свой трон, не сделав и пары шагов в мою сторону, и молча продолжил наблюдать, впрочем, как и его советники. Я же направилась к Дану, как только убедилась, что наследнику Хаоса больше ничего не грозит.



Наталия Кельт

Отредактировано: 01.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться