Хранительница Ее Высочества

Размер шрифта: - +

Глава 1. Отражение

«Святые Хранители, позаботьтесь о принцессе!»

Молиться о благополучии того, кто тебя ненавидит – то еще удовольствие, скажу я вам. В этом деле требуется смирение, граничащее с самоотречением. Мне до таких духовных высот еще расти и расти. Для начала стоит хотя бы искренне простить ее. А это непросто.

Впрочем, я нашла способ сделать молитву действенной. Обращаясь к высшим силам, я прошу за себя. Чем дольше жизнь принцессы будет оставаться безоблачной, тем дольше проживу я. Небольшая перестановка слагаемых хорошей молитве не повредит. В конце концов, до сих пор все прекрасно работало! Хранители все видят, они на моей стороне.

Я поймала на себе прожигающий взгляд принцессы, но сделала вид, что не заметила. Даже наследная принцесса не имеет право вмешиваться в молитву жрицы Хранителей. Что поделать, не могу отказать себе в удовольствии лишний раз позлить ее высочество! Соблазн затянуть разговор с Хранителями до бесконечности был велик, но суховатое покашливание за моей спиной прозвучало выразительнее любой угрозы. Старший жрец ухитрялся видеть меня насквозь и всегда пресекал любую попытку бунта против принцессы.

– Дела земные ничуть не меньше заслуживают твоего внимания, дитя, – только глухой не заметил бы в скрипучем голосе Старшего откровенной насмешки. Мне ничего не оставалось, кроме как оторвать, наконец, глаза от звездного неба и перевести их на монаршую особу.

Мне по рангу не положено обращаться к Хранителям иначе чем стоя на коленях, поэтому пришлось смотреть на принцессу снизу вверх. А так как протоколом запрещено вставать или садиться в присутствии монарха, то мне следовало выслушивать ее, не меняя позы. До тех пор, пока она не позволит встать. Спорю на недельный жреческий паек, она ни за что этого не сделает!

Холеное личико ее высочества не выражало никаких эмоций. Увидь я принцессу впервые, легко бы спутала со статуей ее божественной пра-пра-прабабки, Арелии Лучезарной. Тот же чистый без единого изъяна лоб, такой же миндалевидный разрез глаз, и высокомерно изогнутая линия губ. Разве что в облике правнучки чуть больше красок, чем может передать сияющий розенский мрамор. Например, яркие аметистовые глаза, которые отличают королевскую кровь и неизменно воспеты в каждой песне о правителях Акато-Риору. Только глаза были живыми на этом каменном лице, и сейчас в их потусторонней глубине бушевал настоящий шторм.

– Что вам угодно, Ваше Высочество?

– Мне угодно, чтобы ты присутствовала на встрече с послами О-Диуры, – холодно сообщила принцесса и, не добавив больше ни слова, развернулась и зашелестела длинным шлейфом в сторону высоких дверей святилища. За ней устремилась маленькая служанка, торопливо подхватывая «хвост» монаршего платья, чтобы ее высочество ненароком не оступилась в спешке.

Я незамедлительно поднялась с колен, одернула смятую юбку. Если не хочу получить еще один нагоняй, нужно поторопиться. Но стоило мне сделать шаг, как сухие пальцы наставника впились мне в локоть.

– Ты не забыла, дитя, кому служишь? – Водянистые глаза старика подозрительно сузились.

Ну началось. Еще не хватало прямо сейчас выслушивать нотации. Эдак принцессе придется без меня беседовать с делегацией О-Диуры… что, в принципе, она уже много раз делала прежде. С торговой империей нас связывали давние, почти родственные отношения. С чего ее высочеству вдруг понадобилось мое присутствие?

Наверное, замешательство отразилось на моем лице, поэтому Старший внезапно рассердился.

– Неразумная! Твоя жизнь принадлежит принцессе Эсстель. Ты должна помнить это каждое мгновение!

Угу. Спасибо, что напомнил. Я послушно склонила голову, пряча лицо от цепкого взгляда наставника. Щеки наверняка вспыхнули огнем, как озерная гладь на закате. Не раз и не два я завидовала железной выдержке принцессы, на лице которой никогда и мускул не дрогнет, хоть целый день ее доводи. Моя же физиономия, вне всяких сомнений, создана для того, чтобы каждая эмоция на ней прописывалась вооот такими огромными буквами. Чтобы даже самый подслеповатый пахарь с дальних границ королевства мог прочитать, о чем я думаю.

– А теперь иди, дитя, – напутствовал меня старый жрец. – И побойся Хранителей, если принцесса пожалуется мне на твое поведение.

Я подхватила белую юбку жреческого платья и поспешила удрать от сурового наставника, пока тот не передумал меня отпускать. С него бы сталось. Тема моего долга – его любимая лошадка, с которой он может часами не слезать. Хотя на мой вкус история чересчур мрачная…

Я отмахнулась от неприятных мыслей. К чему лишний раз бередить старые раны? Не снижая темп, проверила, не забыла ли с вечера пристегнуть к лодыжке ножны с Иглой. Конечно, вряд ли она понадобится во время переговоров с союзниками, но ведь в таком случае можно обойтись и без меня! Если подумать, то о-диурцы достаточно щепетильны в вопросах веры. Сами они молятся Создателю, а наши Хранители их порядком раздражают. При том, что формального повода объявлять крестовый поход у них нет – мы признаем Создателя, хотя молитвы возносим только своим святым. Так что принцесса поступает опрометчиво, раз настаивает на том, чтобы я лишний раз мозолила глаза вспыльчивым о-диурцам своим жреческим одеянием.

Принцесса ждала меня у дверей Тронного зала. Я чуть было не пролетела мимо нее по коридору, так как ожидала, что беседа будет проходить в Малом зале Совещаний, как обычно. Пришлось делать крутой вираж, чтобы не показалось, будто я нарочно пропустила нужный поворот, чтобы позлить принцессу.

При первом же взгляде на ее бледное решительное лицо все сомнения отпали. Принцесса Эсстель знает, что делает. Ее можно упрекнуть во многом, но только не в опрометчивости. Даже если ее цель – просто позлить послов, она в полном праве делать, что заблагорассудиться. Только Король Эриен может урезонить ее, а вовсе не я. Небрежным жестом наследница древних королей-богов поправила сложную прическу и попросила стражников отворить двери. Вышколенные гвардейцы в унисон щелкнули каблуками начищенных сапог и потянули за ручки створок – каждый со своей стороны. Изящно придерживая двумя пальчиками тяжелую тускло мерцающую в полумраке юбку, принцесса вошла в Тронный зал, а мы с маленькой служанкой последовали за ней. Я помогла девочке тащить шлейф, за что заработала теплый взгляд, полный молчаливой признательности.



Сайфер

Отредактировано: 26.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги